10 Октября 2016 г.

Минск и Москва урегулировали газовый спор

Минск и Москва урегулировали газовый спор
Фото: gazprom.ru

10 октября Александр Лукашенко заявил об урегулировании споров вокруг цены на газ для Беларуси. Суть газового спора заключалась в противоречии межправительственных соглашений Беларуси и России и коммерческого контракта с «Газпромом». Минск и Москва сумели разрешить спор путем компромисса, не доводя его до накала торговых войн «нулевых». Это может стать рабочей моделью для двусторонних отношений.

До последнего момента Минск получал газ по ценам, фактически равным внутрироссийским + доставка. Однако платила за газ Беларусь в долларах, а несколько лет формула цены на газ для Беларуси была отвязана от стоимости нефти, в связи с дороговизной последней. Однако теперь, на фоне падения нефтяных цен и роста доллара, цены на газ для Беларуси приблизились к ценам для европейских потребителей.

В этих непростых условиях начались переговоры о корректировке цены на газ. Позиция Минска основывалась на межправительственных соглашениях России и Беларуси, которые предполагают переход фактически к равным ценам на газ для российский и белорусских потребителей. Москва поддерживает данный курс, тем более учитывая цель по формированию единого энергетического рынка в рамках Евразийского экономического союза в 2020-х гг.

Однако встал вопрос о том, по какой формуле ценообразования считать цену на газ для Беларуси в текущем году. Цена вопроса – несколько сотен миллионов долларов. Однако полное списание того, что российская сторона рассматривает как долг перед «Газпромом» согласно коммерческому контракту, а белорусская – не признает, означало бы не компромисс, а полное принятие позиции Минска.

Естественно, отсутствие компромисса и односторонние уступки создавали бы прецедент для дальнейшего разрешения спорных ситуаций между Минском и Москвой, в которых позиция каждой из сторон имеет законные юридические основания. Фактически, это закладывало бы мину под двусторонние отношения, создавая стимул к давлению в будущем.

Поэтому единственным оптимальным выходом из ситуации был компромисс – частичный пересчет цены на газ в 2016 г. и переход на новую цену в 2017 г. В итоге именно к этому решению стороны и пришли.

В рамках текущего курса доллара экономия Беларуси, по оценкам «Евразия.Эксперт», только в 2017 г. может составить около $800 млн при условии сохранения текущих объемов закупок.

Переговоры о новой цене были непростыми. Российская и белорусская стороны использовали механизмы взаимного давления – вспомнили как о соглашениях по нефти, так и об информационной сфере. Александр Лукашенко в сентябре призвал оптимизировать участие Минска в союзных проектах.

Осенью 2016 г. «Транснефть» ограничила поставки нефти в Беларусь на основании контракта. Минск поднял цену за прокачку российской нефти по территории Беларуси. Ситуация могла бы усугубиться, если бы соглашение по газу не было достигнуто до конца года, и стороны вступили бы в 2017 г. без согласованной цены на газ.

Принципиальным моментом стало то, что несмотря на сложный переговорный процесс, стороны не скатились к «информационной войне». Ряд политических заявлений все же прозвучал, но они не превратились в информационные кампании, которые в прошлом пагубно сказывались на общественном мнении в Союзном государстве.

Тем самым в Союзном государстве постепенно вырабатывается модель разрешения противоречий, опирающаяся на несколько принципов:

1. Взаимная сдержанность в процессе сложных переговоров, в ходе которых используются различные рычаги влияния на партнера, но спор не перерастает в конфликт.

2. Отказ от инструментов «информационных войн» в общем пространстве.

3. Отработка модели урегулирования споров в форме компромисса на основе взаимных уступок.

Сторонний наблюдатель может сказать, что причины в том, что Россия сегодня как никогда раньше заинтересована в Беларуси как союзнике в Восточной Европе. Очевидно, это так, но так сложилось не вчера, и проблема Калининградской области появилась не вчера. Надо вспомнить, что подходы к Беларуси в последние два года пытается скорректировать Запад (надолго ли?), в то время как Союзное государство давно сложилось как взаимовыгодный проект.

Для более внимательного наблюдателя очевидно, что белорусско-российские отношения за период двух десятилетий союзного строительства проделали определенный путь. Наработан опыт управления противоречиями и урегулирования споров. Это вовсе не означает, что проблем больше нет.

Сейчас Беларусь и Россия стоят перед необходимостью адаптации Союза к новым геостратегическим реалиям растущей напряженности в мире, одним из очагов которой стала Восточная Европа.

Александр Лукашенко заявил 10 октября, что будет на переговорах с Владимиром Путиным ставить стратегический вопрос о равных условиях хозяйствования белорусских и российских производителей в Союзном государстве. Это означает и равные цены на энергоносители, к которым стороны совершили очередной шаг с урегулированием текущего газового спора.

Можно предположить, что российская сторона поддержит подход белорусского руководства. Более того, с учетом растущей непредсказуемости международной обстановки разграничить экономическое и политическое сотрудничество, гуманитарное партнерство и взаимодействие в сфере безопасности будет все сложнее.

Союзные отношения должны опираться на несколько точек опоры в разных сферах, чтобы сохранить предсказуемость и выстоять в период мировой турбулентности, которая, очевидно, сохранится еще долгие годы.

Вячеслав Сутырин

Комментарии
Инфографика: Кто и где готовил белорусских радикалов?
инфографика
Цифра недели

0,9%

составил рост ВВП Беларуси в январе-мае 2017 г., достигнув $20,5 млрд. Для сравнения, ВВП Беларуси по итогам 2016 г. составил $49,9 млрд. – Белстат