01 Января 2019 г.

Мир после SWIFT: на смену доллару приходит золото

Мир после SWIFT: на смену доллару приходит золото
Фото: expert.ru

После отключения Ирана от SWIFT о своей судьбе задумались многие государства, находящиеся не в самых лучших отношениях с США, фактически управляющими системой. О создании аналога SWIFT речь шла уже давно, равно как и об удалении доллара из расчетов между странами, которые не хотят быть зависимыми от Штатов. Однако если уйдет доллар, на смену ему должна прийти какая-то альтернатива, и ей, скорее всего, окажется золото. О том, почему так происходит и что ждет мир после SWIFT, читайте в статье руководителя Центра политэкономических исследований Института нового общества Василия Колташова специально для «Евразия.Эксперт».

Международная межбанковская система SWIFT отключила Иран от своих межбанковских каналов. SWIFT находится в Брюсселе и фактически контролируется США. Потому решение по Ирану можно рассматривать лишь как американскую санкцию. Для государств континентальной Евразии отключение Ирана от системы SWIFT является сигналом к тому, что аналогичные меры Вашингтон может применить и против них. Сам Вашингтон тоже тестирует меру, сознавая при этом, что подал сигнал и другой стороне. Не случайно уже 22 ноября на международной конференции «Евразийская экономическая интеграция», организованная Евразийским банком развития (ЕАБР) в Москве прозвучало предложение создать евразийский аналог SWIFT. Шаг логичный, но едва ли уже вполне подготовленный.

Американские и британские власти, а с ними и еврократия, обнаружили плохое поведение других государств в 2013-2014 гг. Это произошло в тот самый момент, когда их экономики накрыла Вторая волна глобального кризиса. В дальнейшем США и их партнеры (далеко не во всем и не все вели себя как союзники) продолжили политику нажима. Избрание в 2016 г. президентом США Дональда Трампа еще более обострило ситуацию. Китай оказался вовлечен в торговый конфликт, которого он старался избежать. Угроза усиления таможенного протекционизма США остается для Поднебесной очень чувствительной. Недалеким может оказаться момент, когда большая часть китайских товаров будет вытеснена из США товарами из других стран и в некоторой мере даже американскими продуктами.

Если не доллар, то что?


Давление на евразийские центры капитализма возрастает, и в ответ перед ними встает задача удаления доллара из взаимных расчетов. Сама финансовая система континентальной Евразии может в результате качественно измениться. Дело не ограничится созданием альтернативной сети межбанковских каналов и использованием национальных валют как средств платежа в торговых операциях.

Рубль уже предлагается в качестве расчетной валюты в ЕАЭС, что едва ли понравится Китаю. Впрочем, и юань как основная валюта евразийской торговли тоже не может всех устроить, так как Китай в результате присвоит себе «американские» выгоды. Потому стихийно, без явного плана и соглашения, идет – и не только в Евразии – другой процесс. Центральные банки концентрируют золото, и это подготавливает перемены.

Итоги третьего квартала 2018 г. для России были таковы: на мировом рынке приобретено 92,2 т золота. Закупки велись рекордным темпом, и можно ожидать, что в течении следующего года может быть поставлен новый рекорд. Пока же был достигнут исторический максимум запасов золота в распоряжении российского государства. Запасы превысили 2036 т (1 октября). Этот рост напрямую связан с избавлением от гособлигаций США, которые в прежние годы играли важную роль. Тогда, после рыночного шока 2008 г., считалось необходимым поддержать финансовую систему США и тем помочь восстановлению равновесия в мировой экономике. Когда в 2013-2016 гг. пришла Вторая волна глобального кризиса, США отплатили за это отнюдь не помощью.

США первыми отказались от соблюдения правил «Вашингтонского консенсуса». В итоге на 1 октября, по данным ЦБ РФ и МВФ, выстроился вот такой рейтинг золотых запасов: США – 8133,5 т, Германия – 3371 т, Италия – 2451,8 т, Франция – 2436 т. С уже названным объемом золотого запаса в 2036,3 т Россия заняла пятое место в мире. Китай имеет теперь шестую позицию, обладая 1842,6 т золота. За ним следуют Швейцария – 1040 т, Япония – 765,2 т и Нидерланды – 612,5 т. Замыкает десятку мировых лидеров Турция. Ее золотой запас 568 т, и он крайне важен для страны, чья национальная валюта потеряла в 2018 г. более 40% к доллару и чьи отношения с США только выглядят мирными.

Ирану уже пришлось активно тратить свое золото в международных расчетах, и это урок, о котором не должны забывать ни в Анкаре, ни в Москве, ни в Пекине.

Пока вопрос о расчетах в Евразии обсуждался все активней, российские вложения в долговые бумаги США с $176 млрд в 2010 г. уменьшились к осени 2018 г. до $14 млрд, а золотой запас только возрастал. Этому помогает и статистика: с $300 за тройскую унцию в 2000 г. золото поднялось в цене до $1225 за унцию к ноябрю 2018 г. Был, конечно, и спекулятивный максимум 2011 г., и снижение цены. Но общий итог здесь явно не в пользу доллара. Более того, видно, что американская валюта все время обесценивалась по отношению к классической мировой валюте, как называл ее Карл Маркс, золоту. В итоге «переживший свой век», якобы глубоко архаичный металл показал свои преимущества. В чем они же они состоят?

Золотые преимущества


Желтый драгоценный металл является не просто безопасным инструментом, так как власти США не могут повлиять на него своими санкциями, он обладает стоимостью. Золото ценно само по себе, чего никак нельзя сказать о долларе или евро. Потому нет ничего удивительного в том, что спрос на физическое золото возрастает. По данным Всемирного золотого совета (WGC), в ходе трех минувших месяцев закупки золота увеличились на 22% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. В тоннах это 148,4.

Центральные банки буквально сметают золото, которое, если так пойдет дальше, станет основой для расчетов по торговым операциям (физическое золото будет при таком сценарии перемещаться минимально), а доллару и другим «лидерам торговли» придется тесниться.

Но пока рост золотых запасов главных банков говорит о росте противоречий между центрами капитализма, агрессивными старыми и отбивающимися новыми. Старые центры поражены финансовой болезнью, лечение от которой создало пузырь на фондовом рынке США (больший, чем в 2007 г.), огромный бюджетный дефицит и колоссальный долг. Велик долг и у ЕС, взятый как совокупность долгов стран. Налицо кризис неолиберальной модели, от которой отказаться не хотят и не могут. Отказ от нее возможен лишь после биржевого краха и девальвации главных резервных валют в мире. Но последнее едва ли сейчас возможно, так как в сжатии главных рынков у новых индустриальных стран нет интереса, а финансовые элиты Запада и регуляторы делают все возможное для предотвращения повторения 1970-х гг., когда имели место подобные события. ФРС не случайно повышает ставки.

С повышением ставок ФРС США хотят сыграть как в конце 1970-х – начале 1980-х гг., притянув и удержав капиталы в зоне доллара и своего рынка ценных бумаг, как бы высушив другие рынки и затем предложив им инвестиции на основе своих новых жестких правил, оставшись при этом центром мировой торговли. Однако такой номер, скорее всего, не пройдет, так как экономическое значение самих США падает, а недоверие к ним является более глубоким, чем прежде. В итоге спрос на золото создает угрозу для них и для господства доллара в расчетах. Давление на США еще не велико, оно носит предупредительный характер. Однако со временем ситуация способна измениться. И она изменится, хотя новые промышленные центры капитализма не заинтересованы в потере западных покупателей и в том, чтобы производить в старых промышленных странах стало дорого.

Мир после SWIFT


Весь этот сложный баланс не отменяет противоречий и не останавливает их развития, а только сдерживает процесс. Потому от доллара и SWIFT в континентальной Евразии будут уходить медленно. Мир после SWIFT будет иметь несколько аналогичных смыкающихся систем, как смыкаются литосферные плиты на поверхности планеты. Расчеты при этом будут строиться на нескольких принципах: во-первых, на установлении доверия, во-вторых, на росте интереса стран к продвижению своих валют. Эти принципы несут в себе противоречие, которое практически может быть легко разрешено расчетами на основе золота, а в крайних случаях и самим золотом, как это приходится делать Ирану. Рубль в такой ситуации может расширить область своего хождения, но ее будет расширять и индийская, и китайская валюты. Аналогичный интерес имеют Пакистан и Иран, который пока находится под наибольшим нажимом Вашингтона.

Если все эти центры развития евразийского капитализма (включая и Турцию) будут взаимно ограничивать свои стремления продвинуть собственные валюты, то рано или поздно это может привести к созданию новой международной валюты. До этого же вполне логичным будет фиксировать цены по контрактам в золоте, а некоторые расчеты вести на его основе – под формальные гарантии золотых запасов центральных банков.

Сильные стороны золота известны, а в реальности, где нет единого центра, каковым были США, и есть немалое соперничество и недоверие, именно золото может оказаться необходимым. Спрос на него увеличивается неспроста. Времена изменились, но перемены эти еще не закончены.


Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Загрузка...
Комментарии
28 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

На что на самом деле нацелен проект ЕАЭС?

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

2 раза

составил рост товарооборота между Вьетнамом и ЕАЭС после подписания соглашения о свободной торговле, достигнув $6,1 млрд – ЕЭК

Mediametrics