15 Марта 2017 г.

Кто заплатит за «демократизацию» Беларуси?

Кто заплатит за «демократизацию» Беларуси?
Митинг белорусской оппозиции.
Фото: rumol.org

В конце 2016 г. Госдепартамент США выделил белорусским СМИ, аффилированным с западными структурами, грант в размере $520 тыс. на 2017 г. для популяризации либеральных реформ в белорусском обществе. Но теперь новая администрация Дональда Трампа готовится «драматически» урезать бюджет одного из главных агентств США по международной помощи и «развитию демократии» USAID, потратив высвобожденные деньги на армию США. «Евразия.Эксперт» выяснил у экспертов, ожидает ли прозападные силы в Беларуси сокращение бюджетов на «демократизацию».

 Рекеда.png

Сергей Рекеда, генеральный директор информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ (Москва):

- Данный шаг очень напоминает Закон США №2277 «Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014». В рамках этого документа, например, в пункте 206 было прописано выделение $10 млн с 2015 по 2017 гг. на «поддержку российской демократии и гражданского общества». То есть, прежде всего, на подпитку оппозиционно настроенных активистов и СМИ в России. Там же, в пункте 308, было прописано выделение $25 млн на «поддержку демократии и гражданского общества и организаций в странах бывшего Советского Союза». Правда, приоритетными тогда были страны Балтии и Молдова, Грузия, Украина, которые через «Голос Америки» должны были получить $7,5 млн на развитие русскоязычных СМИ, настроенных критично к российской политике.

Теперь же лоббисты антироссийской политики в Вашингтоне, очевидно, решили плотнее заняться инфопространством в Беларуси. Почему?

Во-первых, в США достигла беспрецедентных масштабов истерия по поводу российского влияния в мире – что, в общем, становится очевидным и самим американцам.

Во-вторых, Беларусь остается военно-стратегически важной точкой не только для России, но и для западных стран. В-третьих, между Россией и Беларусью за последние годы появились новые проблемные зоны, которые нужно медийно «отрабатывать», провоцируя кризис в отношениях между союзниками.

Насчет проведения расследований «независимыми журналистами» – механизм тоже вполне понятный: создается инструмент, который под видом результатов «независимого расследования» будет развешивать ярлыки «кремлевской пропаганды» и «агентов Москвы» среди белорусских общественников и СМИ, которые выбиваются из ряда антироссийских и проамериканских СМИ.

Этот инструмент тоже обкатан в других странах. Например, в Латвии существует такая журналистская организация, как Rebaltica.lv, которая под видом журналистских откровений о врагах государства публикует списки лиц и СМИ, которые имеют наглость всего лишь не соответствовать политической конъюнктуре в этой стране и не обвинять во всех проблемах Россию. Поэтому выделение дополнительного финансирования на поддержку агентов влияния в Республике Беларусь на сегодняшний день вполне объяснимо и понятно.

В данном случае важен вопрос о том, как на это реагировать – полагаю, что это вполне практичный вопрос для проработки сначала на экспертном уровне (механизмы для такой работы между РФ и РБ выстроены) и передачи затем рекомендаций на уровень Союзного государства и национальных ведомств. 

 Лазуткин.png

Андрей Лазуткин, политолог, эксперт по политическим партиям и гражданскому обществу Беларуси (Минск):

- Наиболее известные в Беларуси американские контрагенты – «Национальный демократический институт» (NDI) и «Международный республиканский институт» (IRI), которые являются структурными подразделениями «Национального фонда поддержки демократии» (NED), финансируемого в рамках бюджета агентства США по международному развитию (USAID).

Вероятнее всего, в результате сокращения финансирования USAID пострадают отдельные элементы оппозиционной инфраструктуры.

К примеру, через вильнюсские офисы NDI и IRI ранее осуществлялось финансирование т.н. «независимого наблюдения» в рамках избирательных кампаний. Отметим, что «независимым» данное наблюдение было исключительно от здравого смысла, поскольку велось путем бумажных приписок и использования «мертвых душ» для выбивания бюджета – с последующей фиктивной отчетностью.

Также финансирование со стороны NED получал [социологический институт] НИСЭПИ, предоставлявший социологическую информацию для заказчика, и ликвидированный в августе прошлого года.

После украинских событий американские контрагенты перешли от практики раздачи денег поровну к жестким внутренним тендерам. При этом вильнюсские офисы NDI и IRI по-прежнему активно осуществляют координацию всех политических структур, проводят с ними консультации и переговоры.

В целом же источники финансирования оппозиции крайне диверсифицированы, и сокращение американского финансирования отразится на конкретных элементах оппозиционной инфраструктуры, а не на ситуации в целом.

Для иллюстрации обратимся непосредственно к нашим американским друзьям. По собственной оценке белорусской службы американского радио РСЕ/РС [«Радио Свободы» – «ЕЭ»], финансирование из Штатов составляет менее пятой части от всех иностранных средств. Очевидно, речь идет о легализованных средствах, но и в отношении теневого финансирования указанная пропорция наверняка сохраняется.

Как уже было указано, после украинских событий мы наблюдаем общий тренд – сокращение финансовых вливаний и, как следствие, рост внутренней конкуренции. Происходит негативный отбор, в результате которого выживают самые радикальные организации и самые грязные СМИ, в которых аккумулируются наиболее одиозные кадры. Это приводит к своего рода обратному эффекту, когда при ослаблении финансирования мы получаем видимость усиления оппозиции за счет все большей радикализации маргинальных структур и соответствующей картинки в СМИ.

Что же касается выделения средств для подготовки журналистских кадров, то очевидно, что не имея стабильных контрагентов среди политических организаций, США предпочитают играть «в долгую» и беспроигрышно вкладываться в информационную инфраструктуру.

Данную подготовку кадров можно связать и с новыми формами журналистской работы – к примеру, ведением блогов и агитации в соцсетях, которые уже вплотную конкурируют с традиционными формами пропаганды.

 Носович.png

Александр Носович, политолог, специалист по странам Восточной Европы (Калининград):

- Точные цифры снижения бюджетов внешнеполитических ведомств будут оглашены администрацией США в середине марта. Директор Управления по бюджету Белого дома Мик Малвани сообщил, что в первую очередь будет урезан бюджет USAID и финансирование программ, направленных на финансовую поддержку других государств.

Учитывая специфику деятельности USAID и подобных ему вашингтонских организаций, речь идет о так называемых программах по «продвижению демократии», предполагающих формирование и финансирование проамериканской либеральной оппозиции и вмешательство во внутренние дела других государств с помощью сложной системы американских грантов, неправительственных организаций, «прикормленных» политических деятелей и СМИ.

На работу по Беларуси USAID в последние годы выделялось по $11 млн. Конечной целью финансирования оппозиционных структур и создания в Беларуси инфраструктуры протеста ставилась смена режима и лишение государства суверенитета – попадание его в орбиту влияния либерального глобализма.

Американская внешняя политика была главной причиной конфликта Беларуси и США, дошедшего до разрыва дипломатических отношений и изгнания из Минска американского посла.

В Беларуси структуры, спонсируемые из бюджета USAID, неоднократно предпринимали попытки т.н. «цветной революции»: силовой смены режима под демократическими лозунгами. В этой связи новая внешняя политика администрации Дональда Трампа дает как России, так и Беларуси шанс на нормальные отношения с Соединенными Штатами. Трамп неоднократно повторял, что Америка в его президентство не будет вмешиваться во внутреннюю политику других государств и не станет навязывать им свои нормы и представления о демократии. Намерение сократить финансирование USAID и других деструктивных структур, разрушающих международные отношения и порождающих глубокие конфликты между Вашингтоном и всеми странами, дорожащими своим суверенитетом и независимостью, – признак того, что ранее сделанные заявления Д.Трампа – не просто слова. Это действительно новая внешняя политика США, которая дает не только России, но и Беларуси шанс на нормализацию межгосударственных соглашений с Америкой.

 Петровский.png

Петр Петровский, директор консервативного центра NOMOS (Минск):

- Не думаю, что программы старой администрации Б. Обамы по финансированию белорусского прозападного общественного сектора будут радикально уменьшены. Здесь следует ожидать изменение структуры финансирования, что было заметно уже при прошлом руководстве США.

Да, будут меньше выделять средств на политические проекты и сферу прав человека. Однако часть финансирования все же сохранится и будет направлена как раз на лоббирование интересов американского бизнеса, в том числе через популяризацию либеральных реформ в экономике, уменьшение барьеров для влияния на Беларусь мировых ТНК. Это было видно уже из решений прошлой администрации США.

В частности, USAID в Беларуси уже более трех лет более пристально занимается именно экономикой, бизнес образованием и работой с общественными структурами предпринимателей. Политическое и идеологическое направление, скорее всего, будет перехвачено многочисленными фондами из стран Евросоюза.

Прежде всего, речь идет о Германии. Уже сегодня деятельность немецких фондов Аденауэра и Эберта в стране заметно активизировалась. Следует ожидать дальнейшего разделения труда: ценности и политика лягут на плечи европейских налогоплательщиков, а США будут использовать своих контрагентов в целях продвижения собственных экономических интересов.


Беседовала Диана Шибковская

Комментарии
14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат