19 Апреля 2016 г.

Новые газопроводы из России в ЕС: у кого шансов больше?

Новые газопроводы из России в ЕС: <i>у кого шансов больше?</i>
Фото: Gazprom.ru

Стратегической задачей российской энергетической политики является создание системы альтернативных маршрутов доставки газа на европейский рынок. По причине ограничений Третьего энергопакета ЕС и политического противодействия со стороны США «Газпрому» не удается загрузить на 100% «Северный поток» и пришлось отказаться от строительства «Южного потока». Решением проблемы мог бы стать проект газопровода через Беларусь в Польшу «Ямал-Европа-2», но Варшава отказывается от его строительства по политическим причинам. В итоге «Газпром» делает ставку на новый проект – «Северный поток-2».

Все привыкли, что российско-украинские отношения в газовой сфере давно превратились в сериал, причем драматический. В последнее время и взаимодействие с Евросоюзом по вопросу поставок «голубого топлива» все больше напоминает многосерийную «мыльную оперу». Это не свойство метана, а проблема политизации рынка газа.

Противоречия у «Газпрома», как монопольного экспортера российского газа, с зарубежными партнерами были всегда. Споры о цене на газ – нормальная экономическая ситуация. Новой «серией» противостояния стал Третий энергетический пакет. Это комплекс нормативных актов, принятый в ЕС с целью развивать конкуренцию на европейских рынках. В частности, новые правила запрещали поставщикам газа владеть газотранспортной инфраструктурой внутри стран ЕС – одним из наиболее прибыльных активов. К настоящему времени «Газпром» уже продал свои доли в европейских газотранспортных компаниях.

Интриги вокруг газопроводов в ЕС

Сегодня происходит новый поворот сюжета в российско-европейских отношениях. «Газпром» пытается сократить риски газоснабжения Европы, вызванные ситуацией на Украине. С целью создания альтернативной системы доставки газа европейским клиентам российский концерн инициировал создание «Северного» и «Южного» потоков.

Первый проект был реализован, позволив снабжать Германию без транзитных посредников, т.к. газопровод проложен по дну Балтийского моря. А от создания «Южного потока» пришлось отказаться.

История с «Южным потоком» пролила свет на целый ряд особенностей современных международных отношений. Россия подписала межправительственные соглашения со всеми странами, по территории которых планировалось проложить новый газопровод. Причем это было сделано еще до вступления в силу норм Третьего энергопакета в ЕС. Но даже новые законы Евросоюза не могли запретить «Газпрому» и партнерам строить газопровод. Третий энергопакет лишь регулирует правила использования инфраструктуры. А решение о строительстве принимает национальное правительство тех стран, где создается объект. Поэтому подготовка к строительству «Южного потока» продолжалась, несмотря на заявления евробюрократии о несоответствии проекта нормам Третьего энергопакета.

Недовольство Брюсселя было вызвано тем, что единственным поставщиком газа в «Южный поток» должен был стать «Газпром». Причем госконцерн владел не менее 50% акций в каждой из компаний-собственников участков будущего газопровода (всего было создано 8 компаний для прокладки морского участка газопровода и строительства на территории Австрии, Болгарии, Сербии, Венгрии, Греции, Словении, Хорватии). Такое сочетание, действительно, запрещается нормами Третьего энергопакета, хотя не запрещает само строительство газопровода. Тем более,

конкурент «Южного потока» - проект Nabucco – решением Еврокомиссии был выведен из-под действия этих законов.

yjznuy_potok.jpg
Фото: Gazprom.ru

Создание «Южного потока» в дополнение к «Северному» привело бы к потере необходимости использовать украинскую газотранспортную систему для транзита газа европейским потребителям. В этом случае Киев лишился бы транзитной прибыли, которая в период до «Майдана» составляла около $3 млрд. в год. ЕС колебался между желанием усилить надежность своего газоснабжения (за счет диверсификации маршрутов поставки российского газа), и нежеланием постоянно дотировать Украину. Ведь «пересыхание» газового транзита обернулось бы трудностями с наполнением украинского бюджета и потребовало бы от ЕС «вкладываться» в финансирование Украины вместе с Россией.

США выступили категорически против «Южного потока» как экономического конкурента украинской газотранспортной системы (ГТС).

Во-первых, Украина в случае утраты статуса безальтернативного транзитера российского газа утрачивает свое геополитическое значение как потенциальный «рычаг» США по давлению на Россию и ЕС. Во-вторых, американские компании, в случае получения гарантий сохранения транзита российского газа через Украину, станут собственниками компании оператора «незалежной» ГТС и получат прибыли. Возможности для привлечения иностранных компаний к управлению газопроводом созданы поправками в законодательство Украины в 2014 г.

В итоге после визита американских конгрессменов в Софию в 2014 г., руководство Болгарии отозвало разрешение на строительство «Южного потока» на своей территории.

Судьбы «Северного потока-2»

Непосредственной причиной фиаско «Южного потока» стала политическая слабость правительства Болгарии. Поэтому для новых проектов нужно выбрать более самостоятельного партнера. Кто лучше всего подходит на эту роль в Евросоюзе, если не Германия? Руководствуясь этой логикой и данными о падающей добыче газа в Северном море, увеличивающей потребности ЕС в импорте «голубого топлива», компании «Газпром», E.ON, Shell, BASF/Wintershall, OMV и ENGIE создали консорциум New European Pipeline AG для строительства «Северного потока-2».

severnuy_potok.jpg
Маршруты газопроводов «Северный поток» и «Северный поток — 2»
Фото: Gazprom.ru

Против «Северного потока-2» формируется целый «альянс». По неподтвержденной официально информации, правительства Болгарии, Чехии, Эстонии, Греции, Венгрии, Латвии, Литвы, Польши, Румынии и Словакии написали в Еврокомиссию письмо с жалобой на «Северный поток-2». Мотивация у подписантов разная.

Прибалтийские страны традиционно занимают антироссийскую позицию, а остальные боятся потерять имеющуюся или потенциальную (Болгария и Греция рассчитывают на реанимацию «Южного» или «Турецкого потока») прибыль от транзита российского газа, ведь реализация «Северного потока-2», как минимум, сократит транзит «голубого топлива» через Украину и соседние страны ЕС.

В 2015 г. через Украину прошел 67,1 млрд. куб. м. российского газа. Мощность «Северного потока-2» составит 55 млрд. куб. м. Кроме того, незадействованными в 2015 г. остались 15,9 млрд. куб. м. мощности в существующем «Северном потоке». Фактически, это позволяет отказаться от транзита газа через Украину,

хотя есть проблемы с ограничениями, накладываемыми Третьим энергопакетом. Для дозагрузки «Северного потока» необходимо либо получить от Еврокомиссии исключение из норм Третьего энергопакета для газопровода OPAL (одна из 2-х ниток-продолжений «Северного потока» на территории Германии), либо передать права собственности на газ европейским потребителям еще на входе топлива в морской участок газопровода. Первый вариант в условиях нынешнего противостояния Москвы и Брюсселя маловероятен, а вот в рамках второго работа ведется. «Газпром» провел уже два пробных биржевых аукциона с поставкой по «Северному потоку».

Упущенный шанс «Ямал-Европа-2»

Показательно, что в 2013 г. был заморожен проект газопровода «Ямал-Европа-2», который предполагал строительство ответвления от белорусского участка газопровода «Ямал-Европа» (город Кобрин) через Польшу до Словакии (город Вельке-Капушаны). Предполагалось, что его мощность составит не менее 15 млрд. куб. м. газа в год.

yamal-europa.png
Схема проекта «Ямал-Европа-2»
Фото: Pro-gas.ru

Этот проект позволил бы запитывать те европейские страны, газ в которые сейчас поступает через Украину. В выигрыше оказалась бы и Беларусь, где разрослась бы газотранспортная инфраструктура.

Несмотря на то, что белорусская газотранспортная система принадлежит «Газпрому», строительство «Ямал-Европа-2» позволило бы Минску повысить поступления в бюджет за счет прямых и косвенных налогов, а также создать новые рабочие места. Но исключительно по политическим мотивам Польша отказалась от реализации «Ямал-Европа-2».

Страна получала бы транзитную плату от «Газпрома», т.е. прибыль просто за то, что газопровод «лежит» на ее территории. Но сотрудничество с Россией противоречило внешнеполитическому курсу Польши. Более того, польские политики набирали политические очки призывами снизить зависимость от российских энергоресурсов, тем самым загнав себя в ловушку, когда согласие на выгодный проект «Ямал-Европа-2» означало бы «предательство идеалов». В итоге

Польша подписала контракт с поставщиком Qatar gas на поставку сжиженного природного газа (СПГ) по цене вдвое выше, чем стоимость российского газа.

Сегодня решение об отказе от «Ямал-Европа-2», даже с точки зрения польских политиков, выглядит неудачным решением. Дональд Туск, еще в должности премьер-министра Польши, предлагал создать Энергетический союз Европы и единого закупщика газа для всех европейских потребителей. Такую ситуацию монополии легче реализовать, имея в руках большую часть газопроводов, идущих из России. Теперь же Туск опасается, что роль крупнейшего газового хаба ЕС примерит на себя Германия. Вероятность того, что Польша пересмотрит свое отношение к проекту «Ямал-Европа-2» крайне мала, так как сегодня «российская угроза» является чуть ли не краеугольным камнем внешней политики Варшавы, требующей разместить на своей территории военные базы НАТО. «Газовые» договоренности с Россией, несмотря на всю выгодность, подорвали бы сегодняшнюю внешнеполитическую концепцию Варшавы.

Недавний кризис транзитных автоперевозок между Россией и Польшей и предложения о проведении нового расследования крушения самолета Леха Качинского под Смоленском являются иллюстрацией сегодняшних подходов Варшавы к отношениям с Россией. Да и российская сторона не станет проявлять инициативу и стучаться в одну дверь дважды. Так польские политики лишают многомиллионных прибылей не только свою страну, но и ближайшего восточного соседа – Беларусь.

Нельзя не признать, что несомненным плюсом проекта «Ямал-Европа-2» является более выгодный маршрут поставки газа в страны восточной и южной Европы, а также в Турцию, в сравнении с «Северным потоком-2». Однако степень реализации последнего проекта уже выше, чем у «Ямал-Европа-2».

Если расширение газопровода через Беларусь только обсуждалось, то для строительства «Северного потока-2» уже создана компания оператор - New European Pipeline AG. Так что потенциал у балтийского проекта выше, хотя противостоять обоим проектам Еврокомиссия будет в одинаковой степени.

Игорь Юшков, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ

Комментарии
05 Декабря
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

20 лет назад Беларусь отвергла вашингтонский консенсус, выбрав суверенитет. Многие хотят провести ревизию белорусского пути сегодня.

Инфографика: Основные военные объекты в Польше, используемые другими странами НАТО
инфографика
Цифра недели

$7 млрд

составил объем экспорта IT-технологий и продуктов из России в 2016 г. Для сравнения, экспорт вооружений из России в 2015 г. составил $14,5 млрд.