20 Июля 2016 г.

Налоговый маневр в России грозит убытками Беларуси. Что делать?

Налоговый маневр в России грозит убытками Беларуси. Что делать?
Фото: http://pravdaurfo.ru/

Российское правительство планирует не просто сократить экспортную пошлину на нефть, но и вовсе отменить ее. Фискальная нагрузка будет перенаправлена на сегмент добычи. В итоге цена нефти для российских и белорусских НПЗ вырастит. В 2015 г. Москва и Минск договорились оставлять всю сумму экспортной пошлины на нефтепродукты в белорусском бюджете. Хотя ранее эти сборы перечислялись в российскую казну (в 2014 г. – около $3,35 млрд.). Это стало своеобразной компенсацией за предстоящую отмену пошлины в рамках ЕАЭС. Восполнение недополученных доходов следует искать в программах РФ по импортозамещению (оборонка и продовольствие), снятии нетарифных барьеров и поиске новых экспортных ниш на рынке ЕАЭС, а также содействии экспорту на рынки третьих стран, у которых с ЕАЭС готовятся соглашения о зоне свободной торговли.

Июль и август считаются сезоном отпусков и периодом затишья в деловом мире. Политики тоже, как правило, уходят в отпуск. Однако в экономическом блоке российского правительства начало месяца стало временем активной работы. 7 июля в кабинете министров прошло обсуждение параметров бюджета на ближайшие годы. По сообщениям СМИ, Минфин и Минэкономразвития сходятся, что до 2019 г. включительно доходная часть бюджета изменяться не будет и составит 15% от ВВП. При этом сокращать дефицит бюджета в ближайшие годы предполагается за счет Резервного фонда и Фонда национального благосостояния.

Что такое «налоговый маневр»?

В сложных экономических условиях будет происходить и трансформация источников дохода бюджета. В частности Правительство РФ планирует продолжить налоговую реформу в нефтяной отрасли страны. Эффект от этих изменений будут ощущать на себе не только российские компании, потребители нефтепродуктов и федеральный бюджет, но и страны члены ЕАЭС.

Фактически, реформа была запущена в 2015 г. и получила неформальное название «налоговый маневр в нефтяной отрасли». Ее суть заключается в следующем: экспортная пошлина на нефть и газовый конденсат снижается, но одновременно повышается налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Начиная «налоговый маневр» российское правительство рассчитывало, с одной стороны,  привести фискальную систему в нефтяной отрасли в соответствие с условиями функционирования ЕАЭС, а с другой стороны сохранить доходы бюджета. В соответствии с ФЗ РФ № 366 от 24.11.2014 переходный период «налогового маневра» должен был выглядеть следующим образом:

Параметры «Налогового маневра»

 

2014 (до маневра)

2015

2016

2017

НДПИ на нефть, руб за т

493

766

857

919

Экспортная пошлина (в процентах от стоимости барреля нефти)

59%

42%

36%

30%

 

На практике реформа оказалась более жесткой в отношении нефтяников, чем планировалось. Из-за падения цен на нефть государству пришлось придумывать способы компенсации выпадающих доходов бюджета, ведь НДПИ и экспортная пошлина на нефть и на газ устанавливаются в зависимости от их рыночной стоимости. В результате НДПИ был повышен, как и предполагалось, а экспортная пошлина осталась неизменной. В июне 2016 г. директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ Алексей Сазанов рассказал, что «налоговый маневр» в таком формате позволил бюджету получить дополнительные 217 млрд. руб.

Российское правительство не отказывается от планов снизить экспортную пошлину на нефть до 30% в 2017 г. Более того, теперь обсуждается возможность полной отмены экспортной пошлины с 2018 г. Взамен, по логике уже начатой реформы, будет повышен НДПИ.  Это позволит выстроить безбарьерную среду в рамках ЕАЭС. Хотя Минфин РФ, выдвинувший предложение об отмене экспортной пошлины, руководствуется не этими соображениями. А. Г. Силуанов стремится сбалансировать бюджет, сведя его дефицит к минимуму. Для этого предполагается увеличить налогооблагаемую базу, т.е. перевести всю фискальную нагрузку на сегмент добычи нефти, т.к. они больше экспорта. По данным Росстата экспорт нефти из России в 2015 г. составил 244,5 млн. тонн, а объем добычи нефти 532,9 млн. тонн. Т.е. 288,4 млн. т. нефти не облагались экспортной пошлиной, т.к. были направлены на НПЗ. Причем 171,534 млн тонн полученных нефтепродуктов также была экспортирована.

Каков размер недополученных доходов?

Реформа налогообложения нефтяной отрасли должна принести российскому бюджету дополнительную прибыль, но это приведет к недополученным доходам белорусского бюджета. В 2015 г. на белорусские НПЗ в 2015 г. поступило 22,9 млн. т. российской нефти на сумму $6,7 млрд. Этот объем перерабатывается на «Мозырском НПЗ» и «Нафтане» (Новополоцкий НПЗ). 18,9 млн. т. нефтепродуктов Беларусь экспортирует, что в стоимостном выражении и составляет $6,8 млрд. На внутреннем рынке потребляется примерно 5,6 млн. т. нефтепродуктов (4  млн. т. с белорусских НПЗ и еще 1,6 млн. т. нефтепродуктов импортируется из России).

Экономическая обоснованность такой схемы заключается в том, что в 2015 и 2016 гг. Беларусь оставляет всю сумму экспортной пошлины на нефтепродукты в своем бюджете. Хотя ранее она перечисляла эти сборы в российскую казну (в 2014 г. – около $3,35 млрд.).

Согласие Москвы на перечисление экспортной пошлины в белорусский бюджет было некой компенсацией за будущие убытки от «налогового маневра», которые сам Минск оценивал в $1 млрд. в год.

Но в случае полной отмены экспортной пошлины в России и повышении НДПИ убытки Беларуси вырастут, так как стоимость нефти вырастит как для российских, так и для белорусских НПЗ.

В 2015 г. средняя цена барреля российской нефти для Беларуси составляла $33, в то время как средняя стоимость барреля экспортной смеси Urals была $51,23. При условии замены экспортных пошлина на повышенный НДПИ эта разница фактически исчезнет.

В результате рентабельность белорусских НПЗ существенно снизится. Это может привести к тому, что Минску будет выгоднее не экспортировать нефть собственного производства (1,6 млн. т. в год) в Германию, как это происходит сейчас, а перерабатывать ее на своих НПЗ. Ведь в 2015 г. Беларусь продавала свою нефть по $47,9 за баррель, а на переработку шла более дешевая – российская нефть. Это позволяло белорусскому бюджету получать и экспортную пошлину за вывоз нефти собственного производства и пошлины от вывоза нефтепродуктов. Причем переработчики получали повышенную маржу за счет дешевой нефти.

В итоге потери белорусского бюджета может превысить $2 млрд.  Естественно, что такие перспективы вызывают недовольство Минска. Однако в тяжелых экономических условиях российское правительство будет стремится сверстать собственный бюджет с минимальным дефицитом.

Как компенсировать потери?

Позитивным моментом в этой истории является фактически досрочное создание «нефтяного союза» со снятием пошлин. Барьеров в движении нефти и нефтепродуктов между Россией и Беларусью не останется. Вопрос с пошлинами самоустранится, что ликвидирует конфликт двух стран по этому вопросу. Белорусские НПЗ смогут закупать 24 млн. т. нефти для своей полной загрузки. При этом у Минска больше не будет обязанности поставлять определенные объемы нефтепродуктов на российский рынок. Следовательно, белорусские переработчики смогут свободно выбирать наиболее маржинальные рынки для сбыта своей продукции.

Экономика союза Беларуси и России продолжит перестраиваться. Низкие мировые цены на энергоносители подталкивают к поиску новых источников экономического роста.  За последние 2 года наметился целый ряд крупных направлений, которые имеют потенциал «перекрыть» эффект низких цен на энергоносители, затронувший все страны ЕАЭС. Речь идет об импортозамещении в области продовольствия и ОПК, согласовании промышленной и агропромышленной политики, создании совместных предприятий.

Следует отметить ведущуюся в Евразийской экономической комиссии и профильных национальных министерствах работу по созданию маркировки товаров «Сделано в ЕАЭС», что позволит выровнять права производителей по доступу к госзаказу всех стран ЕАЭС. Последний в России составляет сегодня около 25% ВВП (порядка 30 трлн руб). Не до конца решены вопросы относительно уровня локализации производства, чтобы товар был признан «евразийским». Сохраняется и ряд изъятий, в первую очередь, по отдельным сферам обороны и безопасности. Однако принципиальная договоренность о широком участии белорусских производителей в российском госзаказе все же достигнута.

Данные меры укладываются в обширную работу по устранению нетарифных барьеров в рамках ЕАЭС. По прогнозу Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, прирост реального ВВП стран участниц в результате составит 2,8% для Беларуси, 0,7% для Казахстана и 0,2% для России. Речь идет о миллиардах долларов.

Однако для успеха «нефтезамещения» в Союзе России и Беларуси потребуется еще более высокий уровень координации на правительственном уровне, а также развитие деловых и экспертных объединений, направленных на анализ перспективных рыночных ниш для наращивания экспорта на рынки ЕАЭС. Потребуется и всестороннее лоббирование интересов белорусского производителя в России – и не только на высшем уровне.

 Игорь Юшков – преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия