20 Сентября 2016 г.

Миграционный кризис после Brexit: есть ли свет в конце туннеля?

Миграционный кризис после Brexit: есть ли свет в конце туннеля?
Фото: ibtimes.co.uk

Голосование за выход Великобритании из ЕС нанесло тяжелый удар по имиджу Евросоюза. Центральную роль в поддержке населением Brexit’a сыграл миграционный вопрос в Европе, уверена доктор политических наук, доцент кафедры европейских исследований СПбГУ Наталья Еремина. Но кризис мигрантов стал и двигателем внутренней национальной революции, которая все больше охватывает Евросоюз. Раскол в ЕС по вопросу миграции постепенно прокладывает один из возможных путей к его распаду.

Несколько лет назад ЕС столкнулся с острым кризисом в миграционной сфере. То, что это кризис или, по крайней мере, начало его, стало очевидно при совмещении традиционного потока экономических мигрантов из стран Западной Африки, Азии, а также территории Балкан (Косово и Албания) с постоянно растущим числом лиц из стран Ближнего Востока, ищущих убежище в странах ЕС.

В итоге высшие чиновники ЕС и национальные лидеры заявили о том, что миграционная система, как минимум, «сломана», а, как максимум, разрушена и не сможет реагировать на вызов без радикальных реформ.

Миграционный детонатор Brexit’a

Для пессимизма достаточно оснований, поскольку ЕС так и не удалось добиться солидарности в реализации различных миграционных программ и достичь углубления сотрудничества в миграционной сфере. Неудивительно, что в таких условиях трудно выработать хоть какую-то политику, не говоря уже о достижении согласованных действий. К тому же, заявленное лидерство Германии по решению миграционного вопроса, которая в лице Ангелы Меркель сама пригласила мигрантов в ЕС, вызвало резкую критику обществ и правительств других стран-членов.

Особенно резкое неприятие такой позиции высказало британское общество, ведь именно наплыв мигрантов повлиял в первую очередь на исход референдума 23 июня 2016 г. о членстве в ЕС.

la-ed-brexit-trump-england-united-states-20160624-snap.jpg

Источник: trbimg.com.

К тому же, британцы всегда выражали скептицизм в отношении своей «европейскости» в смысле принадлежности материку. Интересно, что такой подход вызвал понимание у других участников европейской интеграции. Например, совсем недавно в соответствующем ключе высказался министр иностранных дел Австрии Себастьян Курц. Он возложил ответственность за Brexit на институты ЕС и на Жан-Клода Юнкера, а также призвал немедленно решать миграционные проблемы или смириться с крахом ЕС. Кроме того, довольно часто СМИ Германии обвиняют в итогах Brexit’a саму Ангелу Меркель.

В условиях нарастания экономического кризиса, начиная с 2008 г. и на фоне экономических неурядиц 2014-2016 гг., британцы окончательно укрепились в своем евроскептицизме. Они всегда рассматривали Евросоюз исключительно как организацию, предназначенную для решения британских проблем. Естественно, им не нужен союз, который не решает, а создает проблемы. Рост «анти-интеграционных» настроений британцев – это мощный фактор, влияющий на позиции Британии в Европе и на действия британских политиков, которым приходится играть в евроскептицизм со своими избирателями.

Согласно опросам общественного мнения, британцы не доверяют институтам ЕС и считают, что иммиграция создает слишком много проблем. Свыше половины британцев, принимавших участие в различных опросах общественного мнения, полагают, что иммиграцию надо прекратить или хотя бы жестко ограничить.

Британцы настаивают не только на сокращении потока иммигрантов из стран за пределами ЕС, но и на сокращении потока граждан ЕС, прибывающих в Британию (около 3 млн. граждан ЕС ныне проживает в Британии, а число поляков уже превысило число выходцев из Индии).

Жители Британии полагают, что не могут контролировать миграцию в достаточной степени, если их страна является частью ЕС. И, конечно, они в курсе, каких денег и какого труда стоит решить миграционный вопрос той же Германии.

Так, Ангела Меркель предложила €1 млрд. африканским странам, чтобы сократить поток мигрантов в Европу. И все британцы наслышаны о стоимости договоренностей с Турцией, которые как не работали, так и не работают.

беженцы.jpg

Источник: russiancouncil.ru.

Очевидно, что экономические и миграционные проблемы соединились в сознании британцев в одну большую проблему – проблему обеспечения безопасности, которая оказалась важнейшей. Однако до сих пор британцы лишь сталкивались с ухудшением позиций на рынке труда и с проявлением исламского радикализма, полагая, что именно членство в ЕС ухудшило сегодня позиции и статус Британии в Европе и на международной арене в целом. Поэтому не должно вызывать вопросов то, что число противников ЕС в Британии всегда было либо равно, либо даже превосходило число тех, кто поддерживал членство в ЕС.

Brexit поставил перед Британией и ЕС три ключевых вопроса:

1. Будет ли Британия участвовать в общей миграционной системе ЕС (что требует признания свободы передвижения) в обмен на право полноправного взаимодействия в рамках единого рынка?

2. Как Британия будет самостоятельно решать проблему мигрантов в контексте увеличения потока иммигрантов из стран Содружества наций?

3. Как все это в совокупности может влиять на проблему миграции в ЕС?

Как Британия собирается решать проблему миграции

В отношении первого вопроса очевидно, что британские власти настроены оптимистично. Новый премьер-министр Тереза Мэй неоднократно подчеркивала, что миграционный контроль должен находиться исключительно в руках Британии, и здесь не может быть никаких дискуссий. Сами британские партии в общем стоят на позициях ужесточения миграционной политики, включая вопрос передвижения рабочей силы.

Более того, новый министр иностранных дел Борис Джонсон уверенно заявил в сентябре, что Британия окончательно решит миграционный кризис, дав соответствующий пример ЕС, и даже поможет в решении миграционного кризиса Европейскому союзу в рамках новой системы партнерства. Главная задача, по словам министра, состоит в том, чтобы продемонстрировать, что Британия уходит не из Европы, а только из ЕС, а значит общие европейские проблемы останутся важными для Британии. При этом Соединенное Королевство и так не входит в Шенгенскую систему, и миграционный кризис не затрагивает ее столь же серьезно и глубоко, как, например, Германию.

Что касается второго вопроса, сразу отметим, что длительное время британское правительство приветствовало иммигрантов, в особенности из бывших колоний. Однако с конца 1960-х гг. XX в. приток иммигрантов оказался настолько большим, что британцы перешли к политике ужесточения. Акты 1968, 1971, 1981 и 1988 гг. были направлены, в первую очередь, на усиление пограничного контроля.

Но если у британцев получилось контролировать миграцию из Содружества, то они не могли пользоваться подобными инструментами в отношении граждан ЕС. С тех пор как Британия стала членом ЕС число иммигрантов из стран ЕС постепенно начало увеличиваться по сравнению с числом выходцев из Содружества. Сейчас число граждан ЕС из других стран-членов почти сравнялось с числом иммигрантов из стран за пределами ЕС.

После Brexit’а можно ожидать полномасштабного ужесточения миграционной политики в Британии, которое должно коснуться всех – начиная от студентов, заканчивая иммигрантами, переселяющимися по программам воссоединения семей. После Brexit’a иммиграция граждан ЕС постепенно будет сокращаться, как и иммиграция из Содружества. По крайней мере, британское правительство постарается закрепить этот тренд.

По третьему вопросу стоит отметить, что сохранение членства в Едином рынке в обмен на решение миграционного кризиса не может вызвать энтузиазм у британской стороны, ведь членство будет означать продолжение выплат в общий бюджет, несмотря на то, что принадлежность Единому рынку составляет основу роста британской экономики. Сейчас речь идет о предоставлении британцам семи лет для раздумий в качестве переходного периода для окончательного решения данного вопроса.

Поэтому очевидно, что британцы никак не могут в действительности участвовать в разработке и реализации общей миграционной системы в ЕС. Но их пример влияет и на невозможность реализации этой задачи в принципе. Например, Британия по разным вопросам часто ссылается на опыт Швейцарии. Однако Швейцария сама ведет переговоры о сокращении и ограничении иммигрантов из ЕС в свою страну. И здесь она может задать тон в обсуждении миграционной проблемы.

Бунт на европейском корабле

Миграционный кризис стал двигателем внутренней национальной революции, которая сейчас охватывает Евросоюз.

Ведь не только жители Соединенного Королевства взбунтовались против ЕС. Например, президент Венгрии заявил о необходимости провести референдум об участии страны в миграционной политике ЕС.

Вместе с тем, есть негативные моменты, которые вряд ли удастся миновать при попытках совместить противоречивые позиции тех, кто поддерживает единую миграционную политику, и тех, кто выступает против нее. Ряд британских экспертов призывает сохранить Британию в Едином рынке, учитывая примеры Норвегии и Швейцарии, и согласиться с требованиями британского участия в миграционной политике ЕС. Также британцам придется договариваться и в двустороннем порядке о пересмотре некоторых соглашений. Например, мэр французского Кале заявил о необходимости открыть новые переговоры с Британией в отношении границы между Францией и Соединенным Королевством.

Кале.jpg

Лагерь беженцев в Кале (Франция) близ границы с Великобританией. Источник: amazonaws.com.

Речь идет о соглашении 2003 г., которое  позволяло Британии проверять паспорта и контролировать границу между государствами уже в Кале, чтобы те, кто вызывает подозрения, даже не имели возможность въехать на территорию Соединенного Королевства. Однако британцы не только не стали рассматривать эту идею, а, напротив, вообще заявили о намерении укрепления французско-британской границы уже на территории Кале.

Важно, что даже «британскость», которую всегда представляли как смешение наций и сообществ, не позволила британцам проявить достаточную терпимость в миграционном вопросе. Вероятно, здесь сильно сказалась вера постимперского общества в то, что Британия не может быть «просто страной» в ряду других европейских стран. Поэтому Brexit означает запрос на некий пересмотр места Британии в мире.

Британия, невзирая на заявления о помощи ЕС в решении миграционного кризиса, в действительности не готова предпринять серьезные шаги для общеевропейской пользы, предпочитая руководствоваться исключительно собственными интересами.

Учитывая пример, который подали британцы другим странам-членам ЕС, миграционный кризис можно рассматривать как углубляющуюся линию раскола в Евросоюзе, постепенно прокладывающую один из путей к его распаду.

Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

₽6,9 млрд

составит объем бюджета Союзного государства Беларуси и России в 2018 г., что эквивалентно примерно $118 млн. В 2016 г. бюджет интеграционной структуры был реализован в объеме ₽4,7 млрд (около $83 млн).