21 Июля 2017 г.

Минску и Москве нужен новый старт отношений до 2019 года

Минску и Москве нужен новый старт отношений до 2019 года
Президент России Владимир Путин и президент Беларуси Александр Лукашенко.
Фото: focus.ua

Апрельская встреча президентов Владимира Путина и Александра Лукашенко, июньский Форум регионов, на котором подписано контрактов почти на полмиллиарда долларов, а также последовавший Высший Совет Союзного государства и инициатива по отмене роуминга между Россией и Беларусью – эти события придали двусторонним отношениям серьезный импульс. Возникает шанс вывести отношения из политического ступора, в котором они находились в 2015-2016 гг. Но если интеграции не придать ускорение, воспользовавшись удобным текущим моментом, то набирающая естественную инерцию дезинтеграция в ряде секторов может принять необратимый характер.

Хорошее начало-2017


Не следует недооценивать возникшее «окно возможностей» для скачка вперед в отношениях Минска и Москвы. Скептики пытаются свести ряд положительных событий в двусторонних отношениях в 2017 г. лишь к вопросу взаиморасчетов по нефтегазу. Иногда утверждается, что достигнутые договоренности и результаты – лишь выполнение заранее взятых на себя обязательств обеих сторон.

Однако Москва идет на реальные уступки Минску, тем самым подтверждая не только стратегический характер отношений, отразившийся в повышении внимания к Союзному государству в принятой в конце 2016 г. Концепции внешней политики РФ. Мощный импульс двусторонним отношениям на высшем уровне может свидетельствовать о стремлении Кремля дать новый старт российско-белорусским отношениям.

Минск пошел на ответные уступки, в том числе признав и погасив долг за поставленный из России газ в минувшем году. Однако не стоит забывать, какой ситуация была еще полгода назад, когда в Москве шли тяжелейшие переговоры по нефтегазовым вопросам.

Показательно, что все это происходит на фоне активизации общественного взаимодействия между двумя странами. Буквально за последние два года возник целый ряд совместных научно-образовательных, экспертных и медиа-проектов. Надо создавать площадки, имеющие выход на власть и объединяющие общественников, ученых, деятелей культуры, экспертов, налаживая тем самым «обратную связь» в Союзном государстве.

Преодолевая дезинтеграцию


Вместе с тем, оптимистичная атмосфера не должна закрывать глаза на наметившиеся расходящиеся траектории развития участников Союзного государства в ряде сфер. С одной стороны, экономические связи между Минском и Москвой за постсоветский период окрепли. На Россию приходится около половины всей внешней торговли Беларуси, причем, речь идет о товарах с относительно высокой добавленной стоимостью. В свою очередь, Беларусь является четвертым внешнеторговым партнером РФ по объему товарооборота, что означает колоссальную важность не только для платежного баланса, но и рабочих мест внутри России. За первый квартал 2017 г. торговля между двумя странами выросла на четверть.

С другой стороны, в ряде сфер наметились дезинтеграционные тенденции. Например, они отчетливо видны в сфере торговли, когда в России усиливается импортозамещение, которое, например, касается белорусских шасси МЗКТ, аналоги которых все больше производят в России.

Отчасти тенденция роста локализации ОПК в РФ закономерна и будет продолжаться. Однако это не значит, что белорусские производители должны остаться не у дел – надо усиливать кооперацию в отдельных секторах, где это взаимовыгодно, ставить вопрос о создании союзных кластеров в высокотехнологичных сферах ОПК. Возможно, стоит подумать о конверсии некоторых белорусских оборонных предприятий, производстве продукции гражданского назначения в форме совместных холдингов. Возможно, с привлечением капиталов и из-за границ Союзного государства там, где это возможно.

Определенные дезинтеграционные тенденции обозначились и в сфере образования. Далеко не везде обеспечены равные права для студентов (например, в вопросах поступления в вузы, в сфере медицинского страхования или социальных стипендий), а к болонскому процессу Россия и Беларусь присоединяются не скоординировано, а каждая в своей логике (например, двух- и трехступенчатая система образования).

Расхождения видны и в обеспечении безопасности на границах, когда Минск открывает безвизовый въезд для 80 стран, а Москва все более щепетильно подходит к вопросам безопасности границ.

Дело здесь не столько в каких-то заговорах, «злопыхателях» или противниках интеграции, сколько в объективных реалиях. Два суверенных государства не стоят на месте и меняются, в результате неизбежно возникают расхождения в подходах и ресурсах. И если не будет отчетливого приоритета на интеграцию, формулировки и продвижения общего «интеграционного» интереса, то дезинтеграция будет нарастать сама собой.

Здесь задача заключается в формулировании образа будущего союза, но не абстрактного, а предельно конкретного, соотносящегося с конкретными отраслями экономики и социального развития, конкретными планами.

Сейчас нужна мощная инициатива, чтобы количество положительных новостей в российско-белорусских отношениях в 2017 г. перешло в качество в ближайшие 1-2 года. В рамках Российско-белорусского экспертного клуба был высказан целый ряд подобных проектов: от программы академической мобильности «Эврика» – до треугольника скоростной железнодорожной магистрали Москва-Минск-Санкт-Петербург.

На уровне промышленной политики в Союзном государстве ближайшие два года могут оказаться решающими. Если не удастся заложить крепкие основания для координации в этой сфере, то между индустриальными комплексами двух стран может образоваться разрыв.

К 2019 г. в России должна быть разработана система мер по реализации принятой недавно Стратегии экономической безопасности, которая нацелена на преодоление критической зависимости от импортных поставок научного и производственного оборудования. По сути, речь идет об импортозамещении в высокотехнологичных областях, где белорусская продукция активно экспортируется в Россию. В денежном выражении можно указать на госзаказ РФ, составляющий порядка $500 млрд, до четверти ВВП, что является не только ресурсом во время кризисов, но и потенциальным трамплином для разгонки новых производств - в России и потенциально в странах ЕАЭС.

Таким образом, окно возможностей для вывода российско-белорусских отношений на устойчивую восходящую траекторию сохраняется до 2019 г. Это позволяет предложить союзные проекты, которые могут быть учтены в комплексе мер российской стратегии экономической безопасности. Возможно, следует поставить вопрос о разработке совместной стратегии экономической безопасности в рамках Союзного государства или ЕАЭС, чтобы учесть интересы интеграции индустриальных потенциалов.


Вячеслав Сутырин

Комментарии
Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

27,8%

составил рост товарооборота в ЕАЭС в январе-июле 2017 г. по сравнению с январем-июлем 2016 г. и достиг $29,6 млрд – Евразийская экономическая комиссия