14 Августа 2018 г.

«Конституция Каспия»: как разделили Каспийское море

«Конституция Каспия»: как разделили Каспийское море
Президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Ирана Хасан Рухани, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент России Владимир Путин и президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов на Пятом Каспийском саммите. Актау, 12 августа 2018 г.
Фото: kremlin.ru

12 августа президенты пяти прибрежных стран на Пятом Каспийском саммите в Актау подписали Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Данное событие стало историческим итогом переговоров, продолжавшихся с 1996 г. Подписанный документ президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и вовсе сравнил с «конституцией». Вместе с тем, принятие Конвенции не означает снятия всех вопросов относительно взаимодействия в регионе. Анализ основных итогов Пятого Каспийского саммита, содержания принятой Конвенции, и перспектив решения оставшихся вопросов странами региона – в материале «Евразия.Эксперт».

Планы и прогнозы


Об определенности с подписанием каспийской Конвенции в Актау стало ясно уже в конце июня этого года, когда в российских СМИ появилась вполне определенная информация о завершении процесса согласования ее текста. Тогда же стали ясны и основные параметры документа, который, вопреки ожиданиям, отнюдь не разрешал всех спорных вопросов по разделу этого богатого нефтегазовыми ресурсами водоема. 23 июня «Коммерсант» со ссылкой на портал правовой информации сообщил, что правительство РФ одобрило текст конвенции и предлагает президенту его подписать. На этом же портале ненадолго появился сам текст конвенции, с которым удалось ознакомиться изданию.

По предварительным данным акваторию Каспия планировалось разделить на территориальные воды, внешний периметр которых будет являться госграницей, рыболовные зоны и общее водное пространство. Разграничение дна и недр проект конвенции объявлял предметом двухсторонних договоренностей. Как пояснил 9 августа статс-секретарь, заместитель главы российского МИДа Григорий Карасин, у Каспия, который в силу своих физических и географических особенностей не может считаться ни морем, ни озером, будет особый правовой статус: дно будет делиться на национальные сектора, а статус водной толщи будет другим.

Специфика раздела


Подписанная 12 августа Конвенция о правовом статусе Каспийского моря действительно делит его на три основные части: территориальные воды, простирающиеся от берега на 15 морских миль, прилегающую к ним рыболовную зону шириной 10 миль и общее водное пространство. Территориальные воды считаются морской границей государства, а в рыболовной зоне оно располагает исключительными правами на рыбный промысел. «Судоходство, рыболовство, научные исследования и прокладка магистральных трубопроводов осуществляются по согласованным сторонами правилам, – сообщает пресс-служба российского президента, – При реализации масштабных морских проектов в обязательном порядке учитывается экологический фактор».

Подтвердилась и информация о том, что разграничение южной части моря, где расположено большинство спорных месторождений, вынесено за рамки конвенции.

«Разграничение дна и недр Каспийского моря на секторы осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм международного права…», – гласит пункт 1 восьмой статьи Конвенции. По словам президента Азербайджана Ильхама Алиева, принятие конвенции о правовом статусе Каспийского моря поможет завершить процесс разделения его дна и поверхности между прикаспийскими государствами. «Как фундаментальный нормативный документ Конвенция определяет общий правовой режим Каспийского моря, – заявил он, – Определение правового статуса Каспийского моря будет способствовать завершению разделения между сторонами его дна и поверхности в соответствии с принципами и нормами международного права».

Таким образом, для постройки Транскапийского газопровода Баку и Ашхабаду предстоит вначале договориться не только друг с другом, но и с Тегераном, у которого есть свой взгляд на раздел Южного Каспия.

Разграничить его три государства не могут уже четверть века, и перспектива строительства газопровода в этих условиях выглядит довольно туманной. Кроме того, существуют сомнения и относительно экономической целесообразности проекта. Строительство Трансаналолийского газопровода, продолжением которого должен стать Транскаспийский, обошлось в $45 млрд, что ставит под вопрос окупаемость проекта. По расчетам экономистов, газопровод через Каспий окупится при объеме поставок не менее 30 млрд. куб. м. в год, для которых в Южной Европе сейчас нет рынка сбыта.

Море для пятерых


Успехом России стало включение в конвенцию пункта о запрете размещения на Каспии военных сил некаспийских стран, что позволит предотвратить появление здесь военных баз США и НАТО. Показательно, что президент России Владимир Путин в ходе своего выступления на саммите отметил этот пункт конвенции одним из первых. «Важно, что Конвенция четко регламентирует вопросы необходимых разграничений, режимов судоходства и рыболовства, фиксирует принципы военно-политического взаимодействия стран-участников, гарантирует использование Каспия исключительно в мирных целях и неприсутствия на море вооруженных сил внерегиональных держав», – подчеркнул он.

Опасения по поводу появления на Каспии американских военных отнюдь не выглядят беспочвенными. Руководствуясь геополитическими концепциями Збигнева Бжезинского, США в 1990-е и «нулевые» годы предпринимали активные попытки закрепиться в Азербайджане. Ввиду тесного сотрудничества США с Грузией и начала в 2001 г. операции в Афганистане Азербайджан мог бы стать удобной морской и авиационной перевалочной базой для снабжения афганского контингента. Наличие на Каспии военно-морских сил открывало американцам доступ к южным регионам России и северным провинциям Ирана.

Показательно также, что в условиях конфликта с Москвой и Исламабадом организовать снабжение своей афганской группировки США смогли только через Азербайджан, Каспий и территорию Центральной Азии.

Сохранение в общем пользовании акватории моря дает России важные преимущества и в сфере использования своих Военно-морских сил. Особенности географии Каспия позволяют держать под прицелом «калибров» большую часть Ближнего Востока, включая район Персидского залива. Российские суда при этом остаются неуязвимыми для флотов третьих государств, включая США и Великобританию. Возможности использования вооруженных «калибрами» судов в полной мере продемонстрировало их использование в сирийском конфликте. Новый правовой статус Каспия «цементирует» это положение, открывая возможности для дальнейшего наращивания ударных возможностей Каспийской флотилии.

«Урожайный саммит»


Вообще Пятый прикаспийский саммит, в отличие от предыдущих мероприятий, оказался на редкость «урожайным». Помимо самой конвенции по его итогам была подписана целая серия документов, включая соглашение о предотвращении инцидентов в Каспийском море, протоколы о сотрудничестве пограничных ведомств, борьбе с терроризмом и организованной преступностью, соглашения торгово-экономическом сотрудничестве и сотрудничестве в области транспорта. Кроме того, в течение полугода планируется создать механизм регулярных консультаций на уровне заместителей глав МИДов или полномочных представителей, который должен стать продолжением прикаспийских саммитов и способствовать более глубокому сотрудничеству прибрежных стран в политической, экономической и военной сферах.


Александр Шустов, международный обозреватель, кандидат исторических наук

Комментарии
26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат