15 Октября 2017 г.

«Красный» путь Беларуси vs. «белый» путь Каталонии

«Красный» путь Беларуси vs. «белый» путь Каталонии
Фото: pixanews.com

1 октября в испанской Каталонии состоялся референдум о независимости. Центральные испанские власти с самого начала заняли жесткую позицию по поводу его проведения, назвав плебисцит противозаконным. Действия правоохранителей позволили свернуть работу около 1300 участков, а за медицинской помощью в результате обратилось более 800 пострадавших. Несмотря на это, из более чем пяти миллионов имевших право голоса каталонцев на участки пришло более 2,3 млн человек. Из них 90% проголосовало «за», 8% – против. Остальные бюллетени оказались либо испорченными, либо пустыми. Каталонское национальное движение существует уже несколько столетий. Каковы причины его возникновения? В чем различия между каталонским и белорусским национальными движениями? Почему белорусы получили государственность, а каталонцы нет? Об этом читайте в материале сопредседателя редакционного совета «Евразия.Эксперт» Петра Петровского.

«Княжеская» Каталония, «мужицкая» Беларусь


История каталонского вопроса зародилась не сегодня и даже не вчера. Ее истоки можно найти еще в период войны за испанское наследство (1701-1714 гг.). Она разразилась после смерти последнего испанского короля династии Габсбургов Карла II между крупными европейскими державами (Великобританией, Священной Римской Империей, Францией, Испанией, Пруссией и многими другими). По итогам было введено в действие три Декрета Нуэва-Планта, направленных в том числе и против Каталонии, поддержавшей в войне не того претендента на испанский трон. Этими декретами ликвидировались все местные политические структуры, которые отличались от модели более централизованной Кастилии. Фактически в Испании вводилась централизованная модель управления по образцу французской. В результате каталоноязычные территории больше не имели права осуществлять экономический, юридический и финансовый контроль, а также производить эмиссию собственных денежных средств.

Каталонские страны теперь делились на провинции и управлялись губернаторами, назначаемыми официальным Мадридом. Следует также упомянуть о разделении каталонских земель между Испанией и Францией в преддверие войны в 1659 г.

Это привело к политике ассимиляции каталонцев по обе стороны границы. Естественным результатом подобных действий стала постепенная организация местными элитами сопротивления политике национального угнетения. Уже в 1736 г. появляются призывы создать свободную республику Каталония.

Развитие капитализма и переход в индустриальную эпоху усиливали неравенство каталонских земель по отношению к другим частям Испании. Это не могло не вызвать новых противоречий между каталонскими и кастильскими элитами. В итоге в 1885 г. буржуазия и интеллигенция Каталонии направили испанскому королю Альфонсо XII «Ходатайство о защите моральных и материальных прав Каталонии» с требованиями восстановить права каталонцев. Параллельно строящийся капитализм Испании требовал унификации внутреннего законодательства страны, окончательной централизации государства, что вступало в противоречие с интересами каталонцев. Изменение же информационной среды приводило к усилению ассимиляционных тенденций. Мода перехода на испанский язык захлестнула каталонское общество. Каталонский язык именовали «средневековым», мертвым, использующимся только «для красного словца».

На этом фоне среди каталонской интеллигенции появляется интерес к местной традиции, праздникам, обрядам, народным обычаям. Это дало толчок и реставрации каталонского языка, который на фоне восстановления традиционных праздников обретал статус модного и стильного. Одним словом, каталонское национальное движение было порождено противоречиями местных и центральных элит. Каталонское движение имело ярко выраженный буржуазный характер, что привело к полной его поддержке местными элитами.

Белорусская ситуация одновременно похожа и не похожа на каталонскую. С одной стороны, белорусское население к XVII в. также оказалось угнетенным. Однако это угнетение произошло не в ходе его разделения или потери независимости. Фактическими виновниками угнетенного статуса предков белорусов стала их собственная элита – шляхта, отказавшаяся от традиций, религии и языка своего народа, перешедшая на позиции сначала краковской, а после и варшавской метрополий.

В итоге национальное движение приобрело ярко выраженный социальный характер. «Мужицкая» традиция, вера и правда стали еще с Могилевского, Витебского и Кричевского восстаний неким неоформленным набором ценностей.

После разделов Речи Посполитой белорусы представляли собой в большинстве своем крестьян и частично мещан. Национальное движение строилось вне буржуазии. Чтобы шляхте перейти на белорусскую сторону, ей следовало фактически пройти «денобелитацию», отказаться от шляхетского происхождения. Таким образом, белорусское движение имело кроме яркого национально-освободительного характера также и четкий социальный посыл против шляхты и рождающейся буржуазии, чуждой интересам простого мужика. «Людзьмі звацца» и «панамі ніколі ня быць» являлись основными принципами белорусского движения.

«Красный» путь Беларуси и «белый» путь Каталонии


Каталонское движение сразу же оформилось в нескольких различных направлениях: от умеренного федерализма и регионализма до республиканцев и националистов, выступающих за объявление полной независимости. Важнейшей же особенностью каталонского движения можно считать его стержневой буржуазный характер. Именно недовольство кастильской властью со стороны каталонской буржуазии и поставило на повестку дня вопрос о независимости. Однако именно буржуазный класс, как это ни парадоксально, и стал тем тормозом на пути Каталонии к независимости.

Еще в 1873 г., после провозглашения первой Испанской республики на базе Совета провинции Барселона была провозглашена независимость Каталонии, которая, однако продержалась не более двух лет и была ликвидирована генералом Франциско Серрано. Причину этому можно видеть в расколе каталонского движения в 1880 г., когда на Первом каталонском конгрессе разошлись левые республиканские организации и правые политики.

Фактически это означало, что местная буржуазия, стоявшая за последними, не хотела рисковать собственным капиталом во имя независимости Каталонии. Впоследствии Каталония смогла довольствоваться статусом Содружества, который сохраняла с 1914 по 1925 гг.

На этом фоне белорусское национальное движение смотрится как монолитное. Социальной основой для него служило крестьянство. Базовым принципом – борьба за социальную и национальную справедливость. Белорусские организации в подавляющей своей массе имели левый, социалистический характер. Именно единство классовых интересов для белорусов сыграло положительную роль. Пока каталонцы, раздираемые классовыми противоречиями и многочисленными расколами, выясняли отношения друг с другом, белорусы выбрали путь революционного сопротивления.

БСГ (Белорусская социалистическая громада), а после и БСДРП(б) (Белорусская социал-демократическая рабочая партия (большевиков)) сделали ставку на полное преодоление царского режима и смену старых как российских, так и местных краевых элит. Классовый характер белорусского движения во многом обусловил и провалы попыток создания среди белорусов буржуазных организаций, партий или даже армий.

Ни генерал Кондратович, ни Булак-Балахович не смогли найти своей социальной базы и в конечном итоге влились в польский проект. Белорусский же проект реализовался через принцип радикального пересмотра социальных и национальных устоев, создание возможности всеобщего образования белорусов, реализации национальной культуры, создания белорусами собственных элит.

В этом и следует искать ответ, почему при большей развитости каталонского движения отстающее от него движение белорусское реализовалось уже в 1919 г., тогда как каталонцы не могут решить вопрос самоопределения и сегодня.

Большевики, сформировавшие реальную белорусскую государственность, с одной стороны, сохранили союзнические отношения большинства новообразованных государств евразийского пространства. С другой стороны, большевиками была решена проблема противоречия между простым народом и элитой через ее замещение. То, на что не хотела идти каталонская буржуазия, оказалось по силам белорусскому движению.

Советская Беларусь vs провинция Каталония


В итоге белорусы уже в 1920-е гг. смогли организовать собственные органы власти, создать институты национальной культуры, СМИ, образования, науки. На фоне БССР Каталония даже не имела признанного каталанского языка. Гражданская же война и последующее установление режима Франко вынудило большинство лидеров каталонского движения эмигрировать сначала во Францию, а после – в Лондон.

Во время Второй мировой войны каталонское движение получает и партизанское наполнение, которое, к слову, поддерживалось Сталиным из Москвы. Фактически до падения франкистского режима каталонское движение находилось на нелегальном, подпольном положении. И только в 1971 г. из каталонских антифранкистских организаций была создана Ассамблея Каталонии.

После падения франкистского режима в Каталонии возникло движение за восстановление автономного статуса. Итогом этому послужило принятие в 1979 г. Устава Каталонии, в котором каталонцы объявлялись отдельной нацией, а каталанский язык получал официальный государственный статус, что означало фактическое его признание как самостоятельного языка.

К слову, статус БССР в рамках СССР с 1922 г. был куда выше. БССР была не автономией, а республикой с правом выхода из СССР, которым она воспользовалась в 1991 г. У БССР были все атрибуты государственности. Советская Беларусь была представлена в ООН, ЮНЕСКО. Все это демонстрировало уровень, на который вышел белорусский народ.

Каталонцы же в рамках Испании добились лишь территориальной и культурной автономии, что можно сравнить с уровнем автономных округов и районов, если измерять по советской градации. Поэтому неудивительно, что на протяжении всей истории новой Испании каталонцы продолжают свою борьбу. В 2006 г. был принят новый Устав Каталонии, где было объявлено, что каталонцы имеют право на самоопределение. На протяжении 2009 и 2010 гг. по всей Каталонии прошли референдумы о независимости, приведшие к принятию парламентом Декларации о суверенитете Каталонии в 2013 г.

Одной из причин все большей радикализации каталонского вопроса стало затягивание утверждения центральными испанскими властями Устава Каталонии, принятого еще в 2006 г. Подобные факторы увеличивают непонимание между испанцами и каталонцами, приводят ко все большему несогласию каталонцев с испанскими властями.

На этом фоне национальная политика большевиков видится как более прогрессивная, решившая проблему самоопределения многочисленных народов и народностей на евразийском пространстве.


Петр Петровский, белорусский политолог, директор консервативного центра NOMOS (Минск)

 

Комментарии
Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат