19 Ноября 2017 г.

Новые российско-белорусские переговоры по газу: подводные камни

Новые российско-белорусские переговоры по газу: подводные камни
Фото: tv3.lt

Россия и Беларусь начали новые переговоры по газовому вопросу. Вице-премьер правительства Беларуси Владимир Семашко сообщил, что ведет с российским коллегой Аркадием Дворковичем переговоры по вопросу изменения условий торговли газом. По ряду вопросов стороны легко придут к соглашению. Но есть и чреватые конфликтами подводные камни, которые лучше предупредить заранее.

Позиции сторон в целом ясны. Беларусь стремится ускорить создание единого рынка газа. В соответствии с договором о Евразийском экономическом союзе, на территории стран членов-союза должен быть создан единый рынок энергоресурсов. Фактически это ведет к установлению и единых цен. Значит, стоимость газа для Беларуси станет такой же, как и в российских регионах.

Приближение единого энергетического рынка ЕАЭС


Единый рынок газа должен заработать с 2025 г. В договоре о ЕАЭС сказано: «В целях формирования общего рынка газа Союза Высший совет утвердит до 1 января 2016 г. концепцию, а до 1 января 2018 г. программу формирования общего рынка газа Союза, предусмотрев срок выполнения мероприятий программы до 1 января 2024 г.».

Семашко в своем заявлении уточнил, что до 1 июля 2019 г. нужно подготовить проект соглашения, содержащий формулы расчета цен на газ в 2020-2024 гг. В договоре о ЕАЭС 2019 г. не фигурирует. Это дата окончания действия Протокола о порядке формирования цен при поставке природного газа в Беларусь, подписанного «Газпромом» и белорусским правительством в апреле 2017 г. Именно этот протокол определил действующие сейчас правила торговли газом между двумя странами. 

Минск будет стремится как можно скорее привести двусторонние отношения с Россией в газовой сфере к форме единого рынка газа, который заработает для других членов ЕАЭС только в 2025 г. В интересах Беларуси –  продолжать интеграционный процесс в газовой сфере, который успешно проходит уже более 10 лет. Это позволяет белорусской стороне снижать стоимость «голубого топлива».

В частности, Минск продал «Газпрому» свою газотранспортную систему, что позволило ему гарантировать 100% загрузку транзитных мощностей, а также получить самую низкую цену на газ среди иностранных клиентов «Газпрома».

Отказ от доллара в расчетах за газ


Вероятно, теперь Минск будет настаивать на том, чтобы убрать из формулы ценообразования на газ долларовую составляющую.

Фактически сейчас формула уже в основном «рублевая» и выглядит следующим образом: тариф на газ в ЯНАО (Ямало-Ненецкий автономный округ – прим. «ЕЭ») рассчитывается в рублях, остальные компоненты (стоимость транзита до Беларуси, хранение в подземных хранилищах газа, маркетинговая надбавка) рассчитываются в долларах плюс действующий с апреля 2017 г. понижающий коэффициент.

Минск хотел бы рассчитываться с «Газпромом» в рублях. Во-первых, не нужно тратить доллары, получаемые от экспорта собственных товаров в Европу. Во-вторых, Беларусь может попросить российскую сторону пересчитать цены на газ, вернув рублевую цену, существовавшую примерно в 2013 г. (до девальвации российской валюты). Таким образом, реальная цена на газ существенно снизится.

Полное исключение долларовой составляющей из отношений с Беларусью снизит прибыль «Газпрома». Получение прибыли в долларах и наличие затрат в рублях повышает прибыльность в условиях «слабого» рубля.  В то же время России важно выручать доллары за свои товары, так как валютой приходится расплачиваться за поступающий в страну импорт.

Однако, укрепляясь в качестве одного из полюсов мировой политики, России также важно повышать экономическую самостоятельность складывающегося вокруг нее лагеря стран. Переход на взаиморасчеты в нацвалютах в долгосрочной перспективе будет способствовать решению данной задачи. Поэтому нельзя исключать компромисса между Минском и Москвой по переходу полностью на расчеты за газ в рублях. Однако следует учитывать, что с экономической точки зрения этот компромисс принесет выигрыш именно белорусской стороне.

Нефтяной вопрос


Наибольшие споры между Россией и Беларусью на новом витке нефтегазовых переговоров может вызвать даже не газовый, а нефтяной вопрос. Недавний энергетический конфликт закончился тем, что Беларусь пошла на уступки по газовому вопросу, но получила бонусы в нефтяном.

 «Газпром» сохранил действующий контракт на поставку газа в Беларусь и собственный доход. За 8 месяцев 2017 г. Беларусь импортировала 12,12 куб. м газа по $145 за 1 тыс. куб. м. А вот российский бюджет стал недополучать средства из-за появления механизма «перетаможки» нефти.

Стоит пояснить это подробнее. Беларусь получила возможность закупать 24 млн т нефти в год. При желании белорусского руководства можно было покупать и перерабатывать все 24 млн, а можно было сократить объем переработки до 18 млн. А остальные 6 млн т прокачивать через свою территорию (белорусские компании не становились бы собственниками этой нефти) и получать экспортную пошлину в свой, белорусский бюджет.

Учитывая, что именно при переработке не более 18 млн т Беларусь может получать максимальный объем качественного маржинального топлива (это связано с техническими возможностями белорусских НПЗ – прим. «ЕЭ»), то схема с «перетаможкой» 6 млн т оказалась крайне выгодной.

28 сентября 2017 г. постановлением совета министров РБ экспортная пошлина на сырую нефть установлена в размере $87,9 за тонну. Если представить, что подобная пошлина сохранится на протяжении года, то Беларусь получит по схеме «перетаможки» $527,4 млн. В следующем году Беларусь при сохранении тренда на удорожание нефти получит еще больший доход от «перетаможки».

К тому же, Минск по условиям договоренностей с Россией был освобожден от обязанности поставлять нефтепродукты на российский рынок, что позволило ему перенаправить их на более маржинальный украинский рынок. Средняя цена тонны поставленных на Украину из РБ нефтепродуктов за 8 месяцев 2016 г. составляла $389,2, а за аналогичный период 2017 г. – $498,5 (рост средней цены на 28%).

Однако, в случае изменения системы торговли газом, Россия предложит Беларуси отменить механизм перетаможки. Причина в том, что он фактически увязан с нынешними двусторонними договоренностями по газу образца апреля 2017 г. Этот механизм де-факто является мерой компенсации для белорусской экономики.

Минск будет настаивать на сохранении подобной практики и дальнейшей интеграции в газовой сфере. Тот факт, что у двух сторон вполне достаточно времени для достижения договоренностей, дает надежду, что в этот раз договор будет достигнут не после «энерговойн», а заранее, за столом переговоров.

Контуры соглашения


Компромисс может состоять в досрочном пересмотре цены на газ с переходом в 2020 г. на внутрироссийские цены плюс стоимость доставки по территории Беларуси с одновременным отказом от механизма «перетаможки» по нефти.

Перенаправление экспортных пошлин на нефть из российского в белорусский бюджет – это ручное управление финансовыми потоками, поэтому оно будет со временем отменено.

А выход на равные с внутрироссийскими цены на газ и так произойдет при переходе на единый рынок энергоносителей в рамках ЕАЭС. Поэтому Минск получит дешевый газ, а Москва вернет себе пошлины от экспорта нефти. В случае снижения стоимости газа более чем на $20 за каждую тыс. куб. м газовые преференции становятся более выгодными для Беларуси, чем доход от нефтяной «перетаможки».


Игорь Юшков, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергобезопасности.

 

 

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия