06 Мая 2019 г.

Маркировка против «серого» импорта: кто выиграет от цифровизации ЕАЭС

Маркировка против «серого» импорта: кто выиграет от цифровизации ЕАЭС
Фото: tramis.ru

На последнем заседании Межправсовета Евразийского союза в Ереване премьер-министр России Дмитрий Медведев призвал усилить контроль за оборотом продукции на территории ЕАЭС, для чего предложил расширить список товаров, подлежащих цифровой маркировке. Страны объединения договорились использовать ее для отслеживания товаров в феврале прошлого года, однако радоваться грядущей победе над «серым импортом» пока рано. Вступившее в силу 29 марта соглашение о цифровой маркировке носит рамочный характер и для его практической реализации предстоит приложить еще массу усилий.

Выйти за рамки


Общий характер соглашения, воплощение в жизнь которого требует принятия целого ряда документов, похожих на те, что в юриспруденции называются подзаконными актами, подчеркивают и в ЕЭК.

«Данный документ носит рамочный характер, – цитирует пресс-служба Комиссии министра по торговле Веронику Никишину, – что позволяет принимать гибкие решения по использованию маркировки в отношении не узкого перечня товаров, а расширенного спектра продукции».

Его главная задача – унификация маркировки товаров специальными машиночитаемыми знаками, которые должны стать едиными на всей территории ЕАЭС.

Для того, чтобы ввести маркировку товаров на своей территории, необходимо вначале вынести этот вопрос на рассмотрение всех государств Союза. В течение трех месяцев он будет рассматриваться ЕЭК, которая определяет технические и процедурные параметры введения маркировки. Если же часть стран ЕАЭС против нововведений или пока к ним не готовы, то два или более государства, используя общие принципы соглашения, могут ввести маркировку на своей территории в соответствии с внутренним законодательством. Взаимодействие между такими странами может осуществляться при помощи общей информационной системы Союза.

Маркировать поэтапно


В теории те страны, которые пока не готовы к введению маркировки, впоследствии могут присоединиться к его инициаторам. На практике же понятно, что поставлять потребительские товары в другие страны ЕАЭС без маркировки они уже не смогут, так как продавать их легально будет нельзя. Поэтому те страны Союза, через границу которых в настоящее время активно идет контрабанда, будут вынуждены присоединиться к введению маркировки, или же продавать товар на внутреннем рынке и в «неприсоединившихся» государствах.

И тот, и другой вариант теневым структурам, замешанным в контрабанде, ничего хорошего не обещает. Но зато может заметно увеличить доходы страдающих от дефицита средств бюджетов.

Такая перспектива, собственно говоря, представителями ЕЭК особо и не скрывается. По словам той же Никишиной введение цифровой маркировки позволит отследить товар на всем протяжении его жизненного цикла, предоставляя ряд преимуществ (в плане документооборота, ускорения процесса оформления и т.п.) легальному бизнесу и государству. В плюсе окажутся и потребители, которые смогут купить легальный товар, правда, возможно – по более высокой цене.

Нелегальный бизнес в результате оцифровки товарных потоков и создания системы прослеживаемости товаров окажется в сложном положении: он будет вынужден либо легализоваться, либо полностью или частично уйти с данного рынка.

Кому нужна маркировка


Вопрос заключается в том, кому в ЕАЭС больше всего нужна цифровая прослеживаемость товаров, а какие страны не очень заинтересованы в ее введении.

По оценкам аналитиков, основанных на сопоставлении данных таможенной статистики, в 2016 г. на «серый» импорт приходилось до половины всей торговли с Китаем трех стран ЕАЭС и СНГ, имеющих с ним общую границу – Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.

Совокупный объем контрафакта оценивался в $10 млрд., в том числе $4,6 млрд. – для Казахстана и $4,2 млрд. – для Кыргызстана. Причем проблема эта никуда не исчезла и в последующие годы. В 2017 г. объем «серого» импорта из КНР в Казахстан оценивался в $6 млрд., в 2018 г. – не менее чем в $4 млрд.

Основными предметами контрабанды являются китайские потребительские товары – прежде всего, одежда и обувь.

Для ввоза товара по «серой» схеме используется его ложная классификация либо же вообще ввоз без регистрации, что требует содействия коррумпированных таможенников и чиновников. Неудивительно, что все попытки борьбы с контрабандой заметного результата пока не дают.

Причем речь в данном случае идет об ущербе, наносимом Казахстану и Кыргызстану. Последний, будучи одной из самых бедных стран региона, регулярно страдает от бюджетного дефицита, который легко можно было бы пополнить за счет легализации «серого» импорта, достигающего 60-70% торговли с КНР.

***


На скорейшем введении цифровой маркировки потребительских товаров, очевидно, будет настаивать именно Россия, которая и пролоббировала подписание соответствующего соглашения в рамках ЕАЭС.

Однако ждать повсеместного введения маркировки на все потребительские товары в ближайшее время не стоит, поскольку этот процесс на уровне ЕАЭС, как следует из установленной соглашением процедуры, требует времени и длительных согласований.

Тем не менее, судя по опыту рынка одежды из меховых изделий, в перспективе цифровая маркировка товаров позволит решить проблему контрафакта гораздо эффективнее таможенного контроля.


Александр Шустов, международный обозреватель, кандидат исторических наук

Загрузка...
Комментарии
12 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

От нового посла в Беларуси ожидают решения реальных вопросов.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

$1 млрд

составил объем сотрудничества Рособоронэкспорта с белорусскими предприятиями ВПК в 2001-2019 гг.

Mediametrics