01 Августа 2017 г.

Куда полетят корейские ракеты?

Куда полетят корейские ракеты?

За последние месяцы в разных концах Евразийского континента произошли знаковые события, связанные с бурным развитием ракетных технологий. Попробуем разобраться, что в действительности случилось, к каким последствиям это может привести и как на происходящее следует реагировать странам Евразии, региональным структурам и мировому сообществу. В этой статье обратимся к ситуации вокруг Корейского полуострова - какие на самом деле ракеты были запущены Пхеньяном?

Тревожные новости


При Ким Чен Ыне масштабы и регулярность ракетных испытаний в КНДР вышли на новый уровень.

Особого внимания заслуживают следующие события:

1) залп «Скадов увеличенной дальности», продемонстрировавший возможность массированного ракетного удара на среднюю дальность, ставящего под угрозу военную и прочую инфраструктуру соседних государств;

2) очередные успешные испытания наземной версии твердотопливной «Полярной звезды-2», по итогам которых заявлено о развертывании серийного производства этой ракеты промежуточной дальности;

3) пуск «Скада-С», «уберскада» с высокоточной маневрирующей головной частью, впервые показанного на параде в честь Дня Солнца, причем в отношении этой ракеты заявлены в том числе противокорабельные возможности. Любопытный эпизод[1] связан с участком моря, в которое попала головная часть: даже к названию моря есть вопросы (американцы последнее время в комментариях о падениях ракет стали употреблять топоним «Японское море», в то время как для корейцев оно «Восточное море»), а уж четкое попадание рядом с японской заявленной исключительной экономической зоной (речь об о. Докдо) явно было направлено на обострение дискуссии между противниками КНДР;

4) испытания нового мощного ракетного двигателя;

5) успешные пуски баллистических ракет средней дальности «Хвасон-12» и БРСД/МБР «Хвасон-14».

«Хвасон-14», символично впервые запущенный в канун Дня Независимости США, является крупнейшим, хотя и ожидаемым успехом[2] северокорейской ракетной программы.

Более или менее «консенсусная» картина полета выглядит так:

- Продолжительность ~35-40 минут;

- Высота ~2 800 км;

- Дальность ~930 км;

- Место пуска – поблизости от авиазавода\авиабазы Панхен.

По различным оценкам, дальность ракеты при нормальной траектории полета может составить от 6700 км до 8000 км (или даже 9500 км), что соответствует параметрам межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и ставит под угрозу как минимум Аляску.

Вместе с тем, по оценкам Минобороны России, выдвинутым на основе данных радиолокационной станции (РЛС) типа «Воронеж-ВП», расположенной в Мишелевке Иркутской области, «Хвасон» классифицирован как баллистическая ракета средней дальности со следующими характеристиками испытательного полета:

- Продолжительность ~14 минут;

- Высота – 535 км;

- Дальность – 510 км;

- Место пуска – к северо-западу от Пхеньяна, полигон Тончандон, находящийся в 53 км от места пуска по западным оценкам.

Столь значительные расхождения очень озадачивают, тем более что противоречивые данные приводились и в оценках результатов испытания «Хвасона-12». Предположительно, подобные характеристики могли быть получены, если бы РЛС отследила лишь первую ступень «Хвасона-14», однако известные характеристики «Воронеж-ВП» и ее конфигурация указывают на исчерпывающие возможности по мониторингу полета именно в верхней части траектории.

Объективная оценка состоявшегося пуска осложняется отсутствием официального заявления с «полным комплектом» характеристик полета и указанием источника данных какой-либо иной стороной, кроме России и КНДР.

Помимо этого, через несколько дней после пуска официальные представители Южной Кореи сообщили о проблемах северных соседей в разработке подходящих для МБР головных частей, что добавляет неопределенности в сочетании с отсутствием достоверной информации о месте «приводнения» головной части после пуска.

В ночь на 29 июля состоялся второй пуск «Хвасона-14», к этому времени уже успевшего получить американский индекс KN-20.

«Консенсусные» данные выглядят следующим образом:

- Дальность полета  ~ 1 000 км;

- Максимальная высота  ~ 3 700 км;

- Время полета ~ 47 минут.

Оценочно, при «нормальной» траектории такой ракетой легко преодолевается рубеж в 10 000 км, а под удар попадают многие города континентальных США. Ракета, очевидно, классифицируется как межконтинентальная.

Но у российских специалистов данные другие: максимальная высота 681 км и дальность в 732 км – иными словами, речь идет о баллистической ракете средней дальности.

Отличается и место пуска: в Минобороны России говорят о полигоне Тончандон, в то время как предварительная привязка на основе имеющихся данных указала на менее подготовленную площадку в непосредственной близости от предполагаемого цеха по установке ракет на самоходные пусковые установки рядом с китайской границей.

Кроме того, термин «центральная часть Японского моря» слабо соответствует наблюдаемому с острова Хоккайдо полету ракеты и рассчитанному месту приводнения. Так или иначе, президент Южной Кореи запросил у США четыре дополнительные пусковые установки системы противоракетной обороны THAAD в дополнение к двум уже развернутым. Американские партнеры, в свою очередь, продолжают воздерживаться от официальных сообщений с полным комплектом цифр и указанием источников их получения.

В сухом остатке, даже при максимальных характеристиках ракеты KN-20 остаются открытыми вопросы возможности головной части пройти через атмосферу при «правильной» траектории, точность поражения цели, а также наличие достаточно миниатюризированных ядерных взрывных устройств (и их количество).

По другую сторону 38-й параллели


Возвращаясь к событиям «на земле»: 4 июля в качестве ответа на северокорейское испытание американское Тихоокеанское командование  совместно с южнокорейскими союзниками продемонстрировали оперативное развертывание и нанесение высокоточного ракетного удара: комплексы MGM-140 ATACMS (дальность до 300 км для разных версий, в данном случае использовались шасси M270 MLRS) и Хенму-2 (предположительно, 2А, 300 км)[3]. Кроме того, по независимым оценкам, развертывание и нанесение удара произошло в непосредственной близости от территории КНДР. Аналогичная «процедура» повторилась и после испытательного пуска «Хвасон-14» в ночь на 28 июля.

Следует упомянуть и испытательный пуск модернизированной версии баллистической ракеты Хенму-2C, причем «морского базирования» – в качестве «носителя» для самоходной пусковой остановки была использована баржа. Дальность обновленной версии, предположительно, составит до 800 км, в соответствии с новыми корейско-американскими договоренностями в условиях растущего ракетного потенциала северных соседей.

В Сеуле очень хотят, чтобы «в связи с северокорейской угрозой» американские партнеры согласовали тысячекилограммовые головные части для их ракет (Хенму-2C+?), а упомянутые выше 800 км дальности полета позволять угрожать всей КНДР и почти половине Японии.

Ранее уже появлялась информация о том, что для Хенму-2A и Хенму-2B масса головных частей составляет более 900 кг, но официально с 2012 г. Южной Корее «разрешали» 500 кг на 800 км[4]. Всего к 2017 г. планировалось выпустить до 1700 ракет семейства Хенму-2, однако фактические данные неизвестны.

Сомнений в возможностях разработки и производства таких изделий в Южной Корее нет никаких, однако сама процедура очень интересная и заслуживает изучения с точки зрения возможного использования в рамках двусторонних отношений России с какой-либо из держав, обладающей необходимым потенциалом.

Стремительное развитие ракетных технологий впечатляет; очевидно, в случае их распространения по евразийскому пространству и за его пределы спектр ракетных угроз в том числе в адрес России будет только расширяться, в связи с чем необходимо искать эффективные механизмы их купирования, в том числе с использованием многосторонних форматов. Ситуация вокруг корейских ракет стоит весьма остро, однако вполне возможно, что именно здесь будут найдены оптимальные решения.

Дополнение: в ходе подготовки публикации в американских источниках появилась информация о проведении «бросковых» испытаний баллистической ракеты подводных лодок на северокорейской военно-морской верфи Синпо.


Дмитрий Стефанович, военный обозреватель


[1] Первым на это обратил внимание известный эксперт Джеффри Льюис.

[2] Некоторые издания поспешили воспользоваться моментом и подбросить дров в антироссийскую кампанию, попытавшись найти российский след; впрочем, традиционно, не представив доказательств.

[3] Ограничение дальности считается «политическим». Для версии 2B дальность составляет уже 500 км.

[4] До этого с 1979 г. было 180 км, с 2001 г. со вступлением в Режим контроля за ракетной технологией – 300 км, в 2012 г. – 800 км.

Комментарии
15 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

В чем разница между каталонским и белорусским национальными движениями и их дистижениями.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

27,8%

составил рост товарооборота в ЕАЭС в январе-июле 2017 г. по сравнению с январем-июлем 2016 г. и достиг $29,6 млрд – Евразийская экономическая комиссия