09 Июля 2018 г.

Между НАТО и Кремлем. Чего ждать от европейского турне Трампа

Между НАТО и Кремлем. Чего ждать от европейского турне Трампа
Президент США Дональд Трамп.
Фото: topwar.ru

На этой неделе стартует европейское турне президента США Дональда Трампа, в ходе которого он примет участие в саммите НАТО в Брюсселе, нанесет официальный визит в Великобританию, а также встретится с президентом России Владимиром Путиным. Учитывая не самые лестные высказывания Трампа в отношении НАТО и его недовольство военными расходами союзников, саммит этой организации может пройти нет так гладко, как надеются европейские партнеры. А вот встречу американского презиеднта с российским коллегой, несмотря на заведомо низкие шансы о чем-то договориться, саму по себе можно назвать прорывом в отношениях США и России.

Разговор с Европой


Свое отношение к предстоящему саммиту НАТО Трамп озвучил еще в Канаде на встрече «Группы семи»: «Это будет интересный саммит. НАТО такая же плохая организация, как и НАФТА. Слишком затратная для США» – сказал как отрезал американский президент. Столь недвусмысленное высказывание должно было стать сигналом для глав европейских государств, что предстоящая встреча вряд ли пройдет в обстановке дружбы и взаимопонимания.

Формально на повестке дня саммита ряд достаточно важных, но все же дежурных вопросов: новая программа обучения иракских сил безопасности, кибербезопасность и борьба с терроризмом, совместная инициатива с Европейским союзом по увеличению «военной мобильности» в Европе для союзнических сил, открытие двух новых структур военного командования – по вопросам морской безопасности в Норфолке (штат Вирджиния, США) и по вопросам военной логистики в Германии, а также возможное начало переговоров с Республикой Македонией о вступлении в Альянс. Кроме того, может быть поднят вопрос укрепления позиций Альянса в Арктике, где в последнее время возросло российское влияние.

Однако в Брюсселе американский президент в неанонсированном разделе «Разное» скорее всего, поднимет вопрос диспропорции в распределении военных расходов среди стран – членов НАТО.

В 2006 г. на фоне затратной операции в Афганистане Альянс принял решение, согласно которому страны – члены должны отчислять на нужды обороны не менее 2% ВВП. На саммите 2014 г. в Уэльсе, уже после событий в Крыму и перед лицом предполагаемой российской военной угрозы, члены НАТО подтвердили ранее принятое решение, а также приняли обязательство к 2024 г. выделять ежегодно 20% своего военного бюджета на закупки новой техники.

Согласно данным самой НАТО, в 2017 г. только 5 из 29 стран Альянса потратили необходимые 2% ВВП и более на оборону: Эстония, Греция, Польша, Великобритания и США. Еще 3 (Литва, Латвия и Румыния) были близки к этому показателю. Шесть стран (Болгария, Франция, Венгрия, Черногория, Словакия и Турция) объявили о том, что планируют достичь этой цифры к 2024 г. Но у большинства государств – членов НАТО, включая ведущую европейскую экономику Германию (в настоящее время расходует на оборону примерно 1,2% ВВП), нет даже планов по достижению ранее заявленных целей. Ненамного лучше ситуация и с закупкой новых вооружений. Только 12 стран – членов НАТО (Болгария, Франция, Италия, Литва, Люксембург, Норвегия, Польша, Румыния, Словакия, Турция, Великобритания и США) потратили в 2017 г. необходимые 20% от своего общего оборонного бюджета на покупку новых вооружений и НИОКР.

Трамп считает данное положение дел несправедливым для США. Перед саммитом он разослал личные письма лидерам Бельгии, Германии, Италии, Испании, Португалии, Люксембурга, Норвегии и Нидерландов с требованием придерживаться ранее принятых решений.

Однако все не так однозначно, если смотреть на другие цифры. Вклад каждой страны в бюджет НАТО рассчитывается по специальной формуле, в основе которой лежит объем ее ВВП. Так, в 2017 г. США формировали 22,15% общего бюджета Альянса, на втором месте была Германия (11,65%), а на третьем – Франция (10,63%). Если смотреть абсолютные цифры, то за последние два года страны – члены НАТО увеличили военные расходы на $14,4 млрд (или на 5,2%), что представляет собой рекорд последних 25 лет.

Тем не менее, Трамп полагает, что союзники пользуются США, и этому следует положить конец. Скорее всего, ему удастся добиться от европейцев очередного, может быть, более конкретного по срокам и суммам обещания увеличить военные расходы в обмен на признание США важности и необходимости евроатлантического сообщества безопасности, что, кстати, полностью отвечает американским интересам. Контингент войск США в Европе находится там не столько для защиты государств континента, сколько для проецирования американской силы.

Кроме того, у Трампа есть и дополнительные основания надеяться на сговорчивость европейских партнеров по НАТО.

По мнению ряда западных экспертов, любые трудности Альянса на руку Москве, и перед встречей Трампа с Путиным они крайне нежелательны.

Для многих европейских лидеров действительно важно, чтобы американский президент говорил с российским с единых позиций всех стран Альянса и западного мира в целом. Но для этого, очевидно, им надо будет уступить Трампу в некоторых вопросах и, возможно, не только в финансовых.

Шанс для российско-американских отношений


На пути в Хельсинки американский президент заедет в Великобританию к британскому премьер-министру Терезе Мэй, которую за назидательный тон он называет «школьной учительницей». Она также, скорее всего, попытается убедить Трампа вести диалог с Путиным в более жесткой, требовательной форме. Столь вовремя подоспевшее новое отравление якобы химическим веществом «Новичок» в городе Эймсбери, расположенном недалеко от Солсбери, в котором пока Москву напрямую не обвиняют, видимо, должно служить очередным доказательством хронической злонамеренности России.

Попытки дискредитации Кремля в различных формах, очевидно, продолжится вплоть до самого саммита.

На первой российско-американской встрече на высшем уровне, скорее всего, будут обсуждаться урегулирование конфликтов в Сирии и на Украине (в т.ч. возможный ввод миротворческого контингента), потенциальная помощь Москвы в сдерживании распространения влияния Ирана на Ближнем Востоке и денуклеаризации Северной Кореи.

По неподтвержденной информации, Трамп проговаривал возможность вывода американских войск из Сирии с королем Иордании Абдуллой во время их встречи 25 июня 2018 г. в обмен на обязательство Башара Асада сесть за стол переговоров с оппозицией, поддерживаемой США. Также могут быть затронуты темы контроля над вооружениями: возможность продления или замены СНВ-3, действие которого истекает в начале 2021 г., приверженность исполнению Договора о РСМД. Тема якобы имевшего место вмешательства России в американские президентские выборы, вопреки желанию ряда американских политиков, вряд ли будет на повестке дня, так как оба лидера неоднократно декларировали его отсутствие.

Надо заранее признать, что шансы о чем-либо договориться довольно низкие. Американский президент фактически является заложником своего Конгресса, который кодифицировал антироссийские санкции, сделав их неотменяемыми даже в среднесрочной перспективе.

Также неблагоприятно для любых серьезных договоренностей между Москвой и Вашингтоном продолжающееся расследование американского спецпрокурора Роберта Мюллера, который ищет любые зацепки для выдвижения Трампу обвинения в сговоре с российскими властями. В этой ситуации сам факт встречи уже можно назвать прорывом в отношениях.

Это, однако, не означает, что саммит можно назвать провальным даже до его начала. Трамп известен подчеркнутым презрением к чужому мнению и непредсказуемостью, но он последовательно добивается решений, которые, с его точки зрения, в интересах США, вне зависимости от того, общается он с союзниками или противниками. Здравая оценка возможностей для взаимодействия и обоюдный учет национальных интересов если не приведут в настоящее время к судьбоносным решениям, то хотя бы заложат прагматичную основу для будущих отношений. Тем более, что сейчас на первый план выходят не сами договоренности, а их исполнение. Только сформировав атмосферу доверия, можно начать выводить российско-американские отношения из пике, в котором они находятся с 2014 г.


Сергей Веселовский, доцент Кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России

Комментарии
26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат