07 Апреля 2017 г.

Нефтегаза недостаточно для союза России и Беларуси

Нефтегаза недостаточно для союза России и Беларуси
Президент Беларуси Александр Лукашенко и президент России Владимир Путин. Санкт-Петербург, 3 апреля 2017 г.
Фото: kremlin.ru

По итогам встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко в Санкт-Петербурге стороны заявили о достижении компромисса по нефтегазовым вопросам, превратившимся в последнее время в обнаженный нерв отношений Минска и Москвы. Однако сам по себе нефтегаз не обеспечит развитие союза двух стран. Договоренности необходимо подкрепить активизацией интеграции в сфере экономики, безопасности и гуманитарном секторе, иначе достигнутый прогресс будет быстро растрачен.

Анестезия для нефтегазового «нерва»


Переговоры проходили на фоне взаимного давления сторон на протяжении последнего года, однако конфликт носил кооперативный характер и не затрагивал базовых основ союзнических отношений – системы коллективной безопасности.

Конкретные детали договоренностей еще предстоит узнать. Но уже ясно, что А. Лукашенко вновь подтвердил, что проводит суверенную политику и готов, если понадобится, в жестком стиле отстаивать интересы в диалоге с Москвой. Вместе с тем, признание Минском необходимости доплаты за поставленный из России газ говорит о достигнутом компромиссе. В ответ Москва снизит цену на газ, поддержит кредитами и направит часть нефтяных пошлин в бюджет Беларуси, демонстрируя стратегическую приверженность союзу с Минском.

Однако достигнутые договоренности – это не рубеж, переступив который стороны вошли в безоблачный период. Во-первых, в 2018-2019 гг. предстоит новый этап переговоров о едином рынке нефти и газа. Во-вторых, ни одна из сторон не решает базовых вопросов. Минск хотел бы не зависеть от Москвы в вопросах ресурсов. Москва стремится более тесно координировать внешнюю и оборонную политику.

И здесь встает главный вопрос. Готовы ли власти двух стран, помимо национальных интересов, обозначить общий «интеграционный» интерес?

Готовы ли они собрать политическую волю для составления и реализации соответствующей маршрутной карты союзного строительства? Очевидно, граждане двух стран, считающие друг друга самыми близкими союзниками, поддержат эту инициативу.

Кто кого кормит?


Последние полтора года нефтегазового спора между Минском и Москвой вновь вернули в экспертные дискуссии вопросы о том, кто кого кормит, и кто кому должен. Собственно, в этом нет ничего нового. Подобные подсчеты сегодня ведет, например, администрация Д. Трампа для союзников по НАТО. Realpolitik возрождается в образе дотошного бухгалтера, хотя еще вчера в НАТО было не принято ставить ребром вопрос о том, кто платит по счету.

Похоже, раздающиеся внутри разных союзов призывы «заплатить по счетам» коренятся не столько в капризах элит, сколько в объективной потребности крупных держав сконцентрировать ресурсы для выживания и развития в условиях растущей мировой турбулентности.

Можно возразить: «лидер должен быть готов делиться». Безусловно, но не в одностороннем порядке. Платить лишь за церемониал признания у лидеров будет все меньше желания. В условиях обостряющейся мировой конкуренции символические жесты девальвируются. Менее крупным союзникам придется по-новому самоопределяться в этой ситуации: чего они хотят от крупных держав и что могут дать взамен?

Угроза пограничья


Первым шагом Москвы и Минска к формулированию общего интеграционного интереса но современном этапе может стать согласование рамочных подходов. Так, было бы принципиальным заблуждением считать, что союз нужен России больше, чем Беларуси, и поэтому Москва должна в одностороннем порядке идти на уступки.

Конечно, Москва должна вкладывать в безопасность. Однако союз с Россией нужен Беларуси отнюдь не меньше. Без понимания этой простой истины союз обречен на деградацию.

Находясь в пограничье, Беларусь нуждается в прочной опоре. Зыбь Восточной Европы уже затянула Украину и Молдову, которые потеряли «якорь» в Евразии, но так и остались за дверью ЕС. Отчасти это произошло из-за слабой постсоветской России, которая рассматривалась соседними элитами исключительно как донор, за счет которого можно решать текущие проблемы, но с которым не стоит связывать свое будущее. Именно поэтому на современном этапе возвращение в трансфертную парадигму 1990-х гг. в отношениях на постсоветском пространстве невозможно.

Ведь сам фактор пограничья, внутренней неоднородности украинского и молдавского общества годами подпитывал политическую нестабильность, разрастанию которой элиты ничего не смогли противопоставить. Форсированное выращивание национальной идентичности лежало под фонарем как самое простое решение. Известно, к чему оно привело в итоге. Как показывает практика, без «якоря» пограничные страны сползают в междоусобицу и дележку советского наследства, выпадая из процессов модернизации. Эта угроза «географии», к сожалению, имеет долгосрочный характер и для Беларуси.

Поэтому развитие российско-белорусских отношений исключительно в тактическом ключе, по принципу «доживем до зарплаты», неизбежно приведет к расшатыванию союза и росту конфликтности внутри общества. Консервирование статус-кво в российско-белорусских отношениях не просто нецелесообразно, но практически гарантированно приведет к кризису.

Новый старт интеграции


Поэтому действовать надо на упреждение. Первый шаг – это признание Минском и Москвой на уровне базовых внешнеполитических подходов, что союз – это не только торг («нефтегаз в обмен на безопасность»), но одинаково необходимый проект для безопасности и развития обоих государств. Заявления президентов по итогам переговоров в Санкт-Петербурге свидетельствуют о том, что вопросы стратегии совместного обсуждались. 

Подход: «никуда вы от нас не денетесь» работать не будет. Равно как не будет работать и подход: «вы нам должны за сам факт того, что мы в союзе».

Второй шаг – это расширение диалога и укрепление доверия на разных уровнях, чего остро не хватает сегодня. Без этого невозможен третий шаг – накопление политической воли для прописывания и реализации маршрутной карты по модернизации экономик двух стран с учетом интеграционной связки.

Чтобы реформировать экономику, не сломав промышленность, надо опираться на стабильные рынки сбыта и иметь свободные ресурсы для «выращивания» перспективных индустрий.

Сегодня такие ресурсы доступны для Минска в Евразии. На твердой основе обновленной промышленности можно развивать IT и другие инновационные сферы. Однако без укрепления доверия и возникающей в результате политической воли к интеграции на территории РФ естественным образом будут развиваться производства, замещающие белорусские аналоги. Прежде всего, в стратегических сферах ОПК и продовольствия.

Президенты дали ясно понять, что текущие вопросы экономического и торгового взаимодействия не могут обсуждаться в отрыве от стратегических вопросов будущего союзного строительства в сфере промышленности и безопасности.

Поэтому правительствам и экспертам двух стран надо ставить на повестку дня новый старт интеграции, а не ограничиваться только анестезией нефтегазового «нерва». Цивилизационная близость двух стран и наработанный за предыдущие годы опыт сотрудничества вселяют оптимизм.


Вячеслав Сутырин

Комментарии
Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат