11 Января 2017 г.

НАТО накачивает восточный фланг

НАТО накачивает восточный фланг
Польские танки немецкого производства Leopard 2 на маневрах НАТО
Фото: ft.com / getty

Прошедший 2016 год оказался для отношений России и НАТО в Балтийском регионе парадоксальным. С одной стороны, в регионе не произошло значимых конфликтов, которые бы существенно ухудшили, впрочем, и без того неважную международную обстановку. Лидеры Польши и стран Прибалтики привычно вспоминали «советскую оккупацию», пугали «гибридной войной», агрессией со стороны России и «милитаризацией» Калининградской области, стремились добиться размещения у себя баз НАТО на постоянной основе и пытались извлечь политические и финансовые дивиденды из своего положения на восточном фланге НАТО и передовых рубежах противостояния с Россией.

США продолжали осуществление мероприятий в рамках операции Atlantic Resolve («Атлантическая решимость»). На ротационной основе в Польшу и Прибалтику перебрасывались американские войска, но их численность по сравнению с предыдущим годом, в общем-то, не увеличилась.

Шли своим чередом учения НАТО, а также российские и российско-белорусские учения. Не было, к счастью, пограничных конфликтов и столкновений в воздухе и на море. Ситуация на Украине, которая официально считается в НАТО основанием для наращивания войск и вооружений в Центральной и Восточной Европе, была заморожена.

Зачем НАТО размещает батальоны в Восточной Европе?

На этом фоне решение Варшавского саммита НАТО в июле 2016 г. о размещении в Польше и странах Прибалтики четырех многонациональных тактических групп численностью в батальон, а также перевод в практическую плоскость ранее объявленных планов о размещении в Европе американской бронетанковой бригадной боевой группы выглядели странными, поскольку в самом Балтийском регионе не возникло каких-либо новых значимых факторов, оправдывающих подобное наращивание войск.

Создается впечатление, что перед надвигавшимися в США президентскими выборами уходящая администрация Обамы решила оставить своему преемнику (кем бы он ни был) наследство, от которого ему будет крайне сложно отказаться. И, если Хиллари Клинтон в принципе поддерживала линию Обамы на усиление противостояния с Россией, то позиция Дональда Трампа (в том числе и в вопросе об американской роли в НАТО и в отношении той же Прибалтики) была иной. И, хотя избрание Трампа до самого последнего времени казалось едва ли не чудом, похоже, что ему заранее на всякий случай попытались ограничить свободу маневра.

Интенсификацию военных усилий США и НАТО в Польше и Прибалтике можно рассматривать и как реакцию на российские военные усилия в Сирии, способ отвлечь ресурсы России на другой потенциальный театр военных действий и тем самым развязать руки коалиции во главе с США и поддерживаемых ею антиасадовских группировок в Сирии.

В какой-то мере это удалось. Так России пришлось перебрасывать с Черноморского флота на Балтику малые ракетные корабли, вооруженные крылатыми ракетами «Калибр», а также принять дополнительные меры по модернизации и некоторому усилению группировки на Северо-Западе, о чем будет более подробно сказано ниже.

Какие же наиболее значимые сюжеты (о некоторых из них мы уже вскользь упомянули) определяли развитие военно-политической обстановки в Балтийском регионе в 2016 году?

Перевооружение и наращивание вооруженных сил Польши и стран Прибалтики

Активизировалась модернизация вооруженных сил Польши. Причем некоторые из предпринятых действий существенным образом меняют стратегическую обстановку в Балтийском регионе и на северо-западе и западе России.

Речь идет о подписании 24 декабря Польшей и США контракта о продаже Польше высокоточных авиационных крылатых ракет увеличенной дальности с технологией «стелс» AGM-158B JASSM-ER. Подобные ракеты, размещаемые на истребителях-бомбардировщиках F-16, имеют дальность 925 км (по данным некоторых источников – до 1000 км) по сравнению с 370 км у ракет AGM-158A JASSM, заказанных Польшей ранее (первая партия AGM-158A поступит в марте 2017 года).

AGM-158B.jpg

Авиационная крылатая ракета AGM-158A JASSM. Источник: defenceindustrydaily.com.

Госдепартамент США в ноябре 2016 г. одобрил продажу Польше 70 боевых ракет AGM-158B, но по неофициальной информации Польша приобретет только 40.

C получением таких ракет ВВС Польши смогут атаковать цели на территории России (за пределами Калининградской области), не покидая свое воздушное пространство. Теоретически в зоне досягаемости могут оказаться также Москва и Санкт-Петербург.

Россия устами постпреда России при НАТО Александра Грушко уже пообещала учесть приобретение Польшей ударных крылатых ракет воздушного базирования в своем военном планировании. Поэтому (а также с учетом ротационного размещения ударной авиации США в Польше и странах Прибалтики) еще более важное значение приобретает Единая региональная система (ЕРС) ПВО России и Беларуси, о завершении формирования которой было официально объявлено в апреле 2016 г., а также модернизация ПВО в Калининградской и Ленинградской областях. В Ленинградской области в 2016 г. появились зенитные ракетные системы (ЗРС) С-400, а в Калининградской области они встали на боевое дежурство еще в 2012 г.

В следующем году польское Министерство обороны намерено заключить контракт на закупку тактических ракетных систем «земля-земля» WR-300 Homar с дальностью стрельбы 300 км, зона поражения которых будет перекрывать всю Калининградскую область и значительную часть территории Беларуси.

Министр обороны Польши Антоний Мачеревич озвучил планы по увеличению численности польских вооруженных сил до 150 тыс. чел. (с нынешних примерно 100 тысяч). В сентябре 2016 г. в Польше началось формирование войск территориальной обороны (SOT), численностью около 35 тыс. чел. (по другим данным – около 40 тыс.).

Homar.jpeg

Тактическая ракетная система WR-300 Homar. Источник: defence24.com.

В январе 2016 г. в Люблине начал работу штаб литовско-польско-украинской бригады (LITPOLUKRBRIG), официально предназначенной для участия в международных миротворческих и гуманитарных операциях.

Свою лепту (хотя и не сравнимую с Польшей) в наращивание войск и вооружений НАТО вносят и страны Прибалтики. Закупаются самоходные гаубицы (Литва), БТР и БМП (все три государства Прибалтики), мобильные зенитные ракетные комплексы средней дальности (Литва) и др.

В Литве формируется вторая моторизованная бригада со штабом в Клайпеде, недалеко от границы с российской Калининградской областью. В июне 2016 г. стал постоянным призыв на военную службу, отмененный в 2008 г. и восстановленный в 2015 г. в качестве временной меры.

Поднимается вопрос о возвращении к всеобщей воинской обязанности и в Латвии. Приняты и реализуются планы увеличения численности как регулярных вооруженных сил Литвы, Латвии и Эстонии, так и сил территориальной обороны. Продолжается работа по включению в состав сил быстрого реагирования НАТО (NRF) возрожденного в 2015 г. литовско-латвийско-эстонского Балтийского батальона (BALTBAT).

Чему НАТО научилось в Польше и Прибалтике

В течение 2016 г в Польше и Прибалтике прошло много военных учений с привлечением воинских контингентов других стран НАТО (прежде всего, США).  Наиболее крупными из них стали учения Anakonda 2016 (7-17 июня 2016 года) в Польше, в которых участвовала более чем 31 тыс. военнослужащих (из них 14 тыс. – американских) из 23 стран (включая 18 стран НАТО). Они стали самыми крупными учениями НАТО со времен окончания «холодной войны».

В Прибалтике самыми крупными маневрами стали Saber Strike 2016 (27 мая – 21 июня 2016 г.), в которых приняли участие около 10 тыс. военнослужащих из 12 стран НАТО, а также Финляндии. Показательно, что эти учения стали своего рода прелюдией к саммиту НАТО в Варшаве, открывшемуся 8 июля, и в значительной степени задали общую тональность как проходивших там дискуссий, так и итоговых решений.

Некоторые из проведенных учений носили довольно провокационный характер по отношению к России (даже с учетом их общей антироссийской направленности). Так, 11 июня 2016 г. во время военно-морских учений НАТО Baltops 2016 переброшенные из США в Европу стратегические бомбардировщики B-52, способные нести ядерное оружие, отработали постановку авиационных донных неконтактных мин в Гданьском заливе примерно в 70 километрах от главной базы российского Дважды Краснознаменного Балтийского флота в Балтийске.

Помимо демонстрации силы решалась и вполне практическая задача отработки блокирования российской военно-морской базы в случае военных действий. Можно себе представить реакцию США и НАТО, если бы российская морская авиация провела бы подобные учебные минные постановки где-нибудь в районе Норфолка, Девонпорта или Вильгельмсхафена.

В МИД России учения Baltops справедливо были расценены как направленные на нагнетание напряженности вдоль российских границ.

«Война» в воздухе

В 2016 г. продолжалось боевое дежурство на ротационной основе четырех истребителей-перехватчиков ВВС стран НАТО в Зокняе (Литва) (Испании, Португалии и Франции – три смены по четыре месяца) и четырех - в Эмари (Эстония) (Бельгии, Великобритании и Германии – также три смены) в рамках Baltic Air Policing («Балтийской воздушной полиции»).

Они регулярно вылетали на перехват российских военных самолетов в международном воздушном пространстве над Балтикой, ухитрившись в марте сопроводить даже борт министра обороны России Сергея Шойгу, летевшего с рабочим визитом в Калининград (впрочем, самолет министра сопровождали истребители Су-27 с боекомплектом на борту).

А командующий немецким контингентом НАТО на аэродроме Эмари подполковник Свен Якоб (Swen Jacob) пожаловался журналистам, что один из российских пилотов при встрече в воздухе оскорбил немцев, показав им средний палец. Хотя он признал, что в большинстве случаев россияне действуют действительно профессионально.

Эстония на протяжении всего 2016 г. обвиняла Россию в нарушениях своего воздушного пространства (по состоянию на 4 ноября было заявлено о семи таких случаях против трех в предыдущем году). Однако, как заявил главнокомандующий ВВС Эстонии полковник Яак Тариен с учетом того, что совершаются тысячи полетов, этим семи нарушениям не стоит придавать большого значения. По его словам, никакой военной опасности в том, что некоторые российские пилоты на несколько десятков секунд «срезают угол» у острова Вайндлоо в Финском заливе нет и НАТО не планирует принимать в связи с этим силовые меры. 

Однако эти нарушения, как сказал Тариен, неприятны для Эстонии. За ними всегда следовали ноты протеста. Россия, впрочем, факты нарушений отвергала, заявляя, что «самолеты российских ВКС в плановом режиме регулярно выполняют полеты над акваторией Балтийского моря, однако маршруты их полета пролегают в строгом соответствии с международными правилами использования воздушного пространства над нейтральными водами».

У российских границ, в том числе на Балтике, в 2016 г. продолжало увеличиваться число разведывательных полетов авиации НАТО. За десять лет, согласно заявлению министра обороны России Сергея Шойгу, общее количество полетов разведывательной авиации НАТО у российских границ выросло почти в три раза.

Так у российской морской границы в Калининградской области в 2016 г. регулярно летали американские стратегические самолеты-разведчики RC-135 с авиабазы Милденхолл (Великобритания), а также самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и наведения авиации НАТО E-3A AWACS. Только за май-начало августа 2016 г. самолеты RC-135 приближались к границам Калининградской области около 40 раз. В воздушной разведке российских рубежей на Балтике принимали также участие самолеты Германии, Дании и Швеции (которая традиционно обменивается с НАТО разведывательной информацией). 

Американские разведывательные самолеты неоднократно перехватывались российскими истребителями-перехватчиками Су-27. При этом американцы обвинили Россию в том, что 29 апреля Су-27 осуществил «небезопасный и непрофессиональный воздушный перехват» разведчика RC-135, приблизившись к американскому самолету на 30 метров, а затем выполнив фигуру высшего пилотажа «бочка».

Минобороны России ответило на эти обвинения, что полет российского истребителя проходил в строгом соответствии с международными правилами использования воздушного пространством и что американский самолет-разведчик подкрадывался к российской границе с выключенным транспондером. 

Аналогичные инциденты с Су-27 и RC-135, когда американцы обвиняли российских летчиков в «агрессивных маневрах» и «перехвате в небезопасной манере», имели место и перед этим, 7 и 14 апреля. И в этих случаях российское Минобороны отвергло американские претензии.

Самолет.jpg

 Американский стратегический самолет-разведчик RC-135. Источник: topwar.ru. 

В свою очередь российские разведывательные самолеты осуществляли разведывательные полеты у морских границ стран Прибалтики, а их перехватывали в международном воздушном пространстве истребители ВВС НАТО, базирующиеся в Прибалтике.

И Россия, и НАТО обвиняли друг друга, что полеты военных самолетов над Балтикой осуществляются с выключенными автоответчиками-транспондерами, позволяющими определять национальную принадлежность самолетов, что угрожает безопасности полетов гражданской авиации.

1 июля 2016 г. президент Финляндии Саули Ниинисте на совместной пресс-конференции с российским президентом Владимиром Путиным в Хельсинки выдвинул идею запретить полеты над Балтикой боевых самолетов с выключенными транспондерами. Владимир Путин эту идею поддержал. После этого российские военные несколько раз предлагали НАТО и государствам Прибалтики провести в Москве консультации по вопросу полетов военной авиации в акватории Балтийского моря, но получили отказ. В конечном счете НАТО идею о взаимных полетах с включенными транспондерами так и не поддержало.

Саммит НАТО в Варшаве и его решения

8-9 июля в Варшаве прошел саммит НАТО – 27-я встреча на высшем уровне глав государств и глав правительств стран-участниц Североатлантического Альянса. На нем был взят курс на усиление военного присутствия в восточной части Альянса, укрепление его восточного фланга.

Эти меры позиционировались как ответ на «агрессивные и дестабилизирующие действия и политику России». При этом было сделано ритуальное заявление, явно противоречащее практическим шагам НАТО, о том, что «Североатлантический союз не стремится к конфронтации и не представляет угрозы России».

Ключевым решением Саммита стало решение о размещении в 2017 г. в передовом районе в Эстонии, Латвии, Литве и Польше на ротационной основе четырех многонациональных тактических групп численностью в батальон.

Рамочными государствами, ответственными за формирование батальонов, были определены Великобритания, Канада, Германия и США соответственно. К концу 2016 г. формирование батальонов шло полным ходом, были определены страны-участницы и места их размещения (Тапа в Эстонии, Адажи в Латвии, Рукла в Литве и Ожиш в Польше). В конце зимы-весной 2017 г. батальонные тактические группы должны прибыть в места дислокации.

Сами по себе натовские батальоны серьезно не меняют военной конфигурации в Польше и Прибалтике, хотя упоминание на Саммите о создании в Польше штаба многонациональной дивизии может свидетельствовать о планах развертывания этих батальонов в бригады (дивизия не может состоять из четырех батальонов, а вот из четырех бригад – как раз).

Основная функция батальонов НАТО на данном этапе, однако, не военная, а политическая. В случае военных действий военнослужащие этих батальонов должны стать своего рода «заложниками», гарантирующими применение 5 статьи Североатлантического договора о том, что вооруженное нападение на одну или нескольких стран НАТО в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом.

У страны НАТО, чьи военнослужащие окажутся под огнем в составе натовского батальона, уже не получится сделать вид, что проблемы Польши и Прибалтики – не ее дело или ограничиться формальными действиями в духе «странной войны» 1939 г. (мы оставляем тут за скобками факт, что Россия (а других претендентов на роль агрессора в этом регионе НАТО не видит), нападать ни на поляков, ни на прибалтов не собирается).

После Саммита НАТО в Варшаве 13 июля в Брюсселе было проведено заседание Совета Россия-НАТО – второе после решения НАТО от 1 апреля 2014 г. о прекращения всех контактов с Россией (первое состоялось 20 апреля 2016 г.), на котором НАТО попыталось убедить Россию в своем «миролюбии», одновременно не отказываясь от реализации военных планов. Совершенно естественно, что заседание не привело к каким-либо существенным результатам, кроме решения начать диалог о безопасности военных полетов над Балтикой (который, как мы видели выше, пока ни к чему не привел).

Блокировка приграничного передвижения между Польшей и Россией

Одним из побочных итогов Саммита НАТО стало прекращение действия Соглашения о малом приграничном передвижении (МПП) между Россией и Польшей, работавшего с 27 июля 2012 г.

По Соглашению, поляки могли посещать без виз, по специальным картам малого приграничного передвижения (МПП) Калининградскую область, а жители Калининградской области на аналогичной основе – специально оговоренные в Соглашении административные единицы Поморского и Варминьско-Мазурского воеводств Польши.

Польская сторона приостановила действие Соглашения об МПП с 4 июля 2016 г., официально в связи с проведением в Варшаве 8–9 июля 2016 г. саммита Североатлантического альянса, а также Всемирных дней молодежи 2016 (20–31 июля), во время которых республику Польшу посещал с визитом Святейший Папа Римский Франциск.

В ответ российская сторона также приостановила МПП для поляков. Ожидалось, что в начале августа Польша возобновит действие МПП, однако Польша этого не сделала по неким, так и не расшифрованным, «соображениям безопасности».

Главными пострадавшими от этого оказались сами поляки, поскольку калининградцы достаточно массово посещали соседние регионы Польши как для покупок («продуктовый туризм»), так и с туристскими целями (отдых и развлечения), оставляя там немалые деньги.

В 2015 г. российские туристы потратили в Поморском и Варминьско-Мазурском воеводствах около 286 миллионов злотых (почти ₽4,9 млрд). Эти средства служили существенным подспорьем для экономики того же Варминьско-Мазурского воеводства – одного из наиболее отсталых и депрессивных регионов Польши.

В приграничных регионах в расчете на приезжающих калининградцев были построены новые торговые комплексы, гостиницы, аквапарки и т.п. Теперь они лишились многих клиентов, а часть их работников оказалась на грани или за гранью увольнения.

Пострадали и польские «мрувки» (по-польски муравьи) – челноки, заправлявшиеся в Калининградской области дешевым бензином и потом перепродававшие его в Польше. За год они получали, по некоторым оценкам, 4-5 млрд дохода в пересчете на рубли. Бензиновый бизнес являлся основным источником дохода значительной части мужского населения севера Польши, где безработица достигает 20-30%, а то и более. 

В Варминьско-Мазурском воеводстве был создан Комитет восстановления малого приграничного передвижения, направивший соответствующую петицию премьер-министру страны Беате Шидло. За возобновление МПП выступила ведущая оппозиционная партия Польши «Гражданская платформа».

В декабре 2016 г. проект резолюции, в котором призывают правительство возобновить малое приграничное движение с Россией в Калининградской области, подали в польский Сейм депутаты Аграрной партии. Но пока, как говорится, «воз и ныне там» – МПП так и не возобновлено и перспективы его возобновления весьма туманны.

Американская бронетанковая бригадная боевая группа в Восточной Европе 

Меры НАТО по размещению в Восточной Европе четырех батальонных тактических групп были подкреплены решением США разместить там на ротационной основе (со сменой каждые девять месяцев) бронетанковую бригадную боевую группу.

Первой в феврале 2017 г. в западную Польшу прибывает 3-я бронетанковая бригадная боевая группа 4-й пехотной дивизии армии США. Ее первые танки выгружены на польской земле 9 января 2017 г. Штаб-квартира бригады и ряд ее подразделений останутся в Польше, а по одному батальону бригады будет переброшено в Германию, Прибалтику и Румынию с Болгарией.

Кстати, в польской прессе уже выразили недовольство тем, что американская бригада будет размещена на западе, у границы с Германией. Ехидные комментаторы уже обратили внимание на то, что так американцам будет удобнее безопасно отойти в Германию в случае появления реальной российской угрозы.

В Польше в качестве теоретически более оптимального места для размещения американской бригады называют окрестности Цеханува, Ломжи, Остроленки, Острува-Мазовецкого, Пшасныша, Вышкова и Замбрува. Отмечается, что это позволило бы мгновенно применить американские силы как на калининградском направлении, так на направлении Брест-Смоленск.

Однако Польша не располагает на этой территории необходимой казарменной инфраструктурой, что, как указывается, является результатом бездействия в строительстве военной инфраструктуры на востоке Польши после 1989 г.

К концу марта 2017 г. в Европу также прибудет более половины 10-й боевой авиационной бригады, входящей в состав 10-й горной дивизии. Штаб-квартира бригады разместится в Германии, откуда будет обеспечиваться передовое размещение вертолетов бригады в Польше, Латвии и Румынии.

Всего речь идет о примерно 6000 американских военнослужащих, 90 танках, более 200 БМП и БТР, 60 вертолетах. На фоне американского военного присутствия в Европе в годы «холодной войны», когда США имели в Германии 5900 танков, эти цифры кажутся совсем незначительными. Но, как бы не оказалось, как в известной пословице – «лиха беда начало».

База противоракетной обороны (ПРО) США в Польше

13 мая 2016 г. в поселке Редзиково (Поморское воеводство) прошла церемония начала строительства американской базы ПРО. На ней планируется разместить 24 противоракеты SM-3 Block IIA, строительство планируется завершить в 2018 г.

Беспокойство России вызывает не только тот факт, что американская ПРО угрожает эффективности российских стратегических ракет как средству сдерживания возможной агрессии (хотя американцы и уверяют в обратном), но и то, что для запуска противоракет будут использоваться такие же установки вертикального пуска, как и для крылатых ракет «Томагавк» с дальностью пуска 2400 км, которые могут быть оснащены ядерными боеголовками.

То есть база потенциально может быть оснащена ударным оружием в ядерном оснащении. И даже если таких планов у США нет (что не факт), то российские военные все равно должны эту возможность учитывать в своем военном планировании.

В условиях активизации действий НАТО у наших границ Россия предприняла определенные меры по модернизации и усилению своей группировки на Северо-Западе, прежде всего, в Калининградской области.

Хочется отметить, что это усиление во многом носит компенсационный характер – российская военная группировка на Северо-Западе (включая Балтийский флот) была сильно сокращена в 1990-е гг., да и в последующий период. Из Калининградской области, к примеру, в 2008 г. были вывезены почти все танки. Не были войска на Северо-Западе и лидерами в получении новых видов вооружений (за некоторым исключением). Теперь же появилась необходимость принять определенные сдерживающие меры.

Такими мерами стало, прежде всего, усиление ракетного потенциала в Калининградской области. Осенью 2016 г. в область поступили береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион» (последние, как показали боевые действия в Сирии, могут быть использованы и против наземных целей) и ОТРК «Искандер-М» (впрочем, официальной информации о начале планового вооружения дислоцированной там ракетной бригады пока нет и, возможно, речь идет о временной переброске комплексов в рамках плановой боевой подготовки, как уже случалось в предыдущие годы). В состав Балтийского флота вошли малые ракетные корабли (МРК) «Зелёный Дол» и «Серпухов», вооруженные знаменитыми крылатыми ракетами «Калибр», совершившие межфлотский переход с Черноморского флота.

В НАТО усиление российского ракетного потенциала на Северо-Западе было, естественно, воспринято негативно и подано как свидетельство агрессивных намерений России. Однако, на деле, ракетные комплексы являются средством сдерживания.

Использовать их для первого удара, если его результаты в дальнейшем не будут закреплены действиями сухопутных войск, бессмысленно. Как известно, города берет пехота, а не авиация или ракеты. Российская сухопутная же группировка в Калининградской области, судя по данным из открытых источников, по своей численности и боевому составу вооружений и техники не является наступательной. То же, впрочем, можно сказать и о российских войсках в Ленинградской и Псковской областях.

И, самое главное, ничто в отношениях с Россией с Польшей и странами Прибалтики за последние 25 лет при всех их сложности, конфликтности, отсутствия взаимного доверия и взаимопонимания не говорит в пользу намерения России напасть на эти государства. Все вопросы решались и решаются в политической и экономической плоскостях.

В общем 2016 г. для отношений России и НАТО в Балтийском регионе в определенной мере оказался переломным, хотя в начале года ничего этого не предвещало. Размещение на восточном фланге НАТО в 2017 г. четырех батальонных тактических групп, американских бронетанковой боевой бригадной группы и боевой авиационной бригады могут стать прологом к более масштабному военному присутствию НАТО в Польше и Прибалтике. Но могут и не стать.

Это зависит, прежде всего, от того, какова будет политика новой администрации США в отношении НАТО и России и от того, удастся ли России и США с НАТО вернуться от конфронтации к диалогу, пусть и очень непростому. «Пока говорят дипломаты, пушки молчат».

Даже прибытие в Польшу и Прибалтику пресловутых бригад и батальонов само по себе еще не станет тем рубежом, за которым неизбежно движение только в сторону дальнейшей эскалации. В конце концов, они размещаются на ротационной основе и первая ротация, при благоприятном развитии событий, может оказаться и последней. Пока же Балтийский регион (как и отношения России с США и НАТО в целом) застыл в некоей равновесной точке, откуда маятник может качнуться либо в одну, либо в другую сторону. Куда именно он качнется, мы узнаем в наступившем 2017 г.

Юрий Зверев, заведующий кафедрой

географии, природопользования и пространственного развития БФУ им. И. Канта

Комментарии
14 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что изменится в отношениях России и Казахстана после перехода на латиницу.

Инфографика: Кто и где готовил белорусских радикалов?
инфографика
Цифра недели

$1686 млрд

составили мировые затраты на военные нужды в мире в 2016 г. – на 0,4% больше, чем в 2015 г. Лидерство по военным расходам у США – $611 млрд, затраты ближайшего преследователя,КНР, составили $215 млрд – Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (SIPRI)