06 Ноября 2017 г.

Октябрь 1917. Как большевики брали власть на белорусских землях

Октябрь 1917. Как большевики брали власть на белорусских землях
Делегаты I съезда военных и рабочих депутатов армий и тыла Западного фронта перед зданием Минского городского театра, 1917 г.
Фото: nn.by

7 ноября 2017 г. в Беларуси на государственном уровне отмечается столетняя годовщина Октябрьской революции. Это событие стало поворотным в формировании белорусской государственности. Однако по мере приближение праздничной даты вновь разгорелись дискуссии о роли Октябрьской революции в белорусской истории и об особенностях нациестроительства Беларуси. Предлагаем вниманию читателей «Евразия.Эксперт» интервью с заведующим отделом новейшей истории Беларуси Института истории НАН Беларуси, кандидатом исторических наук, доцентом Сергеем Третьяком.

- Сергей Александрович, что представляла собой Беларусь в момент Октябрьской революции?

- Важное влияние на исход политической борьбы в Беларуси в 1917 г. оказала неблагоприятная внешнеполитическая ситуация, вызванная Первой мировой войной. Беларусь к октябрю 1917 г. была разрезана пополам линией фронта. Западная часть – под немецкой оккупацией, в восточной части всеми делами заправлял российский Западный фронт Первой мировой войны. Это 1,5 млн солдат и офицеров без учета рабочих тыловых предприятий, дружин ополченцев и гарнизонов тыловых городов.

В Минске располагался штаб Западного фронта. Особая заинтересованность в том, чтобы Западный фронт удержал свои позиции и пошел за большевиками, привела к тому, что большевики особое внимание уделяли именно работе среди солдат и офицеров. В армии и на флоте к октябрю 1917 г. у большевистской партии были два ударных кулака. С одной стороны – Балтийский флот в Кронштадте и Петроградский гарнизон. С другой стороны – Западный фронт. Именно этот фронт сыграл на белорусских землях решающую роль после того, как в Петрограде большевики взяли власть.

Оккупация в ходе кампании 1915 г. германскими войсками Западной Беларуси нанесла национальному движению неизмеримый вред. Линия окопов не только разрезала Беларусь, изолировав сторонников белорусского национального возрождения в Вильно и в Минске друг от друга. Сама идея белорусского национально-государственного строительства по разные стороны фронта долгое время развивалась в разных направлениях.

Если белорусские деятели виленского лагеря склонялись к идее возрождения Великого княжества Литовского в исторических границах, в союзе с Германией и с опорой на нее, то лидеры национального движения в неоккупированной части Беларуси выступали за автономию белорусских земель в составе России.

Война существенным образом изменила социальный и национальный состав населения Беларуси. Более 700 тыс. жителей Беларуси были мобилизованы в царскую армию. Вместе с тем перенос в Беларусь, ближе к месту военных действий, военных мастерских и тыловых учреждений, даже не принимая во внимание солдат и офицеров Западного фонта, заметно увеличил присутствие в белорусских городах рабочих, чиновников, врачей и инженерно-технических работников иных национальностей.

Окончательно запутало этническую ситуацию переселение 1,1 – 1,3 млн беженцев-белорусов во внутренние губернии России и одновременный наплыв в Беларусь полумиллиона беженцев из Польши и Прибалтики. Понятно, что люди, занесенные в Беларусь войной и не связанные с краем, были скорее противниками, нежели сторонниками идеи белорусского национального возрождения.

- Как население Беларуси восприняло события Октябрьской революции?

- Октябрьская революция 1917 г. в Центральной и Восточной Беларуси была типичной солдатской революцией. Когда весть о революции достигла Беларуси, исполком Минского Совета создал Военно-революционный комитет (ВРК), который объявил о взятии власти в свои руки. Здесь также руководящие должности занимали в основном люди, служившие на Западном фронте и принесенные на наши земли Первой мировой войной.

Но полномочия ВРК оспаривал коалиционный орган представителей умеренных социалистических партий – Комитет спасения революции. На стороне ВРК был 1-й Минский революционный полк численностью 2 тыс. штыков и боевые дружины минской Красной гвардии. А их противники имели в своем распоряжении казачью дивизию в 20 тыс. штыков и сабель. Большевики вступают в переговоры с комитетом, которому временно передается власть. А тем временем ВРК связывается с фронтовыми частями и перебрасывает с фронта верные большевикам части. В том числе бронепоезд под командованием подпрапорщика Пролыгина. Прибытие бронепоезда как раз и решило исход переговоров в пользу большевиков.

В конце октября – середине ноября 1917 г. советская власть на однопартийной основе утвердилась в Витебске, Гомеле, Орше, Борисове, Бобруйске, Полоцке, Лепеле, Жлобине, Мозыре, Речице, Рогачеве, Осиповичах, Слуцке, Бешенковичах, Койданово, в ряде других городов Беларуси. Советы, в которых большевики и сторонники Октябрьского переворота составляли меньшинство, по возможности распускались и переизбирались либо заменялись большевистскими Военно-революционными комитетами.

Население Беларуси поддержало Октябрьскую революцию. В адрес СНК Российской Республики и Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих и солдатских депутатов из Беларуси поступали сотни резолюций собраний и митингов рабочих, крестьян, солдат о поддержке новой власти.

Эти документы отражали настроения измученного войной, материальными лишениями, беспомощностью и некомпетентностью местных органов власти Временного правительства трудового люда. В конце 1917 – начале 1918 гг. были сформированы уездные органы советской власти. В январе – марте 1918 г. было завершено создание волостных Советов. По своему социальному составу Советы Западной области и фронта были преимущественно крестьянско-солдатскими.

С другой стороны, действительная власть в Советах с первых же ее дней стала принадлежать не выборным руководителям, а функционерам партии большевиков и уполномоченным-комиссарам вышестоящих органов – тем, кто имел реальные навыки и достаточный уровень подготовленности для политической руководящей работы.

Буквально в день революции, 25 октября 1917 г., минская большевистская газета «Буревестник» заявила: «Нам нужно отменить помещичьи права на землю и передать без выкупа всю землю крестьянским комитетам».

Однако с декретом «О земле» на наших землях как раз вышла заминка. Понятно, что он не мог претворяться в жизнь на территориях, занятых немцами. Но и в восточной части раздела конфискованных у помещиков земель не было. Областные и губернские органы власти предписали волостным земельным комитетам и Советам имения и иное имущество помещиков лишь взять на учет, переписать.

Более того, для обеспечения войск Западного фронта продовольствием и фуражом был разработан проект организации народных имений. То есть национализированные помещичьи имения по сути передавались во фронтовую собственность. Раздел земли встречался лишь в связи с крестьянским и дезертирским бандитизмом – в виде самозахватов и разграблений. Так, от действий «банды самокатчиков», орудовавшей на мотоциклах, и подбитых ими на бунт крестьян пострадал даже Эдвард Вайнилович – белорусский и польский политический и общественный деятель конца ХIХ – начала ХХ вв., инициатор строительства Красного костела святых Симона и Елены в Минске. Крестьяне Витебщины и Могилевщины получили землю только в 1918–1919 гг. – после проведенной здесь аграрной реформы. А в Минской губернии эта реформа прошла лишь летом 1921 г., после заключения мира с Польшей и стабилизации границ.

- Декан Факультета философии и социальных наук В.Ф. Гигин утверждает, что большевики не ставили целью разгон Первого Всебелорусского конгресса. Этот разгон был следствием борьбы группировки Облискомзапа с национально ориентированными большевиками и эсерами? Как вы оцениваете такую точку зрения?

- Такая точка зрения имеет право на существование. Действительно, центральное советское правительство в Петрограде, давшее согласие на созыв Всебелорусского съезда Советов и ассигновавшее значительную денежную сумму на его проведение, было очевидным образом не заинтересовано в его разгоне. Тем не менее съезд был разогнан. Чтобы понять, почему это произошло, нужно обратиться к особенностям формирования краевой советской власти в Центральной и Восточной Беларуси после Октября 1917 г.

К концу ноября 1917 г. советская власть была установлена на всей неоккупированной части Беларуси. Относительно легкая победа большевиков объясняется тем, что все надеялись на разрешение Октябрьской революцией актуальных, наболевших вопросов о мире и земле.

Поэтому на выборах в Учредительное собрание, состоявшихся 12 – 19 ноября по избирательным кругам Беларуси, перевес получила партия большевиков: большевиками были 30 депутатов из 56 избранных.

19 – 21 ноября в Минске состоялся съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Западной области, 460 из 560 делегатов которого поддерживали большевиков. Съезд одобрил декреты о мире и земле, потребовал безоговорочного подчинения новой власти служащих и чиновников государственных учреждений старого режима, чистки офицерского корпуса армии от контрреволюционеров.

О своей всемерной поддержке советского правительства заявил проходивший одновременно съезд крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний, принявший решение в целях наиболее последовательного осуществления Декрета о земле переизбрать все волостные комитеты, земские управы и милицию.

Под лозунгом признания советской власти прошел 20-25 ноября 2-й съезд делегатов армий Западного фронта. На нем присутствовало 714 делегатов, в т.ч. 473 большевика и 74 левых эсера. Съезд избрал командующим войсками Западного фронта большевика прапорщика А. Мясникова, одобрил перемирие, заключенное между армиями Западного фронта и противостоящими ему германскими и австрийскими армиями и утвердил «Положение об управлении Западной областью и Западным фронтом».

На основании «Положения», избранные на этих трех съездах исполнительные комитеты объединились и создали Исполнительный комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Западной области и фронта – Облискомзап.

На политической карте России появилось своеобразное военно-гражданское государственное образование, распространившее свою власть на Минскую, Могилевскую, Витебскую и часть Виленской губернии, а также на всю территорию Западного фронта.

Председателем Облискомзапа был избран большевик Н. Рогозинский. В числе 100 членов Облискомзапа не было ни одного белоруса, а его президиум состоял только из военных. 26 ноября 1917 г. Облискомзап сформировал областное и фронтовое правительство – Совет народных комиссаров Западной области и фронта (СНК Зап), избрав его председателем большевика К. Ландера.

Большинство белорусских национальных партий и организаций в конце 1917 г. стояло на позиции необходимости создания суверенной Беларуси в этнографических границах. Признав советскую власть в России, они отказывались признавать существовавшую советскую власть в Беларуси. По их мнению, фронтовые большевики вооруженной силой узурпировали гражданскую власть в крае, а съезд крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний не имел права принимать решения от лица крестьянства всей Беларуси.

- Как складывались отношения большевиков с другими политическими и национальными движениями на белорусских землях?

- Белорусские партии и организации конфликтовали с Северо-Западным областным комитетом РСДРП(б), руководство которого не признавало существования белорусской нации, а все требования национально-государственного самоопределения Беларуси воспринимало как антисоветские и контрреволюционные. Вместе с тем ни политических, ни военных рычагов для смены местной советской власти у белорусских партий и организаций не имелось.

Несмотря на имевшиеся разногласия, руководство белорусских национальных партий и организаций было едино в том, что только общенациональный съезд в состоянии демократическим путем решить основные и политические, и социально-экономические проблемы Беларуси.

Организация национального демократического государства стала для белорусского национального движения исключительно сложной задачей. Лозунг Октябрьской революции о праве наций на самоопределение вплоть до государственного отделения партии и организации, группировавшиеся вокруг Великой Белорусской Рады (ВБР) и Белорусской Социалистической Громады, восприняли как требование безотлагательного национально-государственного самоопределения Беларуси и ее отделения от советской России. Немалая часть их лидеров понимала, что собственных сил для успешной борьбы за независимость окажется недостаточно.

В поисках внешней опоры их взгляды обращались к Германии, Польше, Литве, Украине. Стремление ВБР к провозглашению независимой Белорусской Республики поддерживали белорусская интеллигенция, часть солдат и офицеров-белорусов, т.н. «старые белорусские деятели» из числа полонизированной белорусской шляхты. Съезды белорусских организаций и военнослужащих-белорусов Западного и других фронтов, избранные съездами исполкомы, обратились к белорусскому народу с призывом взять в свои руки управление краем.

На иной платформе стоял Белорусский областной комитет при Всероссийском Совете крестьянских депутатов в Петрограде (БОК). Он считал себя идейным и организационно-политическим центром той части крестьянства и интеллигенции, которые ориентировались на Россию и считали своей задачей достижение автономии Беларуси в составе России.

БОК обратился к трудовому крестьянству, земским и городским органам самоуправления, кооперативам, Советам крестьянских депутатов, воинам-белорусам, крестьянской интеллигенции в лице учительства, ко всему населению Беларуси с призывом объединиться для борьбы за автономию Беларуси как части Российской Федеративной Демократической Республики.

В целях создания «отдельного центра Беларуси как автономного государства», БОК еще в конце ноября 1917 г. обратился в Народный комиссариат по делам национальностей Российской Республики с ходатайством об открытии при нем отдела БОК, который бы представлял в СНК Российской Республики интересы Беларуси.

В результате 31 января 1918 г. при Наркомнаце РСФСР был образован Белорусский национальный комиссариат (Белнацком), которому были переданы дела БОК. Тогда же, в конце ноября 1917 г., БОК получил от СНК Российской Республики ссуду в 50 тыс. рублей для созыва и проведения совместно с «Советом в Минске» краевого съезда Советов Беларуси, который бы сформировал представительные гражданские органы советской власти Белорусской области и провел в жизнь Декрет о земле и остальные декреты центрального советского правительства.

Для осуществления самоопределения Беларуси ВБР совместно с БОК созвали Всебелорусский съезд. 5 декабря 1917 г. делегаты, прибывшие в Минск по приглашению ВБР, постановили открыть работу съезда и признали его правомочность решать вопросы национально-государственного устройства Беларуси. Фракция БОК, однако, отказалась признать правомочность «съезда 5 декабря» и саботировала его заседания. Во избежание раскола было принято компромиссное решение работать во фракциях и землячествах, пока не съедется большинство делегатов.

14 декабря 1917 г. Всебелорусский съезд в Минске торжественно начал работу. На съезд прибыли 1872 делегата, в т.ч. 1167 с правом решающего голоса, которые представляли всю этнографическую белорусскую территорию – от Белостока до Смоленска. Съезд заслушал доклад А. Бонч-Осмоловского по земельному вопросу, но единой позиции по аграрным преобразованиям не выработал, отложив решение на потом.

Основная же борьба развернулась по вопросу о формах национально-государственного самоопределения Беларуси и ее взаимоотношениях с Россией. Делегаты съезда раскололись на две практически равные части.

Одна из них, поддерживая ВБР, выступала за немедленное провозглашение Белорусской Республики, независимой от России, другая, поддерживавшая БОК, упорно защищала курс на создание автономной Беларуси в составе Российской Федерации.

В проекте резолюции «О власти», выработанной левой фракцией съезда, предлагалось установить в крае власть белорусских Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов «по принципу общероссийской советской власти». Относительно же той советской власти, которая уже имелась в Беларуси, один из лидеров левой фракции Язэп Мамонько 14 декабря 1917 г. на заседании фракции сказал прямо и без обиняков: «Нынешнюю власть как не пользующуюся общим доверием мы оставить не можем».

Ни одно из предложений, внесенных ВБР, БОК и левой фракцией, принято не было. Стремясь к утверждению в пределах Беларуси демократического республиканского строя, съезд принял компромиссное решение об образовании временного краевого органа власти – Всебелорусского Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов.

В состав Совета предполагалось включить по 10 представителей от земских самоуправлений и городских дум, 26 представителей от православных, католических и еврейских религиозных организаций, по 3 представителя от торговцев и предпринимателей, землевладельцев, профсоюзов и союза железнодорожников. Кооптация в Совет представителей крестьян и рабочих не предусматривалась, хоть Всебелорусский Совет и назывался органом крестьянских, солдатских и рабочих депутатов. Совету поручалось подготовить и созвать краевое Учредительное собрание, которое и должно было решить вопрос о белорусской государственности.

- Как происходил разгон Съезда и какая была реакция в обществе?

- Съезд не успел завершить свою работу. 17 декабря 1917 г. СНК Зап «в целях защиты советской власти в области и на фронте от контрреволюционного покушения» принял решение распустить Всебелорусский съезд и предложил его президиуму покинуть пределы области и фронта. В ночь на 18 декабря 1917 г., в момент голосования съездом по «Постановлению о краевой власти», член СНК Зап Л. Резауский и начальник Минского гарнизона М. Кривошеин во главе отряда солдат силой вышвырнули делегатов Всебелорусского съезда из занятого ими помещения, арестовали президиум и некоторых делегатов. Фактически съезд был разогнан. Поэтому функции Всебелорусского Совета возложил на себя исполнительный орган Всебелорусского съезда – Совет съезда (43 человека).

Общественностью Беларуси неправомерный роспуск Всебелорусского съезда не только не осуждался, но даже одобрялся.

Решение СНК Зап признали справедливым крестьяне Рясненской волости Чаусского уезда, Мстиславльской волости Климовичского уезда, деревень Межилесье и Ольницы Бобруйского уезда и др., крестьянские съезды Оршанского и Слуцкого уездов, IV Могилевский губернский съезд крестьянских депутатов, Витебский губернский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

В их резолюциях выражалось стремление поддержать советскую власть и сохранить Беларусь в составе советской России, возможно, в качестве ее автономной единицы. Рабочая, солдатская и крестьянская масса единодушно полагала, что только областной (краевой) съезд Советов, который должен был собраться 28 февраля 1918 г., правомочен выносить решение о самоопределении Беларуси.

В том, что съезд был распущен, есть вина Северо-Западного обкома РСДРП(б), советских органов Западной области и фронта, которые не в праве были игнорировать почти двухтысячный форум представителей белорусского народа.

Занятие областными партийными и советскими органами конструктивной позиции в отношении съезда обеспечило бы совершенно иные его итоги. Ведь среди делегатов преобладали крестьяне, солдаты и разночинная интеллигенция, но практически отсутствовали рабочие.

Продолжение следует.


Беседовал Петр Петровский

 

Комментарии
14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат