23 Мая 2017 г.

Остановит ли Эрдоган раскол Турции?

Остановит ли Эрдоган раскол Турции?

21 мая впервые за 70 лет новейшей истории в Турции глава государства стал одновременно и лидером крупнейшей политической партии Справедливости и развития. После изменений в конституции Реджеп Эрдоган де-факто получил полномочия, равные тем, что имел основатель современного Турецкого государства – Кемаль Ататюрк. Что это означат для будущего Турции, вынашивающей амбиции превращения в континентальный хаб Евразии? Об этом – специально для «Евразия.Эксперт» белорусский востоковед Владимир Высоцкий.

Политический раскол?


За принятие конституционных поправок активно выступала правящая Партия справедливости и развития (ПСР). По мнению представителей партии, данная реформа должна сделать работу правительства более эффективной. Конституционные изменения также поддерживала ультраконсервативная «Партия националистического движения».

Однако предложенные турецким президентом поправки встретили крайне жесткое неприятие со стороны двух главных оппозиционных сил – Народно-республиканской партии (сторонники идей основателя Турецкой Республики Кемаля Ататюрка) и Партии демократии народов (курды). Против реформы также высказались правозащитные и прозападные организации, выступающие за демократизацию турецкого общества и политической системы этой страны.

Критики подчеркивали, что предложенные изменения в основной закон приведут к еще большему усилению авторитарного режима, который ярко проявил себя во время массовых репрессий после неудачной попытки государственного переворота в июле 2016 г. Турецкий президент, правительство и правящая партия, в свою очередь, проводили масштабную агитацию за конституционную реформу не только внутри Турции, но и в странах с многочисленной турецкой диаспорой.

Победа на референдуме позволяет Эрдогану претендовать еще на два президентских срока подряд, что теоретически дает ему возможность оставаться у власти до 2029 г.

Разница среди сторонников и противников Эрдогана оказалась минимальной. Реформу поддержали 51,4% избирателей, против высказались 48,6%. Также была отмечена высокая явка – 86%.

Турецкий президент одержал победу за счет перевеса всего в 1,25 млн голосов, при этом около 7 млн избирателей не приняли участие в референдуме. Как представляется, турецкие граждане, проигнорировавшие референдум, либо были убеждены в победе Эрдогана, либо не видели никакой разницы для себя при любом исходе голосования.

Кемалисты из Народно-республиканской партии и курды Партии демократии народов обратились в Верховный суд с требованием аннулировать результаты референдума из-за нарушений при подсчете голосов избирателей. Причиной послужило то, что Центральная избирательная комиссия приняла к подсчету не утвержденные печатью бюллетени. Оппозиционные партии потребовали считать их недействительными. В этом случае, по заявлению представителей турецкой оппозиции, результаты референдума сложились бы не в пользу действующего президента.

Турецкий Ле Пен?


Однако для действующей власти все же есть поводы для беспокойства. Одна из главных причин – это географическое распределение результатов референдума. Сторонники изменения конституции не получили большинства практически ни в одном крупном городе страны. Анкара и Стамбул (традиционно поддерживающие политику ПСР) проголосовали следующим образом: Стамбул – 48,8% «за», 51,2% «против»; Анкара – 49% «за» и 51% «против». В Измире разрыв еще больше (соотношение 31,4% – 68,6%). Разумеется, против проголосовали курдские провинции на юго-востоке страны, а также основные курортные районы Турции: Диярбакыр (32,5% – 67,5%), Адана (42,4% – 57,6%), Анталья (41,0% – 59%).

Единственные крупные города, где действующей власти удалось получить большинство – это Конья (один из самых консервативных городов Турции) – 73,1% «за» и 26,9% «против») и Газиантеп (62,5% – 37,5%).

Эрдогану и его сторонникам не удалось выступить убедительно в главных городах страны: в официальной столице Анкаре, финансово-промышленной столице – Стамбуле, и туристической – Анталье.

Основные туристические центры Турции – Анталья и Мерсин – не поддержали конституционную реформу, как представляется, главным образом из-за положения турецких отельеров, которое турецкая внешняя политика в последние годы очень серьезно ухудшила. Таким образом, Эрдоган и ПСР подобно французскому Национальному фронту окончательно стали партией консервативной провинции и простых людей.

Предложенные изменения турецкой конституции предоставляют президенту страны беспрецедентные полномочия. Пост премьер-министра ликвидируется.

Вместо него вводится должность вице-президента. Количество депутатов парламента увеличивается с 550 до 600 чел. Реформированный парламент сможет преодолеть президентское вето только абсолютным большинством голосов. Президентские и парламентские выборы будут проводиться в один день, а это означает, что лидер победившей на выборах партии автоматически становится президентом. Число Высшего органа судей и прокуроров уменьшается с 22 до 13 чел. При этом четверо из них будут назначаться напрямую президентом.

Итоги референдума также означают победу Эрдогана в его борьбе с традиционно обладающими большим влиянием на государственное управление военными. Теперь кандидатом в президенты не может быть не только ушедший в отставку военнослужащий, но и любой гражданин, связанный с вооруженными силами. Военные суды будут упразднены. Дела офицеров будут рассматриваться только в гражданских судах. Военно-полевым судам оставлена юрисдикция лишь в рассмотрении преступлений, совершенных военнослужащими в ходе военных действий.

Эрдоган без альтернатив


Помимо референдума о конституционных изменениях, турецкий президент не исключает проведения еще одного плебисцита по вопросу восстановления в стране смертной казни.

В целом, президент Турции и Партия справедливости и развития добились цели, к которой шли много лет, сформировав в стране новую систему власти. Основой ее во многом является личная популярность Эрдогана. Поэтому новый механизм управления страной будет устойчив, пока президент лично не проиграет другому кандидату на президентских выборах. До этого момента Эрдоган будет самостоятельно формировать правительство. При этом турецкий президент, которого уже официально пригласили возглавить Партию справедливости и развития, будет контролировать и законодательную деятельность через партию большинства.

Победа альтернативного кандидата на предстоящих выборах крайне маловероятна, учитывая, что сегодня в Турции нет политиков, чей рейтинг сопоставим с рейтингом действующего президента в ситуации, когда до самих выборов остается всего лишь два года.

Поэтому Эрдогану на предстоящих выборах скорее всего предстоит схватка не с другими кандидатами, а с самим собой – в прошлом эффективным премьер-министром Турции.

Пока что Эрдоган не предпринимает заметных шагов для исправления последствий экономического кризиса, разразившегося в стране: его пожелания турецкому бизнесу не использовать доллар в расчетах и девальвация турецкой лиры лишь усугубляют экономическую ситуацию.

Внешняя политика после референдума


После окончания референдума Эрдоган уже успел посетить Индию, Россию, Китай и США, а также планирует принять участие в саммите НАТО в Брюсселе в 25 мая.

Главной повесткой переговоров в Индии и Китае была экономика. С Россией обсуждалась экономическая нормализация и ситуация в Сирии. В ходе визита в США центральными вопросами стало налаживание взаимодействия с новой администрацией президента США Дональда Трампа по вопросу Рабочей партии Курдистана, Отрядов народной самообороны и Фетхуллаха Гюлена. Учитывая активное сотрудничество Белого дома с сирийскими курдами и его недавнее решение о поставках им тяжелого вооружения, переговоры двух президентов были тяжелыми и жесткими. В Китае Эрдоган принял участие в форуме «Один пояс – один путь».

Что касается будущих отношений Турции и ЕС, то Эрдоган явно отдает себе отчет о реальных перспективах вхождения Турции в объединенную Европу. Сегодня этот сценарий, как и предоставление турецким гражданам безвизового режима с ЕС, представляется практически невозможным развитием событий. Далекие от идеала отношения между Европой и Турцией могут привести к выходу Анкары из сделки с ЕС по мигрантам, на что уже намекнул еще пока действующий премьер-министр Бинали Йылдырым.


Владимир Высоцкий, исламовед и арабист (Минск, Беларусь)

Загрузка...
Комментарии
28 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

На что на самом деле нацелен проект ЕАЭС?

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

2 раза

составил рост товарооборота между Вьетнамом и ЕАЭС после подписания соглашения о свободной торговле, достигнув $6,1 млрд – ЕЭК

Mediametrics