03 Марта 2017 г.

Кто нарушает Договор о РСМД?

Кто нарушает Договор о РСМД?
Оперативно-тактический ракетный комплекс США MGM-140 ATACMS.
Фото: radikal.ru

В США вновь обвиняют Россию в развертывании новых вооружений, якобы нарушающем Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Договор запрещает крылатые ракеты наземного базирования с дальностью более 500 км. В России вновь повторяют, что развертывание ПРО США в Европе может похоронить существующую систему безопасности на континенте. Беспокойство Москвы вызывают и планы по разработке беспилотников с ядерным оружием, существующие в США. Кто на самом деле торпедирует Договор о РСМД и с какой целью?

Возможности есть, доказательств нет


По данным из анонимных источников, на которые ссылается газета The New York Times, Россия в нарушение Договора о РСМД развернула новые крылатые ракеты большой дальности наземного базирования[1]. В России развернуты два полноценных батальона [речь идет, вероятно, о дивизионах, в NYT допущена терминологическая ошибка - прим. ЕЭ], включающие по четыре самоходные пусковые установки (сходные с «Искандерами») для применения новой крылатой ракеты большой дальности (КРБД) 9М729. Один – якобы на полигоне «Капустин Яр», расположение второго неизвестно. Кроме того, создан запас крылатых ракет.

Госдепартамент США также в очередной раз выразил обеспокоенность, однако традиционно не представил конкретной информации о сути «продолжающихся нарушений договора».

 стефан_1.png

Пусковые установки ОТРК 9К720 «Искандер-М».

В настоящее время с российской стороны отсутствует какая-либо официальная информация относительно развертывания этой системы (за исключением отрицания американских обвинений на уровне МИД России и Администрации Президента), а также официальных характеристик ракеты 9M729.

Тем не менее, учитывая уровень российских ракетных и смежных технологий, технических препятствий для получения заявленных характеристик нет (по различным оценкам, дальность полета составляет от 2 000 до 5 000 км, длина ракеты со стартовым ускорителем около 8 метров, масса боевой части 400-500 кг).

При этом в 2016 г. была запланирована закупка 8 шасси для производства 4 самоходных пусковых установок и 4 транспортно-заряжающих машин, предположительно, предназначенных для испытаний и опытной эксплуатации модифицированного комплекса «Искандер-М» с улучшенными характеристиками.

Мотивы России


С военно-технической точки зрения обосновывать развертывание без подтверждения этого факта весьма сложно, поэтому попробуем рассмотреть вопрос под другим углом.

Принимая во внимание, что возможное развертывание нарушало бы Договор о РСМД, есть гораздо более реальный способ достижения аналогичных военных результатов без нарушений: малые ракетные корабли проекта 21631 («Буян-М», знаменитые «калиброносцы»), которые способны перемещаться по внутренним водным путям.

 Стефан_2.png

Малый ракетный корабль «Град Свияжск» проекта 21631.

Политическим аргументом в пользу развертывания КРБД наземного базирования (либо угрозы такого развертывания) может быть наличие встречных обвинений в адрес США, и, соответственно, желание вернуть Вашингтон за стол переговоров.

Сложно утверждать наверняка, но такая логика выглядит соответствующей российским подходам в области обороны и безопасности: «озвучить проблему – поднять ставки в случае неготовности контрагента к диалогу по существу – повторить процедуру».

Проблема не только в ПРО США


Российские официальные лица и эксперты регулярно высказывают два главных аргумента, которые ставят под вопрос будущее ДРСМД:

1. Нарушения со стороны США, которые тесно переплетены с вопросами противоракетной обороны, одной из острейших проблем в российско-американских отношениях[2], а именно:

- Универсальные пусковые установки Mk41 системы ПРО Aegis Ashore, развернутые в Румынии и планируемые к размещению в Польше. По официальным данным, в них загружены противоракеты SM-3, однако в них технически возможно и размещение ударных средств, например, из семейства крылатых ракет BGM-109 «Томагавк». Следует отметить, что именно американская сухопутная версия BGM-109G «Грифон» была ликвидирована в рамках ДРСМД.

стефан_3.png

Церемония начала строительства объекта ПРО в Польше.

- Мишени-имитаторы баллистических ракет, используемые для тестирования систем ПРО – фактически, баллистические ракеты средней и меньшей дальности, детальная информация по которым недоступна российской стороне;

- «Тяжелые» беспилотные летательные аппараты (БПЛА), возможно, должны попадать под ограничения ДРСМД (они уже учтены в Режиме контроля за ракетными технологиями). Ситуация усугубляется все более активными призывами к созданию в США БПЛА – носителей ядерного оружия. В частности, такое предложение содержится в официально неопубликованном докладе Научного совета при Пентагоне.

2. Значительное количество ракет средней и меньшей дальности, развернутых по всей Евразии (Китай, Пакистан, Иран, Индия, КНДР и др.). Российские МБР и оперативно-тактические ракетные комплексы (а также иные силы и средства) в настоящее время обеспечивают необходимый уровень сдерживания, но в перспективе этого может быть недостаточно.

Варианты развития событий


Есть ли выход из сложившейся ситуации? В части двусторонних отношений между Россией и США, обе страны извлекают выгоду из Договора о РСМД. С одной стороны, отведена угроза стремительного обезглавливающего удара по Кремлю крылатыми и баллистическими ракетами – с минимальным подлетным временем. С другой стороны, американские базы в Евразии не находятся под постоянным прицелом, тем более, что российские ракеты значительно превосходят аналоги так называемых «стран-изгоев», в том числе в части возможностей по прорыву ПРО[3].

Один из путей разрядки кризиса – создать порядок  подтверждения реальных целей сторон, организовав совместные инспекционные визиты на объекты ПРО США и в районы базирования «Искандеров».

Правда, препятствием в этом деле могут стать сложные отношения на постсоветском пространстве, особенно между Россией и Украиной, являющейся одной из сторон договора, наравне с партнерами по ОДКБ – Беларусью и Казахстаном.

Хорошим сигналом можно считать проведение тридцатой сессии Специальной контрольной комиссии по ДРСМД осенью 2016 г. Впрочем,  никаких подробностей дискуссии раскрыто не было. Любопытный факт: официальные заявления всех сторон были абсолютно идентичны (с поправкой на язык) и ограничены упоминанием самого факта обсуждения вопросов выполнения Договора.

Вместе с тем, не исключена и дальнейшая эскалация. В США уже подготовлен законопроект, отменяющий ограничения ДРСМД. В России также звучат подобные инициативы.

А что соседи по континенту?


Если быть точным, то название американского законопроекта звучит как «Акт о сохранении Договора РСМД»[4], что позволяет надеяться на приоритет поддержания статус-кво для американских политиков. В рамках законопроекта помимо призывов к разработке соответствующих систем вооружений содержится и указание на целесообразность их последующей передачи союзникам, и здесь мы переходим к следующему комплексу проблем.

Перспективы сохранения ДРСМД в том числе лежат в плоскости третьих стран, особенно с учетом возможного кризиса между Китаем и США, в том числе в военной сфере.

Призывы к пересмотру обязательств по ДРСМД на тихоокеанском театре военных действий встречаются даже в работах Комиссии по вопросам американо-китайских отношений в области экономики и безопасности.

Любопытно, что озабоченность в связи с возможным нарушением ДРСМД со стороны России высказала Франция. Здесь также следует отметить два фактора: с одной стороны, предыдущий президент Франции Н. Саркози высказывался в пользу универсализации ДРСМД, а с другой, еще в ходе переговоров, предварявших заключение Договора по РСМД между Россией и США, Французская Республика всячески противилась распространению ограничений на собственные ядерные силы и средства.

В настоящее время сложно представить, каким образом можно убедить Китай, Францию и другие государства присоединиться к Договору о РСМД.

Однако начать дискуссию по данному вопросу было бы очень полезно, тем более, реализовать какие-то меры безопасности представляется вполне возможным: например, начав с уведомлений об учениях, а затем и о предполагаемых типах поражаемых целей[5].

Официальная позиция Москвы была озвучена президентом России в октябре 2016 г. на площадке «Валдайского клуба»:

  • ДРСМД необходимо соблюдать;

  • ДРСМД стал бы значительно более ценным, если бы к нему присоединились третьи страны.

Также нельзя не обратить внимание на «своевременность» обострения вопроса соблюдения ДРСМД американской стороной, в первую очередь, американскими СМИ. В сочетании с акцентированной проблемой принадлежности Крымского полуострова, дискуссией вокруг антироссийских санкций и увольнением Майкла Флинна складывается ощущение, что теперь у Дональда Трампа значительно ограничено пространство для маневра на российском направлении.


Дмитрий Стефанович, независимый военный эксперт


[1] Следует отметить, что еще один предполагаемый объект обвинений в нарушении ДРСМД – это «легкая» МБР РС-26 «Рубеж», предположительно обладающая возможностями баллистической ракеты «средней» дальности.

[2] Кстати, еще на этапе предварительных переговоров, завершившихся заключением ДРСМД, наша сторона делала попытки увязки этой проблематики с вопросами Стратегической оборонной инициативы Р. Рейгана.

[3] При этом даже примитивные ракеты йеменских хуситов и их союзников успешно поражают цели на территории Саудовской Аравии, обладающей американскими противоракетными системами PAC-3.

[4] Intermediate-Range Forces Treaty Preservation Act.

[5] Недавно американские эксперты с опорой на имеющиеся исследования и спутниковые снимки сделали попытку определить, куда и как планируют попадать китайские ракетчики. Главный вывод – целятся они в американские военно-морские и авиационные базы, и у них есть необходимые носители и «полезная нагрузка» для нанесения максимального ущерба.


Комментарии
15 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

В чем разница между каталонским и белорусским национальными движениями и их дистижениями.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

27,8%

составил рост товарооборота в ЕАЭС в январе-июле 2017 г. по сравнению с январем-июлем 2016 г. и достиг $29,6 млрд – Евразийская экономическая комиссия