06 Марта 2018 г.

Молдова расстается с военным нейтралитетом?

Молдова расстается с военным нейтралитетом?
Фото: sputnik.md

В середине февраля прозвучало заявление нового министра обороны Молдовы Еуджена Стурзы о том, что в ближайшие несколько лет, впервые с момента обретения страной независимости, молдавская армия будет полностью переоснащена новейшим летальным оружием. Наряду с этим стало известно, что Молдова и Румыния рассматривают вопрос о создании совместного армейского батальона. С декабря 2017 г. в Кишиневе действует офис НАТО. В свете этих событий вполне уместно задаться вопросом, каковы тенденции современной военной политики Кишинева и приоритеты его сотрудничества в этой сфере с НАТО, США и Румынией.

Новые заявления о намерениях


В 2017 г. молдавским правительством был утвержден ряд стратегических документов, которые определяют приоритеты его военной политики на ближайшую перспективу. Во-первых, речь идет о Стратегии национальной обороны и Плане по ее реализации на 2017-2020 гг. Одним из главных пунктов данного Плана является положение о том, что военные расходы Молдовы к 2020 г. должны составить не менее 0,5 % ВВП. Относительно периода после 2020 г. декларируется намерение наращивать расходы и дальше – до среднеевропейского уровня национальных военных расходов либо до уровня, признанного оптимальным для обороны страны.   

В среднесрочном плане по реализации национальной стратегии обороны не сказано, на какие конкретно нужды пойдет дополнительное финансирование. Однако увеличение расходов вполне понятно на фоне заявленной цели комплексной модернизации молдавской армии, выполнение которой подразумевает целый ряд системных решений по улучшению ситуации не только по закупкам вооружений, но и в сфере военного образования и науки, социального обеспечения военнослужащих, укрепления системы гражданской обороны, создания «с нуля» механизмов обеспечения информационной безопасности и т.д.

Согласно оценкам экспертов, в постсоветский период из-за хронического недофинансирования молдавская армия, численность которой составляет около 5300 человек, пришла в упадок: низкие зарплаты сделали военную службу непривлекательной, деградировала система военной подготовки, а отсутствие закупок вооружений и военного снаряжения привело к падению технической оснащенности.

В последние годы оборонные расходы Молдовы составляли 0,41 % ВВП. Это было эквивалентно сумме всего лишь в $25 млн. Поэтому даже поэтапное наращивание оборонного бюджета на 0,1 % ВВП вряд ли даст молдавскому правительству ресурсы для закупки серьезных объемов вооружений. Когда со стороны Министерства обороны Молдовы делаются заявления о приобретении летального оружия, то речь, по всей видимости, идет о закупке небольших партий стрелкового оружия, легкой артиллерии, БТР и т.д., а не какого-либо тяжелого вооружения.

При этом необходимо отметить, что летальное оружие даже такого типа Молдове необходимо закупать самостоятельно, так как ни НАТО в целом, ни отдельные страны-члены Альянса, не оказывают и не планируют оказывать Молдове помощь в его приобретении. Они инвестируют только в закупку военного снаряжения, реконструкцию учебно-тренировочных баз, проведение совместных учений и т.д.

Еще один аспект среднесрочного плана по реализации Национальной стратегии обороны, вызывающий интерес, состоит в том, что Молдова декларирует свою готовность принимать участие в международных миротворческих миссиях под эгидой ООН, ЕС или ОБСЕ и готова предоставлять для этого военнослужащих и полицейских в пределах одного батальона.

Согласно международным стандартам, численность одного батальона составляет 300-800 человек. Такая задача подразумевает значительное увеличение вклада Молдовы в международные операции, ведь на данный момент Молдова участвует только в операции НАТО в Косове с 41 военнослужащим. Ранее Молдова предоставляла также несколько десятков своих полицейских для участия в миссиях ООН в ряде африканских стран, а также миссии ОБСЕ в Украине.

В подготовке именно этого миротворческого батальона Молдове и хочет помочь Румыния. Впервые идея о совместном миротворческом батальоне выдвигалась еще в 2015 г., однако из-за политической нестабильности и смены правительств, прежде всего в Кишиневе, она так и не была реализована.

Оба обязательства – и по увеличению военного бюджета, и по подготовке одного миротворческого батальона – прописаны также в недавно утвержденном Индивидуальном плане действий по партнерству Республика Молдова – НАТО на 2017 – 2019 гг.

Со своей стороны, НАТО еще на саммите в Уэльсе в 2014 г. приняло решение инициировать для Молдовы и ряда других стран-партнеров программу по укреплению оборонного потенциала. Она включает в себя усилия как по реформе оборонного сектора, так и по повышению оперативной совместимости молдавской армии и армий стран НАТО. Реформа оборонного сектора охватывает различные аспекты молдавской системы обороны: от составления концептуальных документов (национальные стратегии безопасности и обороны, технические регламенты и т.д.) до функционирования военных академий, учебных полигонов и подразделений по кибербезопасности. Во многом именно для координации реформы оборонного сектора в Кишиневе и был открыт офис НАТО.

В реформу молдавского оборонного сектора осуществляют вклад несколько стран-членов Альянса, однако ключевую роль играют США и Румыния.

Румыния взяла на себя основную нагрузку по улучшению военной подготовки молдавских военнослужащих, как за счет их постоянного обучения в румынских военных институтах, так и проведения совместных учений разного масштаба. Бухарестом часто озвучивается цифра, что в 2017 г. более 40 молдавских военнослужащих проходили военное обучение в Румынии, а в целом уже около 800 солдат и офицеров из Молдовы получили дипломы военных институтов соседней страны.

В свою очередь, США делают решающий финансовый вклад в приобретение молдавской армией военного снаряжения, в особенности для проведения совместных учений, а также модернизацию военно-учебных полигонов. С 2015 г. через программу Foreign Military Financing США ежегодно оказывают помощь Молдове в размере $12,75 млн (до этого финансовая помощь была в 10 раз меньше). Скорее всего, на эти деньги приобретаются американские же снаряжение и технологии.

Что касается повышения оперативной совместимости войск, то она достигается за счет военных учений – как на территории Молдовы, так и стран НАТО, а также других стран-партнеров Альянса (в особенности Украины и Грузии).

Примечательно, что с 2015 г. учения на территории Молдовы стали регулярными.

Так, около 500 военнослужащих из Молдовы, США, Польши, Грузии и Румынии приняли участие в июле 2015 г. в учениях «Совместное усилие 2015» на полигоне в Бельцах, где отрабатывались такие аспекты, как артиллерийские стрельбы, работа связистов, оказание медицинской помощи и т.д. В мае 2016 г. (в том числе в День Победы 9 мая) на молдавской территории состоялись совместные учения с 200 военнослужащими США по отработке действий инженерных войск, медицинского персонала и т.д. Ежегодными стали также учения «JCET»: так, в 2017 г. они прошли совместно с 70 военнослужащими из США и Румынии и были посвящены полевой стрельбе, маневрам и парашютированию.   

Интересы ключевых игроков


В чем состоят интересы стран НАТО и самой Молдовы в продвижении двустороннего военно-политического сотрудничества?

Если говорить о молдавских властях, то пока непонятно, насколько стратегическим является подход Кишинева к выстраиванию партнерства с НАТО, США и Румынией.

С одной стороны, молдавское правительство уже несколько последних лет делает заявления о «российской угрозе» в военно-политической, экономической и информационной сферах. В этой связи, как считает молдавское руководство, Кишинев должен в собственных интересах безопасности укреплять сотрудничество с НАТО, декларируя при этом свою формальную приверженность принципу нейтралитета.

С другой стороны, правящая Демократическая партия Молдовы вполне осознает все риски более тесного партнерства с НАТО, США и Румынией. Речь идет не только о том, что необходимо будет брать на себя повышенные обязательства по военным расходам, но и о том, что тесное сближение с НАТО и Румынией, согласно опросам, поддерживают не более 20 % молдаван. Поэтому молдавское правительство не торопится брать на себя чрезмерные обязательства, и его реальную политику в военной сфере стоит измерять не столько заявлениями молдавского министра обороны (который обычно в правящей коалиции представляет малую, крайне правую партию), сколько конкретными действиями правительства.

Как представляется, для молдавского руководства ключевой интерес в сближении с НАТО состоит в выражении внешнеполитической лояльности США и их союзникам по НАТО.

Уверенность в такой лояльности со стороны западных партнеров крайне нужна правящей Демократической партии в свете того, что и в Евросоюзе, и в США внешнеполитические элиты критично относятся к молдавским властям из-за их нежелания проводить реальные реформы в стране и их стремления сохранить свои политические позиции любыми способами, в том числе с помощью манипулирования выборами и т.н. избирательной юстиции.

Чего же ожидают страны НАТО от Молдовы в рамках более тесного военно-политического партнерства? Во-первых, для них важно, чтобы руководство Молдовы проявило политическую волю и предприняло конкретные усилия по комплексной модернизации собственной армии.

Модернизация армии Молдовы рассматривается в Альянсе в качестве необходимого минимума для военно-политического сдерживания России в Восточной Европе, которое стало приоритетом НАТО после начала украинского кризиса в 2014 г.

Тот факт, что в Молдове фактически нет боеспособной армии, инфраструктуры для борьбы с современными видами угроз (в особенности в киберпространстве), не может устраивать западных военных стратегов.

Примечательно в этой связи, что Молдова часто упоминается высокопоставленными военными США, когда они говорят о «российской угрозе». Так, глава Объединенного комитета начальников штабов Дж. Данфорд заявил в августе 2016 г., что среди российских действий на международной арене его особенно беспокоят «аннексия Крыма, активность в Восточной Украине, угрозы Грузии и Молдове, а также помощь Сирии».

Во-вторых, страны НАТО ожидают от стран-партнеров, таких как Молдова, вполне конкретного вклада в трансатлантическую безопасность в виде отправки полицейских и военнослужащих для участия в миротворческих операциях под эгидой Альянса. Именно поэтому при тренировке молдавских военных основной упор делается на подготовку миротворцев и вопросы оперативной совместимости.

Молдова со своим небольшим контингентом в Косове неубедительно выглядит в глазах западных партнеров, ведь, например, Грузия, у которой сопоставимые с Молдовой финансовые и иные ресурсы, направляет около 2 тыс. военнослужащих и полицейских для участия в миссиях НАТО и Евросоюза.    

Последствия для России


Для России военное сотрудничество Молдовы и стран НАТО вряд ли представляет какую-либо прямую военную угрозу.

Тем не менее ряд моментов в этом сотрудничестве не может не настораживать.

Во-первых, за счет военно-технической кооперации и частых учений Молдова постепенно интегрируется в единое военно-политическое пространство НАТО.

Ее территория, ее ресурсы становятся частью планов западных стратегов в контексте военно-политической конфронтации России и Запада. По всей видимости, данный факт уже рассматривается российскими военными как потенциальный вызов, из-за чего в 2016-2017 гг. произошел резкий рост количества учений, проводимых Оперативной группой российских войск в Приднестровье, в том числе с участием приднестровской армии. Эти учения являются в этой связи симметричным ответом российских военных на то, что Молдова не просто участвует в частых учениях на территории соседних государств, но и все чаще принимает эти учения на своей территории. При этом в ходе этих учений те же американские военные не скрывают, что их особая важность очевидна на фоне «агрессии России в Украине». В этой связи стоит отметить, что та же Австрия, которая, будучи нейтральным государством, активно отправляет своих военных на международные учения и в миротворческие миссии, воздерживаясь тем не менее от масштабных учений на своей территории.   

Во-вторых, одним из ключевых направлений деятельности офиса НАТО в Кишиневе является улучшение стратегических коммуникаций. Североатлантический альянс явно пытается улучшить свой имидж в Молдове.

При этом в двусторонних документах прямо сказано, что молдавские власти и офис НАТО будут работать над распространением «объективной информации» о деятельности Альянса, делая особый упор на проекты, имеющие конкретную ценность для общественной безопасности. Среди таких проектов ключевую роль играет утилизация пестицидов, для которой страны НАТО уже несколько лет образуют специальные трастовые фонды. Таким образом, предпринимается попытка переломить негативное восприятие НАТО большинством граждан Молдовы.

Возросшую активность НАТО, а также США и Румынии стоит рассматривать как элемент общей стратегии по наращиванию структурного влияния Запада в Молдове.

Наряду с военно-политическим сотрудничеством и его информационным сопровождением, другими элементами этой стратегии являются наращивание финансовой помощи и помощи развитию, реализация проектов в газовой и электроэнергетической сферах, призванных минимизировать энергетическую зависимость Молдовы от России, а также реализация Бухарестом политики «зеленого коридора» в отношении молдавских товаров и т.д., и т.п.

Таким образом, можно сказать, что НАТО в определенной степени нарушает принцип нейтралитета Молдовы – если не букву, то как минимум дух этого принципа. На фоне украинского кризиса такие страны, как США и Румыния, при сдержанном отношении других государств-членов НАТО, фактически втягивают Молдову в свою военно-политическую конфронтацию с Россией.


Андрей Девятков, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН

Комментарии
22 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Встреча Путина и Трампа высвечивает несколько тенденций, которые окажут большое влияние на развитие стран СНГ.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$716 млрд

составит военный бюджет США на 2019 г., который станет самым крупным в истории. В 2018 г. военный бюджет США равнялся $692 млрд.