08 Августа 2017 г.

Конгресс США объявил войну российскому газу. Какими будут последствия?

Конгресс США объявил войну российскому газу. Какими будут последствия?
Конгресс США
Фото: farmlandgrab.org

Подписав 2 августа 2017 г. закон № 3364 «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (Countering America's Adversaries Through Sanctions Act), Дональд Трамп вопреки своей воле оформил приговор российско-американским отношениям, причем на довольно длительный срок. Хотя президент США обвинил Конгресс в ограничении полномочий главы исполнительной власти и в ухудшении отношений с Россией, внутренние обстоятельства вынудили его подписать закон, «во имя национального единства». Неизбежно ближайшие недели и месяцы все ведущие СМИ и аналитические порталы будут уделять особое внимание политическим последствиям данного шага, однако также следует рассмотреть, как скажется новый раунд санкций на энергетическом секторе, ведь ему, по сути, Конгресс объявил войну, в особенности российскому газу.

                Санкции в отношении российского энергетического сектора применяются уже не первый год, фактически сразу после присоединения Крыма к Российской Федерации Вашингтон ввел ряд ограничительных мер. Таким образом, Закон «О поддержке свободы Украины» уже предполагал финансовые санкции в отношении «Газпрома», высказывался за способствование развитию энергетического сектора Украины и призывал добиваться максимальной энергетической независимости Украины от российских энергоресурсов. Также вводились ограничения по средне- и долгосрочному финансированию в отношении государственных энергетических концернов России, а также доступа к американским технологиям по глубоководным, арктическим и сланцевым проектам в России.

Новые санкции представляют собой своеобразную надстройку к предыдущим и потенциально касаются существенно большего числа участников рынка.

Наиболее громкое нововведение заключается в положении (статья 232) о возможности введения санкций в отношении любого юридического лица, которое участвует в «строительстве российских экспортных трубопроводов, их обслуживании, поставляет товары, технологии, информацию или другого рода поддержку для их строительства».

Таким образом, под действие положения подпадает швейцарская Allseas, крупнейшая компания в мире по укладке подводных трубопроводов и прокладывающая как «Турецкий поток», так и «Северный поток-2». Действие положения направлено исключительно на выдавливание России с газового рынка Европы.

Выход за пределы юрисдикции Соединенных Штатов наблюдается и в случае возможности наложения санкций на любое лицо, участвующее в приватизационных механизмах в России или проинвестировавшее более $10 млн в активы, в которых есть государственная доля. Кроме того, срок максимального финансирования компаний энергетического сектора сокращен с 90 до 60 дней.

                Устанавливаемый порог допустимого долевого участия российских компаний в международных проектах – 33%, выше которого американским компаниям грозят санкции, – это символическая мера, ведь перспективы сотрудничества нефтегазовых мейджоров двух стран и так сведены к нулю. После того как министерство финансов США оштрафовало ExxonMobil за подписание ряда документов с «Роснефтью» в мае 2014 г., пространство для новых сделок сузилось окончательно.

На данный момент имеются опасения, что действие закона может касаться и тех проектов, которые были запущены до принятия документа – например, на румынском шельфовом блоке Trident «ЛУКОЙЛ» сотрудничает с американской компанией PanAtlantic (18% долевого участия).

                Наибольший конфликтный потенциал закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» наблюдается в отношении европейских нефтегазовых компаний.

Новые санкции Вашингтона стали экстерриториальными и согласно их положениям власти США имеют право штрафовать европейские компании за участие в проектах, строящихся на территории Европы, лишь за то, что в них также участвуют российские компании. Германия и Австрия уже выступили с совместным коммюнике по неприемлемости вмешательства во внутренние энергетические дела ЕС, промышленное лобби Франции и Нидерландов подтолкнет правительство этих государств к аналогичным мерам в случае необходимости.

Страны Европейского союза могут потребовать от властей США официального исключения из-под действий закона (Вашингтон вряд ли согласится) или могут в одностороннем порядке запретить санкционирование европейских компаний.

Даже учитывая позицию Польши и других государств, желающих воспрепятствовать строительству «Северного потока-2» и прочих трубопроводных проектов из-за неминуемой потери транзитных поступлений, Брюссель, в течение десятилетий стремившийся позиционировать себя в качестве единственно приемлемого «установщика» правовых норм на территории стран–членов, вряд ли прислушается к их мнению.

Расширенный список внешнеполитических установок США в отношении энергетической безопасности Украины, однако, выявляет недостатки принятого закона.

На все мероприятия в отношении обеспечения энергобезопасности Украины на период 2018-2019 гг. будут выделены лишь $30 млн, в то время как Фонд по противодействию российскому влиянию в Европе и Евразии будет на аналогичный период обладать бюджетом в $250 млн.

Из этого вытекает, что Конгресс США намеревается добиться результатов в энергетической сфере в первую очередь посредством политического давления, а не инвестиций в энергетический сектор Украины. Соединенные Штаты не берут на себя никаких обязательств в отношении украинских энергетических активов, более того, касательно проблемных зон, например, восстановления изношенной газораспределительной системы Украины, и вовсе тишина.

Вашингтон преследует три основные цели в отношении Украины: наращивание добычи внутри Украины, ее включение в общеевропейские механизмы транспортировки и минимализацию российского присутствия на Украине.

В принципе, каждая из этих целей может оказаться выгодной для американских компаний, тем более что статья 257 напрямую говорит о желательности экспорта американских энергоресурсов. Американские нефтегазовые компании добывают газ на украинской территории (хотя добыча растет только у подконтрольной Р. Ахметову группы «ДТЭК»), подключение Украины к СПГ-терминалу в Польше также сулит ряд возможных сделок для американских производителей. Помимо всего прочего, Конгресс выступает и за приватизацию принадлежащих государству энергетических компаний Украины – выгода может присутствовать и здесь.

                Таким образом, можно смело ожидать, что благодаря действиям Конгресса нахождение у власти Д. Трампа ознаменуется не меньшим накалом страстей, нежели в эпоху предыдущего президента, Б. Обамы. А что касается российского газа – хотя ему и была объявлена война, он как ни в чем не бывало продолжает поступать в Европу, Азию и другие регионы мира.

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

₽6,9 млрд

составит объем бюджета Союзного государства Беларуси и России в 2018 г., что эквивалентно примерно $118 млн. В 2016 г. бюджет интеграционной структуры был реализован в объеме ₽4,7 млрд (около $83 млн).