05 Октября 2017 г.

Литовский энергетик: «У мировых ядерщиков нет претензий к БелАЭС»

Литовский энергетик: «У мировых ядерщиков нет претензий к БелАЭС»
Установка защитного купола на здание реактора БелАЭС.
Фото: s13.ru

Литва является главным критиком строящейся Белорусской атомной электростанции (БелАЭС). На международных площадках руководители республики обвиняют Минск в создании «ядерного монстра». Президент Литвы Даля Грибаускайте неоднократно заявляла, что АЭС – это «геополитический проект Кремля» и даже «альтернативное оружие» против Запада. В то же время авторитетные эксперты и представители других стран ЕС, включая ближайшую соседку Литвы – Латвию, призывают не нагнетать истерию и трезво оценивать ситуацию. Аналогичного мнения придерживается и один из ведущих литовских энергетиков, инженер-ядерщик и академик Юргис Вилемас. В интервью «Евразия.Эксперт» он рассказал, что стоит за критикой литовских властей в адрес Беларуси и почему экспорт белорусской энергии в Прибалтику маловероятен.

- Господин Вилемас, накануне МИД и Минобразования Литвы потребовали от Института энергетики Литвы прекратить консультации с Беларусью по поводу строящейся Белорусской АЭС. Как вы оцениваете этот шаг?

- Насколько я знаю, инициатива о прекращении сотрудничества исходит от двух сторон. Литовские власти верны своей жесткой риторике, и белорусы стали отвечать тем же.

Здесь важно подчеркнуть, что Литва не имеет права что-то запрещать литовским ученым и что-либо от них требовать. Ведь консультации проходят в рамках международного проекта по контролю над обеспечением безопасности Белорусской АЭС (БелАЭС), который курирует Еврокомиссия (ЕК). По сути, что-то запретить и вывести литовских специалистов из диалога может лишь Брюссель. Но это не запрещает литовским властям давить на ученых. И власти давят на литовских энергетиков, хотя не имеют на это никакого права. Ученые могут выйти из проекта, если так решит Еврокомиссия, а не литовские власти, что мы и видим сегодня.

- На ваш взгляд, можно ли урегулировать литовско-белорусский конфликт или время уже упущено?

- На мой взгляд, ключевая ошибка властей Литвы заключается в том, что мы отказываемся сотрудничать. Официальный Вильнюс называет БелАЭС «угрозой национальной безопасности» и заявляет, что она «небезопасна», хотя станция еще даже не построена.

Если руководствоваться логикой, Литва должна принять тот факт, что АЭС построят, значит, нам жизненно необходимо позаботиться о том, чтобы она соответствовала самым высоким стандартам безопасности. Но для этого нужно поддерживать прямой и постоянный диалог, которого нет. Сегодня же власти много рассказывают об угрозе, но ничего конкретного не делают.

К сожалению, из-за политической подоплеки и жесткой риторики Беларусь уже не хочет идти на сотрудничество с Литвой. Возможно, белорусы просто не видят в этом никакого смысла.

Разрешить ситуацию мог бы совместный литовско-белорусский проект по надзору за строительством БелАЭС – это было бы выгодно каждой из сторон. Увы, ничего этого не сделано. Вопросы безопасности людей стали жертвой политических споров.

- Литва – единственная страна в Европе, которая однозначно объявила, что ее цель – остановить запуск БелАЭС «всеми возможными способами». Чем вы можете объяснить такую жесткость?

- Формально мотив для беспокойства у Литвы есть, и он вполне обоснован. Белорусская АЭС находится в опасной близости от литовской столицы – в 50 км от Вильнюса. Нас это очень волнует. Все помнят об аварии на Чернобыльской АЭС и осознают масштабы потенциальной катастрофы.

Однако некоторые литовские политики просто играют на чувствах рядовых граждан и специально запугивают их в своих целях. Зачастую критика белорусов выходит за рамки разумного. Причин для этого много, большинство из них, конечно, политические. Кто-то хочет сплотить электорат, кто-то готовится к выборам и разыгрывает антибелорусскую карту, кто-то использует критику БелАЭС в качестве саморекламы.

В парламенте и в Кабмине сформировалась четкая позиция относительно БелАЭС. Власти действительно решили использовать все ресурсы, чтобы остановить ее запуск.

Но я не могу найти сколько-нибудь серьезных причин, чтобы оправдать подобную точку зрения. Мне гораздо больше импонирует позиция Латвии, власти которой смотрят на строительство станции гораздо спокойнее и объективнее. В отличие от Литвы, латыши осознают главное – БелАЭС построят и введут в эксплуатацию, поэтому с белорусами проще сотрудничать ради общего блага.

- Литва постоянно подчеркивает, что строящаяся АЭС небезопасна. Об этом литовские политики во главе с Далей Грибаускайте говорят везде, где только можно. В то же время от литовских энергетиков мы не слышим ничего. На ваш взгляд, обвинения Вильнюса обоснованы?

- У всех тех, кто разбирается в ядерной энергетике и связан с этой отраслью, не возникает вопросов относительно надежности и качественности проекта БелАЭС. Сам по себе на бумаге проект совершенен. Другой вопрос в том, правильно ли эту станцию строят и все ли так хорошо на деле.

Между тем у международных структур, включая МАГАТЭ, явных претензий к белорусам нет. Проведенные МАГАТЭ испытательные мероприятия на Белорусской атомной станции показали, что проект соответствует самым высоким требованиям безопасности.

- В сентябре этого года литовское правительство утвердило план о запрете на поставки электроэнергии из Беларуси в Литву. Теоретически, нуждается ли Литва в белорусской энергии и выгодно ли ей покупать ее у белорусов?

- Пока сложно сказать, выгодно это или нет. БелАЭС введут в эксплуатацию минимум через два года. Когда это случится, мы сможем конкретнее говорить о перспективах экспорта электроэнергии.

Однако сегодня ситуация на рынке в странах Балтийского региона не предвещает Беларуси ничего хорошего.

Экспортировать энергию в страны Балтии с экономической точки зрения белорусам невыгодно, поскольку они ничего на этом не заработают.

Этим летом я был в Минске и объяснял своим белорусским коллегам, что вокруг Балтийского моря сегодня сформировалась ситуация с такими низкими ценами, что белорусы ничего не выиграют, если будут экспортировать электроэнергию в страны Балтии или Польшу. Более того, Беларусь не просто ничего не заработает, но будет работать себе в убыток.

Дело в том, что строительство АЭС – проект крайне дорогостоящий, следовательно, себестоимость электроэнергии будет высокой. Литва заблокировала импорт электроэнергии со строящейся АЭС, но поставлять сюда ее нет никакого смысла. В этом году средняя цена на электроэнергию в Литве составляет всего 3,7 центов за кВт.ч. Это объясняет тот факт, что у нас есть много альтернативных источников. Например, из Швеции. Себестоимость же произведенной электроэнергии на БелАЭС будет гораздо выше. Нам не выгодно импортировать, а вам – экспортировать.

Это экономическая причина, почему Литва не будет закупать энергию у Беларуси, а политических – гораздо больше. Впрочем, о них мы уже говорили.

На мой взгляд, Беларуси сегодня нужно ориентировать не на Запад, а на Восток. Особенно на Россию, где рыночная цена на электроэнергию выше, чем в странах Балтийского региона, и на внутренний рынок.

Если же белорусские власти надеются поставлять энергию европейским странам, спешу их разочаровать, в обозримом будущем эти надежды не увенчаются успехом.

С другой стороны, насколько мне известно, создатели БелАЭС изначально планировали строить ее не для того, чтобы экспортировать электроэнергию на Запад. А ради того, чтобы снизить долю природного газа в топливном балансе электростанций и ради энергобезопасности страны в целом. Насколько это соответствует истине, покажет время. Но сама стратегия внушает оптимизм.


Беседовал Денис Кишиневский (Литва, Клайпеда)

 

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$9,8 млрд

составила общая сумма ввозных таможенных пошлин, поступивших в бюджеты стран ЕАЭС в 2016 г. В 2015 г. данная сумма была на $782,7 млн или на 7,4% больше – Счетная палата РФ