24 Июня 2016 г.

Маленькая учебная война. НАТО репетирует военный конфликт с Россией

Маленькая учебная война. НАТО репетирует военный конфликт с Россией
Открытие учений Noble Partner в Грузии.
Фото: https://www.flickr.com/

Конец мая – июнь на постсоветском пространстве и прилегающих территориях прошли под знаком целого ряда крупных военных учений, складывающихся в комплексную подготовку (или имитацию подготовки) к начальной фазе военного конфликта НАТО с Россией.

Основные события разыгрались в традиционной «болевой точке» отношений России и НАТО — Прибалтийском регионе и Польше, однако крупные мероприятия прошли и южнее (Румыния, Грузия). В первую очередь стоит выделить учения «Brilliant Jump» (17-27 мая) «Swift Response» (27 мая – 26 июня), «Saber Strike» (2-14 июня), BALTOPS (3-26 июня), «Anakonda» (7-17 июня) (здесь и далее статистические и временные данные взяты преимущественно из посвященного учениям раздела официального сайта НАТО и других публикаций Альянса – прим. автора).

Кроме них прошло множество более мелких мероприятий — различные командно-штабные учения, учения специалистов (противотанкистов, медиков, военной полиции, авианаводчиков и т.д.), но рассматривать их отдельно смысла не имеет – как по причине нежелания перегружать читателя, так и по причине того, что они играют вспомогательную, обслуживающую роль. Например, учения военной полиции «Sharp Lynx» сопровождали «Anakonda». Кратко рассмотрим вышеперечисленные учения и взглянем на формирующуюся картину.

Учения «Brilliant Jump» (в данном случае нас интересует их вторая фаза — Deployment Readiness Exercise; первая фаза, Alert Exercise, прошла в начала апреля и носила более штабной характер – прим. автора) были тренировкой командных и логистических структур Альянса по переброске группы быстрого реагирования VJTF (Very High Readiness Joint Task Force) «Spearhead», созданной в 2014 г. для оперативной реакции на кризисы в Европе. Не вдаваясь в детали VJTF, заметим: это не отдельное подразделение, а переходящая обязанность «дежурного по классу». К моменту начала учений эту роль выполняла испанская седьмая пехотная бригада «Галисия». Кроме испанцев в учениях принимали участие польские, британские и албанские военнослужащие, в общей сложности около 2500 человек.

Начав грузить технику на морской транспорт 12 мая, бригада начала высадку в польском порту Щецин 18 мая. В общей сложности из Испании в Польшу были переброшены 414 единиц техники, преимущественно автомобильной, и 75 контейнеров с грузами, также использовался авиатранспорт (в первую очередь для переброски личного состава). Местом сбора войск был полигон неподалеку от города Жагань, где прошли практические стрельбы.

Учения «Swift Response», «Saber Strike» и «Anakonda» связаны чрезвычайно тесно, они практически формируют общий сценарий. Первые, «Swift Response», представляют собой крупнейшую тренировку воздушно-десантных сил. По сценарию, реагируя на срочный приказ, подразделение сил глобального реагирования Армии США (U.S. Global Response Force), в данном случае 500 десантников первой бригады 82-й Воздушно-десантной дивизии, совершило десятичасовой беспосадочный перелет с дозаправками в воздухе со своей базы в Северной Каролине до зоны высадки над полигоном в районе польского города Торунь. Там они произвели высадку совместно с вылетевшими из Германии десантниками английской 16-й Воздушно-штурмовой бригады и польской 6-й Воздушно-десантной бригады (в сумме – около тысячи бойцов).

Англичане и американцы, получив с воздуха грузы, заняли «линию фронта», в то время как поляки обеспечили безопасность расположенного в городе стратегически важного моста через Вислу. Согласно сценарию, десантники удерживали его сутки, до подхода подкрепления в виде бронеколонны Второго Кавалерийского полка Армии США, прибывшей из Германии и сменившей отошедших в тыл десантников. Параллельно американские и итальянские десантники, вылетев из Германии, захватили в Свидвине взлетно-посадочную полосу. После выполнения задачи десантники США, Польши, Англии и Франции приняли участие в совместных учениях на полигоне в Германии («вторая фаза» учений). В общей сложности в учениях «Swift Response» приняли участие более 5000 военнослужащих десяти стран Альянса (значительная часть из них осуществляла обеспечивающие функции – летчики и техники транспортной авиации, например, включены в это число – прим. автора).

Так для кого десантники захватывали мосты и ВПП (то есть пункт снабжения)? Тут мы возвращаемся к бронеколонне Второго Кавалерийского полка Армии США и переходим к учениям «Saber Strike». Кавалеристы совершили второй, уже становящийся традиционным, «Dragoon Ride»  – длинный (2200 км) бросок своим ходом, на колесной авто-/бронетехнике из Германии в Эстонию.

Так как это мероприятие сопровождается размахиваниями местными флагами на пути следования и выставками достижений американского военно-промышленного комплекса на площадях городов, его принято у нас воспринимать иронично, но сам по себе опыт обкатки дорог общего пользования и местной инфраструктуры в целом для оперативной переброски войск, несомненно, имеет большое значение: 400 единиц техники – это не шутки.

нато_бронетранспортер.jpg

Бронетранспортеры 2-го кавалерийского полка армии США на марше. Источник: http://sputniknews.com/.

Марш бронеколонны – это, разумеется, только небольшая часть учений, в некотором смысле нить, связывающая отдельные лоскуты. Тут британские саперы наводят длинный понтонный мост, тут американские B-52H, взлетевшие с авиабазы в Великобритании, отбомбились по условным целям, а штурмовики A-10 впервые за тридцать лет отработали посадку и взлет с автомобильных шоссе. Всего в «Saber Strike» приняли участие около 10,000 военнослужащих из 13 стран.

Параллельно отработке переброски подкреплений в Польше шла «война» – учения «Anakonda». В них приняли участие более 30,000 военнослужащих из 24 стран.

Свои контингенты прислал не только практически все члены Альянса, но и Украина, не состоящая в НАТО. От Украины участвовал местный аналог VJTF – польско-литовско-украинская бригада быстрого реагирования. Подробно на них останавливаться нет смысла; крупные общевойсковые учения – это «всего понемногу» – от артиллерийских и танковых стрельб до эвакуации раненых. Конечно, это не «Запад-81», но в «освободившейся от гнета» Польше подобных по масштабам учений за четверть века не было ни разу.     

На Балтийском море, давшем название региону, было также неспокойно – в это же время там шли учения BALTOPS. BALTOPS – одни из старейших учений США и НАТО, проходящиу с начала 70-х гг. После окончания холодной войны они постепенно выродились в небольшое региональное мероприятие, ориентированное на отработку кооперации стран-соседей, тренировки в противопиратских, гуманитарных миссиях и подобных задачах. До недавнего времени в них принимала участие и Россия, но известные события последних лет придали учениям второе дыхание. В прошлом году они снова стали похожи на настоящие военно-морские учения с отработкой десантов (на польское побережье), постановкой минных заграждений, в том числе и с воздуха, и противолодочной борьбой. В этом году тенденция продолжилась.

Нато_Балтопс.jpg

Воздушный парад участников BALTOPS. Источник:https://www.flickr.com/.

Интересно, что в этот раз активно к учениям BALTOPS подключились «нейтральные» Швеция и Финляндия, в частности, отрабатывались десанты на шведское побережье и финский полуостров Ханко.

Нато_Швеция.jpg

Американские морские пехотинцы высаживаются на шведский берег. Источник: https://www.flickr.com/.

Кроме того, вновь провели учебное минирование с взлетевших с базы в Великобритании B-52 (новыми минами), обеспечивающими высотный точный сброс, траление, противолодочную борьбу. В BALTOPS в этом году приняли участие более 6000 военнослужащих 17 стран, 45 кораблей и подводных лодок.

Конечно, нельзя сказать, что учения у российских границ проходили только в этом регионе. Так, в Грузии прошли учения «Noble Partner» (1300 военнослужащих, в том числе из США и Великобритании), в Словении – «Adriatic Strike» (650 военнослужащих из двух десятков стран – «слет» авиакорректировщиков и связистов).

Но именно в Польше и Прибалтике учения складываются в цельный сценарий локального конвенционного конфликта вокруг Прибалтики, Калининграда и пресловутого «Сувалкского коридора», отделяющего Калининград от Республики Беларусь участка польско-литовской границы чуть более 60 километров шириной.

Считается, что в случае конфликта с Россией он будет иметь ключевое значение – с одной стороны, российские войска будут стремиться по кратчайшему расстоянию соединиться с Калининградским особым районом, с другой – НАТО должно будет стараться удержать его, чтобы не допустить отсечения всей Прибалтики. Хотя сама возможность нападения России на страны Прибалтики здравыми голосами на Западе подвергается сомнению (кроме того, трудно разделить железную уверенность западных аналитиков, что Беларусь захочет участвовать в этом предприятии), но вопрос «Сувалкского коридора» поистине захватил умы стратегов и занял место легендарного уже «Фульдского коридора».

Прошедшие учения хорошо ложатся в отработку тактических приемов на местности – мобилизация европейских сил быстрого реагирования, захват стратегических объектов воздушным десантом, оперативная переброска техники, в том числе и с использованием гражданской инфраструктуры. С одной стороны, происходит обеспечение кампании с моря путем блокирования вражеского флота; с другой, реализуется высадка тактических десантов, переброска на «линию фронта» подкреплений. Отрабатываются действия авиации после выведения из строя немногочисленных аэродромов путем тренировки взлетов и посадок на автомобильных шоссе.

Адресат «месседжа» ни капли не скрывается, и направленность учений по сценарию, конечно, в первую очередь оборонительная – России якобы приходит в голову напасть на почти отрезанную от союзников Прибалтику, и ее надо срочно спасать. При этом мотивация России не очень понятна.

нато_польский мальчик.jpg

Американский солдат помогает подняться на броню польскому мальчику. Источник: https://www.flickr.com/.

Сейчас стала раскручиваться идея, что якобы нападением и быстрым захватом Прибалтики Москва может спровоцировать разочарование в гарантиях безопасности Альянса и вызвать развал НАТО. Но при здравом размышлении начинать в Европе войну – это, наверное, последнее, что стоит делать, если добиваешься распада НАТО.

Есть лишь одна разумная причина, которая может побудить российские войска пересечь границу стран региона, и о ней не стоит забывать, когда слышишь заявления о сугубо оборонительных мотивах милитаризации Прибалтики – угроза для эксклава Калининград.    

Александр Ермаков, независимый военный эксперт

Комментарии
15 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

В чем разница между каталонским и белорусским национальными движениями и их дистижениями.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

27,8%

составил рост товарооборота в ЕАЭС за январь-июль 2017 г. по сравнению с январем-июлем 2016 г. и достиг $29,6 млрд – Евразийская экономическая комиссия