14 Января 2018 г.

Оборона Янтарного края. Чем НАТО собирается «лопнуть» калининградский «пузырь»

Оборона Янтарного края. Чем НАТО собирается «лопнуть» калининградский «пузырь»
ОТРК "Искандер" в Западном военном округе
Фото: topwar.ru

В первой и второй частях статьи было достаточно подробно рассказано о зоне воспрещения и ограничения доступа и маневра (A2/AD), которую Россия создает в Калининградской области. В третьей, заключительной части мы рассмотрим вопросы о том, носит ли эта зона наступательный характер, как она воспринимается западными военными аналитиками и военными и каким образом они собираются ей противодействовать в случае начала военных действий.

Расстановка сил


Зона A2/AD в Калининградской области предназначена для сдерживания потенциального агрессора и для того, чтобы в случае военных действий продержаться для подхода российских войск «с материка». Противнику в случае войны должно быть слишком опасно дислоцировать и перемещать свои силы в пределах радиуса действия средств поражения этой зоны. По мнению итальянской газеты Il Giornale, «находясь в изоляции от России, если не считать морские пути, Калининград всегда рассматривался в качестве слабого звена в новой российской стратегии, однако он был достаточно укреплен, чтобы нанести максимальный урон в случае превентивного удара со стороны НАТО».

Средства ПВО и ПРО, размещенные в Калининградской области, в силу своего предназначения нацелены на оборону, а не на нападение. Что же касается ракет, способных поражать наземные цели, то, если оставить за скобками вопросы политического и этического характера и исходить только из сугубо военных соображений, следует признать, что их количества явно недостаточно для того, чтобы гарантированно накрыть все значимые военные цели в зоне поражения и исключить ответные действия.

К примеру, во время войны в Ираке в 2003 г. США применили 750 крылатых ракет и 479 оперативно-тактических ракет ATACMS.

MGM-140_ATACMS.jpg

MGM-140 ATACMS. Фото: defpost.com

Из открытых источников даже неспециалисту понятно, что таким количеством ракет российская военная группировка в Калининградской области и близко не располагает. В то же время их вполне достаточно, чтобы заставить потенциального противника задуматься о возможной цене своего первого удара.

К тому же, гипотетические военные действия не могут ограничиться только обменом ракетными и авиационными ударами. В конечном счете города и военные базы берут не ракеты, а пехота и танки. Группировка же сухопутных войск в Калининградской области по своему составу имеет сугубо оборонительную направленность. Еще в 2008 г. из области были выведены почти все танки (около 800) – главная ударная сила сухопутных войск.

Сейчас, по данным одного из ведущих американских экспертов в области безопасности Майкла Кофмана, в Калининградской области остался только один танковый батальон (41 танк Т-72Б). В то же время с польской стороны у российской границы дислоцируется одна танковая и две механизированные бригады с 232 танками. А всего в польской армии 985 основных боевых танков[1].

В Польше также находится на ротационной основе 2-я бронетанковая боевая бригадная группа 1-й пехотной дивизии армии США, на вооружении которой 87 танков M1A2 Abrams. Есть несколько десятков танков в составе многонациональной батальонной тактической группы усиленного передового присутствия НАТО в Литве.

Не стоит забывать и про то, что силы НАТО в Польше и Литве неплохо оснащены противотанковым оружием. То есть ни о какой наземной наступательной операции с территории Калининградской области против сил НАТО даже после гипотетического первого российского ракетного удара при нынешнем соотношении сил не может быть и речи (рассматривая чисто военные аспекты вопроса).

Кому мешает калининградский «пузырь»


То, что российские Вооруженные Силы ориентированы прежде всего на оборону, признают и некоторые серьезные западные военные эксперты. Так, в недавно опубликованном корпорацией RAND, одним из ведущих американских «мозговых трестов», документе «Российский метод ведения войны» (The Russian Way of Warfare) прямо указывается, что российские силы прежде всего нацелены на защиту своей родины, особенно жизненно важных промышленных центров и населенных пунктов. По мнению авторов, «Россия надеется защитить свою территорию и избежать решительного столкновения с равным или близким по силе соперником путем размещения оборонительных систем и ударных вооружений повышенной дальности».

Указывается, что, хотя Россия могла бы, используя свои возможности по воспрещению и ограничению доступа и маневра, нарушить развертывание воздушных, военно-морских или наземных сил равного или близкого по силе противника в районе операций вблизи России в начальной фазе конфликта, в конечном итоге у нее, вероятно, не хватит ракет и платформ для их запуска, чтобы прекратить или предотвратить этот процесс в дальнейшем. При этом отмечается, что уничтожение интегрированной системы ПВО в сердце России или в Калининграде в сочетании с другими критическими потерями российских неядерных сил во время конфликта может рассматриваться как угроза существованию государства. А это, как считают авторы, в свою очередь может стать основанием для применения Россией ядерного оружия первой даже в случае неядерной атаки.

Военные аналитики и военные на Западе воспринимают калининградскую зону A2/AD как досадную помеху, своего рода кость в горле, которая мешает США и НАТО в реализации их военных планов.

Так, командующий войсками США в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес еще в ноябре 2015 г. выступил с предупреждением: «Из Калининградской области сейчас можно не позволить нашему военному флоту и вообще никакому флоту НАТО попасть в Балтийское море. Оттуда они могут остановить любого, кто попытается войти в это море. А у нас здесь три союзника – Латвия, Литва и Эстония» (это было сказано еще за год до появления в области противокорабельных ракетных комплексов «Бастион» и крылатых ракет «Калибр»).

А президент американской неправительственной исследовательской организации «Джеймстаунский фонд» Глен Говард полагает, что «Калининград в определенном смысле стал российским «Гибралтаром», так как там больше военных мощностей, чем во всех странах Прибалтики… Перед любой попыткой НАТО помешать атаке России [2] надо сначала одолеть Калининград».

Отставной капитан ВМС США Джерри Хендрикс (Jerry Hendrix) в недавней статье в National Review сетует, что в случае войны между Россией и НАТО, которая ему представляется неизбежной, Североатлантический Альянс из-за комплексов С-400 и «Искандер» в Калининградской области не сможет продвинуться в Балтийском море дальше Копенгагена. Американцам придется высаживать свои войска, перебрасываемые через Атлантику, не в удобно расположенном польском порту Гданьск [3], а где-нибудь во Франции и Бельгии, из-за чего их выдвижение на ТВД затянется на недели.

Поэтому, как считает Хендрикс, «если НАТО и Соединенные Штаты собираются успешно отразить российское вторжение, они должны разработать план, чтобы лопнуть этот ограничивающий передвижение пузырь, сосредоточенный в Калининграде». Для этого НАТО необходимо превосходство в огневой мощи, которое вынудит российские войска расходовать свои ракеты быстрее, чем смогут восполняться их запасы.

Достижение такого превосходства, по мнению Хендрикса, должны обеспечить маленькие, скоростные ракетные катера, небольшие ракетные дизель-электрические подводные лодки и штурмовики пятого поколения. Автор статьи уверен в том, что «если Калининград удастся нейтрализовать, то союзные войска смогут начать стремительное перемещение оружия, людей и продовольствия в порт Гданьска, который является ключевым фактором для успеха НАТО». И заключает свою статью Хендрикс следующим образным сравнением: «В Северной Европе Калининград и Гданьск – два ферзя на шахматной доске. НАТО должно быть готовым защищать своего ферзя и устранить ферзя Путина».

Ответ НАТО


В начале прошлого года беспокойство в связи с размещением в Калининградской области ЗРК С-400 (на которое, впрочем, по его словам, русские имеют полное право) выразил и командующий ВВС США в Европе генерал Фрэнк Горенц. Это, по его мнению, ограничивает доступ американской авиации к данному району.

В качестве ответа на усиление ПВО в Калининградской области американские ВВС разрабатывают тактику, методы и процедуры для борьбы с ней на ближайшую перспективу. В более отдаленной перспективе ВВС США предполагают развернуть в Европе малозаметные многофункциональные истребители-бомбардировщики пятого поколения Lockheed Martin F-35A Lightning II, которые якобы могут остаться невидимыми для системы ПВО в Калининградской области.

Такие самолеты уже время от времени перебрасываются в Европу, в том числе и в Прибалтику (так, в апреле 2017 г. два F-35A побывали на эстонской авиабазе Эмари). А с 2021 г. на авиабазе Лейкенхит в Великобритании начнется развертывание двух эскадрилий F-35A.

Против целей в Калининградской области могут быть применены малозаметные крылатые ракеты воздушного базирования AGM-158A JASSM, поступившие в 2017 г. на вооружение ВВС Польши (дальность стрельбы 370 км). В значительно большем количестве ракеты JASSM есть на вооружении ВВС США, причем и в усовершенствованном варианте AGM-158B JASSM-ER с дальностью более 925 км (Польша получит крылатые ракеты JASSM-ER к 2020 году). Кроме того, важная роль отводится средствам радиоэлектронной борьбы – как «глушилкам» российских радаров и других радиоэлектронных систем, так и противорадиолокационным ракетам.

В то же время бывший верховный главнокомандующий Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе генерал Филип Бридлав полагает, что потенциала одних только ВВС для решения проблемы зон A2/AD России (в т.ч. и в Калининградской области) недостаточно. Поэтому США «необходимо больше сухопутного потенциала, обладающего способностью наносить точечные удары с больших дистанций, а также обладающего высокой живучестью». Речь идет прежде всего об американских реактивных системах залпового огня (РСЗО) M270 MLRS и M142 HIMARS.

1466429941_m142-himars-6.jpg

Ракетный комплекс M142 HIMARS ведет огонь. Фото: topwar.ru

Они могут стрелять управляемыми реактивными снарядами GMLRS на дальность 70-80 км или оперативно-тактическими ракетами ATACMS на дальность до 300 км. Каждая пусковая установка M270 может нести 12 GMLRS или две ATACMS, M142 – шесть GMLRS или одну ATACMS. В 2017 году США уже начали размещать эти комплексы на складах «Заблаговременно складированных запасов армии США 2» (APS-2 – Army Prepositioned Stocks 2) в Дюльмене (Германия).

Кроме того, Польша намерена приобрести три дивизиона (56 пусковых установок) ракетного комплекса WR-300 Homar (американский HIMARS на шасси польских автомобилей Jelcz). Угадать, на кого они в итоге будут нацелены, не так уж и сложно. Но аппетит приходит во время еды и недавно ушедший в отставку польский министр обороны Антоний Мачеревич заявлял, что Польша должна купить не 56, а 160 пусковых установок этого комплекса. Напомним, что бригада «Искандеров» в Калининградской области, о которой мы писали в первой части статьи, по штату располагает всего 12 пусковыми установками с 24 ракетами на них.

В качестве возможного средства противодействия Калининграду упоминались и норвежские противокорабельные ракеты NSM (Naval Strike Missile) наземного базирования с дальностью 185 км, которые могут применяться и по наземным целям. Две батареи таких ракет состоят на вооружении ВМС Польши.

Для эффективного противодействия российским «Искандерам», что, собственно и не скрывается, Польша намерена закупить в США восемь дивизионов ЗРК средней дальности Patriot, оснащенных новейшей системой управления огнем IBCS и ракетами PAC-3 MSE (Patriot Advanced Capability-3 Missile Segment Enhancement) и SkyCeptor.

По словам заместителя министра обороны Польши Чеслава Мрочека, проведенное электронное моделирование показало, что система PAC-3 MSE способна противодействовать российскому ОТРК «Искандер».

Однако авторитетный российский эксперт, главный редактор сайта «Вестник ПВО» Саид Аминов выражает в этом сомнение. В интервью BBC он отмечал, что польские эксперты вряд ли смогли бы смоделировать условия применения PAC-3 MSE против «Искандера». По его мнению, это, скорее всего, могли сделать только американцы. Но и им было бы сложно просчитать все параметры. Пока же мы видим, как саудовские комплексы Patriot терпят фиаско в попытках поразить баллистические ракеты йеменских хуситов. А ведь это далеко не «Искандеры», а переделки давно устаревших советских баллистических ракет Р-17 (SCUD). Поэтому для борьбы с ракетами ОТРК «Искандер-М» полякам предлагается новая ракета-перехватчик SkyCeptor (вариант противоракет Stunner, используемых в израильском комплексе ПВО/ПРО «Кела Давид» («Праща Давида»).

Таким образом, военно-политическая ситуация, складывающаяся вокруг Калининграда, больше, чем риторика политиков, свидетельствует о том, что Россия и Запад находятся на пороге (если уже на за порогом) «холодной войны».

Стороны предпринимают конкретные военные меры по противодействию друг другу, втягиваясь в спираль «действие – противодействие». Причем общая риторика о «милитаризации Калининграда», звучащая за рубежом с момента распада СССР и одно время несколько приутихшая, сменилась обсуждением конкретных военных планов по его нейтрализации, что не может не огорчать и не настораживать. И, к сожалению, вероятность того, что напряженность в этой части Балтийского моря, как и в Балтийском регионе и Европе в целом, в ближайшие годы спадет, невелика.

Тем не менее необходимо искать точки соприкосновения, чтобы снизить напряженность, чреватую развязыванием войны хотя бы вследствие случайных инцидентов, и выходить на взаимоприемлемые компромиссы. Пока же на фоне наращивания сил США и НАТО в Европе (включая Польшу и Прибалтику) России следует держать «порох сухим» в рамках разумной достаточности. Что и делается.


Юрий Зверев, заведующий кафедрой географии, природопользования и пространственного развития БФУ им. И. Канта


[1] The Military Balance 2017. P. 145.

[2] Замечу, что и при попытке атаковать Россию тоже. О том, что российские вооруженные силы ориентированы прежде всего на оборону своей страны, указано выше.

[3] США уже использовали порт Гданьск для переброски в сентябре 2017 года части вооружений и техники 2-й бронетанковой бригадной боевой группы 1-й пехотной дивизии, прибывшей в Польшу по ротации.

Комментарии
26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат