06 Сентября 2017 г.

Партнерство ради мира? НАТО расширяет свое присутствие в Молдове

Партнерство ради мира? НАТО расширяет свое присутствие в Молдове
Фото: http://esp.md

5 сентября стало известно, что президент Молдовы Игорь Додон запретил военнослужащим страны участвовать в совместных с НАТО учениях на территории Украины. Это произошло на фоне обострившейся в последние недели темы сотрудничества Молдовы, которая по конституции является нейтральным государством, с Североатлантическим Альянсом. Речь идет о полигоне и учебном центре в молдавском населенном пункте Бульбоака, которые модернизируются за счет госбюджета США, а также о возможном прекращении финансирования Нацармии Молдовы со стороны Вашингтона, которое якобы оказалось под угрозой из-за блокирования Игорем Додоном участия молдавских военных в совместных с США учениях. Что на самом деле происходит – только лишь предвыборная борьба на классических для страны «пророссийских» и «прозападных» лозунгах или США и НАТО действительно качественно совершенствуют свое присутствие в Молдове?

Насыщенная информационная повестка


7 августа Russia Today опубликовал статью, в которой говорилось о том, что Министерство Военно-морских сил США ищет подрядчиков для строительства военных объектов на базе в молдавском населенном пункте Бульбоака. Как сообщалось в тексте, согласно требованиям тендера, будущему подрядчику необходимо провести «проектирование и строительство объектов для отработки военных операций в условиях городской застройки на тренировочной базе Бульбоака». Делался вывод о том, что такое сотрудничество с США и НАТО фактически нарушает закрепленный в конституции Молдовы нейтралитет. Кроме этого, статья RT содержала комментарий президента Игоря Додона, который якобы заявил: «Даже если были какие-то планы до моего назначения (строительство баз – RT), то я все это буду блокировать. Мы должны придерживаться нашего нейтрального статуса».

Комментируя эту публикацию, вице-премьер России и спецпредставитель Президента РФ по Приднестровью Дмитрий Рогозин в тот же день написал в Facebook: «Проектирование и строительство объектов для отработки военных операций в условиях городской застройки» –  американцы начинают подготовку диверсантов и спецназа РМ на случай нового вооруженного конфликта с Приднестровьем».  

Реакция на эти сообщения поступила незамедлительно. В тот же день, 7 августа, Министерство обороны Молдовы опубликовало заявление, в котором было сказано, что «учебный полигон в Бульбоаке модернизируют для подготовки солдат Нацармии к миротворческим операциям под мандатом ООН. Эта деятельность не связана с НАТО и не повлияет на статус нейтралитета». А 10 августа посол США в Кишиневе Джеймс Петтит посетил базу в Бульбоака и сделал заявление для прессы, в частности отметив: «Мы хотим, чтобы Национальная армия была лучше подготовлена к разным миротворческим миссиям. Все объекты предназначены для обучения и никому не угрожают». В тот же день на сайте Посольства США появился небольшой комментарий, в котором отмечалось: модернизация центра подготовки в Бульбоаке осуществляется Вашингтоном в рамках «Глобальной инициативы для миротворческих операций», которая стартовала в 2004 г. под эгидой «Большой восьмерки» и является вкладом США в укрепление миротворческого потенциала ООН. Молдова присоединилась к этой программе в 2012 г. с целью подготовить 22-ой Миротворческий батальон к участию в международных миротворческих миссиях.

Параллельно с историей с базой в Бульбоаке возник сюжет с возможным прекращением финансирования Национальной армии Молдовы со стороны США. 7 августа, после появления статьи в RT и поста Д. Рогозина в Facebook, Анатол Шалару, экс-министр обороны Молдовы и лидер унионистской Партии национального единства, заявил о том, что из-за Игоря Додона, не утвердившего в феврале планы Министерства обороны страны по участию в международных военных учениях «Платиновый орел 2017», молдавская армия лишится финансирования США по линии программы Foreign Military Financing в размере $12,7 млн. По этой причине, как отметил Шалару, он готов бороться за то, чтобы президент понес уголовную ответственность. Когда посла США в Кишиневе Петтита на пресс-конференции, проведенной 10 августа в связи с инспекцией базы в Бульбоаке, спросили о том, насколько правдива эта информация, он ответил, что Вашингтон не прекращал полностью финансирования молдавской Нацармии. По его словам, США лишь приостановили финансирование закупки оборудования для участия молдавских солдат в военных учениях за рубежом в связи с тем, что Кишинев не принял участия в 2017 г. в ряде совместных с США учений. Что касается модернизации полигона и учебного центра в Бульбоаке, то она, как заверил американский посол, будет продолжена.

Легкое лукавство Вашингтона


В связи с заявлениями молдавских и американских официальных представителей возникает несколько вопросов. В первую очередь, стоит разобраться в том, в полной ли мере соответствует действительности их заявление о том, что модернизация полигона и учебного центра в Бульбоаке нацелена на укрепление миротворческого потенциала ООН.

Действительно, США в 2005-2016 гг. вложили почти $1 млрд в подготовку военных других государств для укрепления потенциала международных миротворческих миссий, в первую очередь в Африке. В рамках программы осуществлялось сотрудничество с более чем 50 странами, а также региональными организациями – Африканский Союз, ЭКОВАС и др. Однако к Молдове внимание Вашингтона было минимальным: ежегодное общее финансирование молдавской армии по линии программы Foreign Military Financing не превышало $1,2 млн. Ситуация радикально изменилась в 2015 г., когда Администрация Барака Обамы приняла решение увеличить ежегодную финансовую помощь Кишиневу на период 2015-2017 гг. в десять раз. В соответствующем пресс-релизе, выпущенном по этому поводу Белым домом, говорится: «США увеличили помощь Молдове в сфере безопасности с целью поддержки стабильности; профессионализации и модернизации ее армии для достижения оперативной совместимости с войсками НАТО; реформирования ее оборонных институтов и обеспечения участия Молдовы в военных операциях НАТО, например, в Косово». Здесь речь идет уже только о НАТО, ООН даже не упоминается.

Повышение внимания к Молдове напрямую увязывалось представителями Министерства обороны и Армии США с необходимостью военно-политического сдерживания России в контексте украинского кризиса. Молдова рассматривалась ими как объект «агрессивной политики» России – наряду с Грузией, Украиной и прибалтийскими государствами.

Причем речь идет не только об американском генерале-ястребе Филипе Бридлаве, который в марте 2014 г. заявил о возможности того, что российские войска вторгнутся в Украину, чтобы присоединить Приднестровье по крымскому сценарию. Так, в выпущенном Министерством обороны в феврале 2016 г. Заявлении о военном присутствии США за рубежом, в частности, сказано, что «Россия продолжает нарушать суверенитет Украины, Грузии и Молдовы и активно старается угрожать странам Прибалтики». В ответ на это, говорится в документе, США должны формировать «систему сдерживания российской агрессии».

Среди наиболее значимых элементов этой системы стоит рассматривать частые военные учения, которые проводятся либо в рамках НАТО, либо ограниченным числом стран Альянса при лидерстве США. Молдова все активнее становится участником этих учений. Причем представители Армии США не скрывают сути этих мероприятий. Так, в период учений «Вооруженная стража 2017» (Saber Guardian 2017), проходивших с участием представителей Национальной армии Молдовы, главком армии США в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес заявил: «Нелегальной аннексией Крыма Россия изменила обстановку в сфере безопасности в Европе. Поэтому Альянс принял решение о том, что мы должны усиливать гарантии безопасности нашим союзникам и препятствовать дальнейшей агрессии».

Таким образом, военно-политическое сотрудничество США с Молдовой стоит напрямую рассматривать в контексте политики Вашингтона по военно-политическому сдерживанию Москвы. Та же база в Бульбоаке, которая формально модернизируется в рамках программы по укреплению миротворческого потенциала ООН, прежде всего используется для военных учений, которые проводятся на территории Молдовы совместно с армиями США и Румынии.

Так, в 2017 г. на этой базе уже прошли трехсторонние учения «JCET» и молдавско-американские учения «Dragon Pioneer». А единственная миротворческая миссия, в которой сейчас принимают участие около 40 военнослужащих Молдовы, – это миссия НАТО KFOR в Косово.

Главный вопрос состоит в том, насколько адекватным является решение Вашингтона включить Молдову в систему сдерживания России в Европе. Формальной причиной может служить российское военное присутствие в Приднестровье, которое состоит не только из миротворческого контингента, но и из военнослужащих, охраняющих, по заявлениям Москвы, военные склады бывшей 14-ой советской армии. Тем не менее вряд ли можно утверждать, что Россия предпринимала какие-либо действия по дестабилизации военно-политической ситуации в Молдове после 2014 г. Наоборот, Москва, осознавая логистическую изолированность Приднестровья, зависимость региональной экономики от рынков ЕС, Молдовы и Украины, старалась исключить приднестровский регион из контекста украинского кризиса, в который его, однако, стремится сегодня включить Вашингтон и еще более активно – Киев. Те военные учения, которые проводит Объединенная группировка российских войск (ОГРВ) в Приднестровье, в том числе с участием приднестровских военнослужащих, являются в первую очередь симметричным ответом российского Минобороны на активизацию США и Румынии в регионе. Также нельзя забывать, что ОГРВ не является самостоятельной боевой единицей, которая могла бы вести какие-либо наступательные военные операции. Кроме этого, ее военный потенциал серьезно ограничен в связи с тем, что Кишинев препятствует нормальной ротации российских военнослужащих, по причине чего в ОГРВ набирают все больше жителей Приднестровья.

В свете этого напрашивается вывод о том, что причиной военно-политической активизации США в Молдове являются не какие-либо действия России, а готовность молдавских властей к такому сотрудничеству в целях выражения собственной внешнеполитической лояльности, чем Вашингтон активно пользуется для реализации своих целей в Восточной Европе.

Де-факто комплементарным элементом для политики Вашингтона в Молдове выступает деятельность НАТО. Хотя здесь стоит отметить, что большинство стран НАТО, в особенности такие как Германия, Франция или Голландия, которые предпочитают ограничивать систему сдерживания России территорией самого Альянса, воздерживаются от какой-либо военно-политической активности в Молдове в виде военных учений. Кроме этого, отдельные страны Альянса активно спонсировали такие важные для региональной безопасности проекты, как вывоз и утилизация большого количества опасных пестицидов, оставшихся на территории Молдовы еще с советских времен.

Но, так или иначе, весь Североатлантический альянс принимает участие в модернизации молдавской армии и приведении ее в соответствие со стандартами НАТО. Формальная основа для этого была создана за счет принятия на саммите НАТО в Уэльсе специальной программы для Грузии, Молдовы и Иордании. Для поддержки реформы оборонного сектора Молдовы в соответствии со стандартами Альянса в Кишиневе до конца 2017 г. будет открыт офис связи НАТО. В Кишиневе уже аккредитована глава офиса Кристина Балейсайт.

Стоит отметить, что, наряду с координацией реформ в оборонном секторе, важнейшей задачей офиса НАТО будет являться активная информационная работа с молдавской общественностью, традиционно скептичной в отношении идеи сотрудничества с НАТО, в целях укрепления позитивного имиджа Альянса.

Таким образом, США и Румыния, а также в какой-то степени НАТО создали в случае с Молдовой (а также Грузией и Украиной) гибкую систему реализации своих военно-политических приоритетов. Причем эта система успешно работает без того, чтобы размещать на территории этих стран на постоянной основе какие-либо воинские контингенты стран-членов Альянса.

Молдавский внутриполитический контекст


Второй серьезный вопрос состоит в том, помешает ли президент Додон развитию военно-политического сотрудничества Молдовы с США, Румынией и НАТО в целом. В феврале он воспользовался своими полномочиями и не утвердил участие молдавского воинского контингента в учениях «Платиновый орел 2017». Дело в том, что в соответствии с п. 3 ст. 33 Закона о национальной обороне «участие отдельных частей (подразделений) Национальной армии с личным составом, вооружением и военной техникой в совместных военных учениях с воинскими частями других государств вне пределов страны утверждается Главнокомандующим Вооруженными силами». Таким образом, Додон может блокировать участие молдавских военнослужащих в международных учениях, если речь идет об отдельных частях (подразделениях) армии и если учения проводятся за рубежом. Именно поэтому молдавские власти могут продолжать сегодня организовывать совместные с США и Румынией учения в Бульбоаке (т.е. на территории Молдовы) и отправлять отдельных военных за рубеж на такие учения как Sea Breeze или Saber Guardian. Но вот отправка за рубеж контингентов молдавской армии пока под вопросом, в связи с чем, по заявлению посла США Джеймса Петтита, Вашингтон и заморозил финансирование покупки необходимых комплектующих.

Для военно-политического сотрудничества Молдовы с США, Румынией и НАТО это представляет серьезный вызов. Ведь основные учения стран НАТО, в том числе за счет которых Альянс поддерживает оперативную совместимость вооруженных сил стран-членов и стран-партнеров, проводятся вне пределов Молдовы. Не зря в Плане действий Правительства Республики Молдова на 2016-2018 гг. четко написано, что до конца этого периода воинские контингенты молдавской армии примут участие в 4-8 многонациональных учениях за рубежом. В случае с многонациональными учениями на территории Республики Молдова речь идет только об 1-2 учениях. В этой связи тот же вопрос, что и в случае с «Платиновым орлом», может возникнуть, например, в отношении проводимых в Украине в сентябре учений «Быстрый трезубец» (Rapid Trident), в которых Молдова в прошлые годы участвовала, как правило, именно в составе отдельного контингента.

Будет ли Игорь Додон и далее накладывать вето на расширение военно-политического сотрудничества Молдовы со странами НАТО? Во-первых, существует вероятность, что парламентское большинство, контролируемое Демократической партией, может просто поменять Закон о национальной обороне. Он является органическим законом, который, таким образом, можно изменить большинством голосов депутатов парламента. К тому же фракции Либерально-демократической и Либеральной партии с удовольствием помогут Демпартии в урезании возможностей «пророссийского» президента.

Однако этот сценарий несет определенные риски для правящего большинства, ведь в случае подобных законодательных изменений и так небольшие полномочия президента будут еще больше урезаны. Это может быть воспринято Додоном как политическое унижение, вследствие чего вероятна активизация по его инициативе протестных акций и разбалансировка его отношений с исполнительной властью.

Кстати, на сентябрь Додон уже объявил о проведении протестной акции для заявления негативного отношения к отказу Конституционного суда Молдовы провести консультативный референдум по вопросу об увеличении президентских полномочий.

Если же закон о национальной обороне не будет изменен, то перед Додоном стоит серьезный выбор – продолжать или нет блокировать участие в международных учениях. С одной стороны, Додон прекрасно понимает, что для Москвы на молдавско-приднестровском направлении вопрос о расширении присутствия НАТО является ключевым, и она будет оценивать перспективы своих отношений с ним и Партией социалистов во многом исходя из политического решения президента. С другой стороны, Додон уже поддерживал инициативы Демпартии, которые вызвали резкую критику в Москве, в частности, размещение молдавско-украинских таможенно-пограничных постов на приднестровском участке границы. Совместно с парламентским большинством он содействовал изменению молдавской избирательной системы, что, скорее всего, обеспечит доминирование Демпартии и после очередных парламентских выборов. А 14 августа он проинспектировал базу в Бульбоаке, по итогам чего фактически вступил в заочный спор с Russia Today и Дмитрием Рогозиным. В частности, он заявил, что «не выявил работ сомнительного характера, которые бы соответствовали слухам о возможной дестабилизации ситуации в регионе, участии или вмешательстве вооруженных сил других государств». Таким образом, запрет на участие в «Платиновом орле» может быть лишь пиар-ходом Додона, и он в рамках политического торга с Демпартией не будет в дальнейшем препятствовать военно-политическому сотрудничеству Молдовы с Румынией и США, ссылаясь на недостаточность полномочий президента.

При этом стоит отметить, что для правящей Демократической партии, которая всегда занимала скорее центристские, прагматические позиции, в том числе во внешнеполитических вопросах, блокировка Додоном участия молдавских военных в международных учениях, если таковая будет иметь место, может быть даже на руку. Таким образом странам Запада может демонстрироваться «пророссийскость» Додона, против которого они якобы и должны дальше поддерживать «прозападные силы» в Кишиневе в лице той же Демпартии. К тому же, молдавские власти прекрасно понимают, что реальное сближение страны с НАТО будет, в отличие от сегодняшних пиар-игр Кишинева в сторону Москвы, уже вполне серьезным для нее раздражителем.


Андрей Девятков, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН

Комментарии
14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат