16 Августа 2017 г.

Минские соглашения под угрозой срыва. Что происходит внутри Украины?

Минские соглашения под угрозой срыва. Что происходит внутри Украины?
Президент РФ Владимир Путин, президент Республики Беларусь Александр Лукашенко и президент Украины Петр Порошенко.
Фото: prismua.org

Разгоревшееся три года назад на востоке Украины вооруженное противостояние обернулось для страны экономической и гуманитарной катастрофой. Минские соглашения были призваны разрядить ситуацию в регионе. Однако развитие обстановки внутри Украины не внушает оптимизма. А новый американский закон о санкциях грозит породить очередной виток геополитического противостояния между Россией и Западом. Насколько вероятен срыв минских соглашений? Что на самом деле происходит в Украине? Как повлияет на конфликт политика новой администрации Трампа, которая питает неприязнь к многосторонним форматам переговоров? На эти и другие вопросы в своей статье отвечает сопредседатель редакционного совета аналитического портала «Евразия.Эксперт», белорусский политолог Петр Петровский.

Внешнеполитический контекст


Смена руководства в США и процедура брекзита изменили расклад сил внутри блока западных государств. США и Великобритания выбрали путь переформатирования собственной экономики через отказ от дотаций на геоэкономические проекты континентальной Европы (Европейский союз). Также имеются глубокие противоречия по стратегиям модернизации собственных экономик по разные стороны океана. США и Великобритания здесь выбрали путь сосредоточения на собственных силах и создания общих проектов в рамках НАФТА и Британского содружества.

На этом фоне различаются позиции стран коллективного Запада и по украинской проблеме. Дональд Трамп, являясь политическим заложником возможного импичмента из-за скандала вокруг якобы «имевших место кибератак со стороны России» во время президентской кампании, был вынужден подписать законопроект о введении дополнительных санкций в отношении в том числе и России. Данное решение часть экспертов считает действительным началом новой «холодной войны», т.к.

а) отмена принятого закона является достаточно сложным процессом и имеет затяжные последствия (аналогичный закон о санкциях Джексона Веннека, принятый против СССР, функционировал после его распада в отношении РФ на протяжении более 20 лет);

б) сложность процедуры отмены санкций и негативные примеры, имевшие место до этого, демотивируют непризнанные республики ДНР/ЛНР выполнять минские соглашения, что может привести, по мнению аналитиков Министерства обороны Украины, а также генерал-лейтенанта Игоря Романенко, к тактическому обострению осенью этого года на линии разграничения на Донбассе;

в) отличительной чертой новых санкций является их направленность в том числе на блокаду стратегически важной энергетической сферы РФ.

Это прежде всего направлено на проникновение на рынок ЕС, Украины и некоторых других стран сжиженного газа из США, а также на блокаду строительства «Северного потока-2» и «Турецкого потока», что является прямым стратегическим вызовом для РФ, которая с этим из-за важности данных проектов для собственного бюджета смириться просто не может.

Во многом энергетический характер санкций подтверждает поездка в Украину госсекретаря Рекса Тиллерсона, где тот в момент своего краткого 2,5-часового визита встречался тет-а-тет с руководителем «Нафтогаза» Украины Андреем Кобелевым. В ходе встречи обсуждались вопросы поставки в Украину американского сжиженного газа. Можно предположить, что также на встрече имел место разговор о возможной блокаде транзита российского газа на Запад.

При этом РФ ограничена своими маневрами в противостоянии как минимум до второй половины 2018 г., т.к. заинтересована в проведении чемпионата мира по футболу. Однако в момент приближения выборов в Украине и прохождения ЧМ-2018 позиция РФ может радикализироваться, что, правда, зависит от выполнения санкций со стороны США, а также принуждения к их выполнению стран ЕС. В случае принуждения со стороны Трампа можно ожидать потерю возможности со стороны ФРГ стать главным газовым хабом в ЕС.

Внутриполитический контекст


Внутриполитическая ситуация в Украине характеризуется началом подготовки со стороны сегодняшней администрации Петра Порошенко к президентской и парламентской избирательным кампаниям 2019 г.

Президент постепенно монополизирует СМИ, из которых вытесняются основные оппозиционные политики. В частности, в рейтингах Украинского института анализа и менеджмента политики за март-июль 2017 г. зафиксирована тенденция постепенного вытеснения всех оппозиционных политиков.

Последним таким политиком стала Юлия Тимошенко, выпавшая из рейтингов в июне-июле.

Из-за зачистки лишился украинского гражданства Михаил Саакашвили. По мнению киевского эксперта Дмитрия Корнейчука, они вместе с экс-руководителем СБУ Валентином Наливайченко и Ю. Тимошенко при финансовой поддержке бизнесмена – бенефициара Саакашвили, Константина Григоришина, планировали на осень массовые акции протеста по Украине. Лишили гражданства Саакашвили также из-за потери покровителей из команды Барака Обамы, которые и отправили его для контроля за ситуацией в Украину в 2014 г.

Подготовка к выборам видна также в сфере некоей «деолигархизации» украинской экономики главным ее «олигархом».

Так, у некогда крупнейшего олигарха Рината Ахметова из-за войны на Донбассе общее состояние, по оценкам «Форбс», сократилось с $16 млрд в 2012 г. до $2,3 млрд в 2016 г. Это связано как с национализацией предприятий в ЛНР/ДНР, так и с издержками двойного налогообложения предприятий Л/ДНР в Украине, разрушениями, негласными санкциями и давлением в отношении собственности Ахметова на территории Украины. Убытки «ДТЭК» и «Метинвеста» с 2014 по 2017 гг. составили более $3 млрд. Ахметовский «Киевэнерго» киевские власти желают вытеснить со столичного рынка энергоресурсов. Сегодня собственность Ахметова на подконтрольных территориях это

а) металлургия («Запорожсталь»)

б) многочисленные горно-обогатительные комбинаты в Луганской и Донецкой областях;

в) тепловая генерация и облэнерго;

г) «Укртелеком»;

д) телеканал «Интер» и некоторые другие.

По сведениям беглого судьи Антона Чернушенко, Ринат Ахметов уплатил П. Порошенко $200 млн за прекращение уголовного дела в отношении «Нефтегаздобычи».

Политическое влияние Ахметова резко сократилось и свелось к части депутатов «Оппозиционного блока» во главе с православным олигархом Вадимом Новинским.

По общим оценкам, Игорь Коломойский уменьшил свой доступ к бюджетным ресурсам через утрату контроля над «Укрнафтой» и «Укртранснафтой» в связи с изменением закона «Об акционерных обществах», уменьшившего общий кворум для собрания акционеров с 60% до формулы 50% + 1 акция. Также Коломойский потерял в итоге национализации ключевой актив «Приватбанк» и своего основного политического игрока – партию УКРОП, добровольческие батальоны которой были ему подконтрольны.

В итоге Коломойский лишился инструментов шантажа власти: как экономических в нефтегазовой и финансовой сферах, так и политических – правых радикалов и батальонов.

При этом еще весной Коломойский участвовал в финансировании блокады Донбасса, за что, по мнению некоторых экспертов, был оштрафован на $50 млн Антимонопольным комитетом Украины.

Сегодня политическое влияние Коломойского – «УКРОП», часть депутатов фракций «Самопомощь» и «Народный фронт», группы «Возрождение», некоторых мажоритариев. По оценке Руслана Бортника, это 40-50 депутатов.

Другие олигархи также находятся в «опале». Дмитрием Фирташем активно интересуется американское правосудие. На зятя Леонида Кучмы Виктора Пинчука СБУ открыло уголовное дело. В. Новинский лишился депутатской неприкосновенности. Сергей Тарута, бывший губернатор Донецкой области, потерял практически все активы.

На этом фоне Петр Порошенко вовсю готовится к президентской кампании.

По данным группы «Рейтинг», поддержка президента с 2014 по 2017 гг. снизилась с 64% до 16%. При этом захваты облисполкомов в Западной Украине активистами блокады Донбасса этой весной продемонстрировали Порошенко всю слабость собственной власти.

Поэтому администрация президента с 2015 г. целенаправленно проводит политику увеличения административных полномочий, за время которой СБУ, ГПУ, НГУ стали контролироваться ставленниками администрации президента.

В Верховной Раде находятся законопроекты судебной реформы, которая позволит сильнее влиять на деятельность судов, в том числе конституционного. Также готовится законопроект «О реинтеграции Донбасса», который, как прогнозируется, должен еще больше расширить полномочия президента, возможно, переподчинить АТО с СБУ на Министерство обороны и закрепить прямое президентское правление на подконтрольной Киеву территории Донбасса.

Созданное Министерство информационное политики, возглавляемое кумом Порошенко Юрием Стецем, и доктрина информационной безопасности позволили администрации президента вытеснить конкурентов из информационного пространства и управлять нелояльными ресурсами через различного рода предупреждения Национального совета телерадиовещания. В этом отношении тление конфликта на Донбассе как нельзя более кстати подходит для манипулирования общественным мнением и использования его президентом в свою пользу. Фактор конфликта здесь является одним из решающих в вопросе контроля П. Порошенко над страной.

При этом в самом окружении Порошенко имеются различного рода противоречия. Например, премьер-министр Владимир Гройсман имеет конфликт с министром инфраструктуры Владимиром Омеляном, министр аграрной политики конфликтует с руководителем «Укрзализныци». Некоторые бизнесмены из окружения президента начали испытывать скепсис по отношению к Порошенко после задержания одного из основных партнеров аграрных олигархов Игоря Тарасюка.

Коллективный Запад же в отношении украинского руководства проводит политику все большей прагматизации.

Официальный Киев больше не сможет получать такие объемы помощи, какие западные структуры (МВФ, ЕС и др.) вкладывали последние три года в Украину. Связано это прежде всего с высокой коррупцией в Украине и неэффективностью трансформаций.

В связи с этим коллективный Запад направил практически все свои НКО (некоммерческие организации) в Украине на мониторинг коррупции и продвижение антикоррупционной составляющей как в общественном сознании, так и в практике продвижения реформ.

Трансформации особенно коснутся американской политики. Назначение Курта Уолкера спецдокладчиком по Украине уже по его форме сбора информации демонстрирует недоверие администрации Трампа к работе посольства США в Киеве. Курт Уолкер поселился вместо гостиницы посольства в отеле Аль-Хайят в Киеве. Его инспекции и поездки во многом дублируют инспекции и поездки работников посольства США. Можно ожидать от Курта Уолкера сдержанного и прагматичного отношения к украинской проблеме. Он уже успел в интервью «Голосу Америки» раскритиковать методы работы администрации Порошенко, особенно те, которые относятся к языковым, информационным, культурным и идеологическим ограничениям, проводящимся украинским руководством. В этой атмосфере руководство «Оппозиционного блока» направило открытое письмо Рексу Тиллерсону с призывом обратить внимание на проблемы, связанные с правами человека. Можно спрогнозировать некоторое давление на украинское руководство в гуманитарном плане и в сферах борьбы с коррупцией и продвижения реформ.

По информации киевского эксперта Алексея Якубина, белый дом сейчас готовит кадровые решения в посольстве США в Киеве. Посол сохранит свой пост, но их могут лишиться его замы и некоторые другие сотрудники дипмиссии. В частности, по информации Якубина, должности может лишиться заместитель посла Джордж Кент, курировавший антикоррупционную борьбу в Украине (Национальное антикоррупционное бюро Украины). Причиной этому является недовольство качеством мониторинга эффективности государственного управления в Украине и реформами, а также формализм и показушность в борьбе с коррупцией.

Однако утверждать, что западные партнеры сегодня имеют запасной сценарий смены руководства Украины, было бы неверно. Коллективный Запад, несмотря на все недовольство качеством функционирования украинского руководства, все же понимает риски в дестабилизации обстановки в стране и, прежде всего, геополитические риски для самого себя.

Во-первых, для Запада Украина сегодня – ключевой инструмент в противостоянии с Россией. Во-вторых, Украина превратилась в источник ресурсов, и соседи вовсю пользуются ее трудовыми, интеллектуальными, сырьевыми ресурсами, происходит активное проникновение западного капитала в украинскую экономику. Так, три соседа Украины максимально упростили трудоустройство украинцев. В РФ благодаря законодательству о соотечественниках граждане Украины могут быстро получить российское гражданство. В Венгрии для трудоустройства на сезонные работы гражданам Украины не требуется получать рабочую визу. Такое же положение действует и в Польше, где граждане Украины могут без визы работать до 8 месяцев; также граждане Украины могут получить рабочую визу постфактум на месте трудоустройства. При этом трудовые визы выдаются даже сроком на 5 лет. В 2017 г. планируется привлечь на работу около 2 млн украинцев. Министр труда утверждает, что Польша способна трудоустроить до 5 млн украинцев.

К этим цифрам следует также добавить, что 120 тысяч украинцев на октябрь 2016 г. имели карты поляка. Киевский эксперт Александр Охрименко прогнозирует возможность потенциального получения карт поляка еще 1 млн украинцев.

В Беларуси, по данным МВД, со времени конфликта на Донбассе оказалось около 160 тыс. человек. Для украинцев президентом Беларуси принят ряд решений, обеспечивающих облегчение процедуры получения вида на жительства, а также предоставления временного жилья.

Данные факторы утечки человеческого капитала, состоящего из наиболее социально активных граждан Украины, помогают властям с одной стороны бороться с социальными протестами, избавляясь от активных граждан, с другой же – привлекать из-за границы иностранную валюту.

Только по официальным данным в Украину за январь-май 2017 г. «заробитчанами» было переведено из-за границы около $3,3 млрд. Если исходить из пропорции теневой экономики Украины, то можно в среднем умножать данные цифры на два, чтобы получить общую сумму.

При этом экономика Украины по своей структуре становится все более аграрной. Прогнозируется рост доли сельского хозяйства в ВВП до 30%. Изменяется и структура с/х, где все большую составляющую занимают масличные культуры (подсолнечник, рапс, соя), вытесняя злаки и другие культуры, за исключением кукурузы. Это свидетельствует о сырьевом характере с/х Украины. И данная тенденция будет только увеличиваться.

В оставшейся промышленности наблюдается постепенный переход на выпуск полусырьевой продукции из черных металлов, арматуры и т.д. Также видно проникновение в промышленность польского капитала (польский капитал выступает дочерним немецким капиталом, тем самым опосредованно через Польшу скупкой промышленных предприятий занимаются немцы).

Данное переформатирование отражается на структуре украинского общества. Промышленные цепочки и связанные с ними образовательные кластеры продолжают уменьшаться, и Украина трансформируется в аграрное государство с значительной частью сферы услуг. Тем самым за украинской экономикой закрепляется периферийная характеристика, что делает Украину все более зависимой от мировых финансовых игроков.

Целью же Петра Порошенко сегодня является политическое самосохранение в условиях ограничения поддержки Запада и увеличения его контроля, а также увеличения политэкономической турбулентности внутри страны. Для него важна «деолигархизация» конкурентов, дальнейшая монополизация информационного поля, концентрация административных рычагов и финансовых потоков в своих руках. В этих реалиях риски досрочных выборов, в которых не заинтересованы ни Запад, ни и сам Порошенко, достаточно невелики. Видится, что и Порошенко, и Верховная Рада пробудут у власти до конца своих сроков. При этом у Запада сегодня имеются средства управления Порошенко. Это, кроме подконтрольного им НАБУ (Национального антикоррупционного бюро Украины), также выражается в наличии компроматов, которые, по словам Руслана Бортника, были переданы органам США экс-главой СБУ Наливайченко, а также некоторыми другими экс-чиновниками.

Наливайченко, являющийся частым гостем различных американских структур, уже заявил, что команда Трампа планирует заняться расследованием фактов коррупции в высших эшелонах власти Украины. Определенным маркером станет «дело Фирташа», которое продемонстрирует отношение США к погрязшим в коррупции украинским чиновникам и олигархам.

При этом все оппоненты Порошенко сегодня слабы. У них отсутствуют рейтинговые и харизматичные лидеры, а также имеется дефицит как финансовых, кадровых и информационных ресурсов, так и поддержки Запада.

Перспективы выполнения Минских соглашений


Последние действия сторон конфликта (национализация собственности в Л/ДНР, блокада со стороны Киева, идея «Малороссии», признание паспортов Л/ДНР, закон о санкциях и контрсанкции и т.д.) говорят, что ни одна из сторон не готова к выполнению соглашений или к стимулированию их выполнения.

Для США украинский кризис является фактором энергетической экспансии в Западную Европу, откуда для этого следует вытеснить российские компании. А в данной ситуации принятый закон о санкциях приходится как нельзя кстати.

Во-вторых, для США минский формат не имеет смысла. Американская администрация поддерживает двусторонние контакты с каждой из сторон в отдельности, и перспектива вхождения США в нормандский или еще какой-либо формат по решению украинского кризиса видится призрачной. Тлеющий же конфликт дает возможность США работать с позиции силы как с Россией и Украиной, так и с ЕС.

Для России курс на отделение Донбасса является наиболее реалистично видимым. Поэтому на разных уровнях происходит интеграция ДНР/ЛНР в экономическое и, частично, правовое пространство РФ.

Москва понимает, что выполнение минских соглашений для нее возможно только в той последовательности, которая изложена в документе. Однако у России нет рычагов воздействия ни на Киев, ни на ФРГ и Францию, ни тем более на США для исполнения «Минска-2» именно в этой последовательности.

Часть же субъектов российского реального сектора экономики не заинтересована в снятии контрсанкций. Это можно наблюдать на примере санкций в отношении Турции, после восстановления отношений с которой ограничения по ряду позиций не сняты и сегодня.

Для ЕС выполнение минских соглашений в свете конфликта с администрацией Трампа, брекзитом и общей усталостью является благоприятным сценарием. Однако внутренние противоречия и конфликты между старыми и новыми членами ЕС, отсутствие должных рычагов воздействия на выполнение «Минска-2» и общая бюрократическая неповоротливость превращают действия Брюсселя, Парижа и Берлина в бездействия.

Для Украины фактор конфликта на Донбассе стал основной технологией управления массами и удержания современных элит у власти. При общей идеологической риторике о «Єдиній Україні» будет явно или скрытно проводиться политика отделения от Донбасса, будут ликвидироваться старые экономические связи, переформатироваться гуманитарная составляющая. В плане прагматизации помощи Запада официальный Киев сделает ставку на Вашингтон и будет лоббировать предоставление военной помощи Украине, в том числе и летального оружия.

Можно констатировать, что минские соглашения являются документом, позволившим перейти конфликту из горящей фазы в тлеющую, которая сегодня в той или иной мере выгодна большинству участников. В связи со все большей геополитической эскалацией и завязкой на противостояние, решение конфликта на Донбассе видится сомнительным в перспективе ближайших десяти лет.


Петр Петровский

Комментарии
18 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Глава ЦИК Беларуси заявила, что президентские или парламентские выборы могут быть перенесены,  что подхлестнуло слухи о референдуме.

Инфографика: Запад-2017 vs Учения НАТО: Кто кого запугивает?
инфографика
Цифра недели

$700 млн

составила сумма российского государственного финансового кредита, выделенного Беларуси сроком на 10 лет