11 Марта 2018 г.

Отношения Беларуси и Германии: нормализация или передышка перед новыми санкциями

Отношения Беларуси и Германии: нормализация или передышка перед новыми санкциями
Фото: tqn.com

Отношения Минска и Берлина прошли не одну череду взлетов и падений. В то время как экономическая сторона этого взаимодействия не подвергалась резким колебаниям, на политическом фронте периодически штормило и определенная стабилизация наметилась лишь в последние пару лет. Однако, учитывая тот факт, что Беларусь является одним из центральных участников евразийской интеграции, желание официального Берлина наконец-то наладить отношения с Минском можно истолковать как попытку «оторвать» Беларусь от ЕАЭС. О том, чем же немцев так заинтересовала Беларусь, а также о перспективах сотрудничества двух стран – в материале белорусского аналитика Павла Потапейко.

Белорусско-германские отношения после президентских выборов в Беларуси 2010 г. носили ограниченный, во многом замороженный характер. ФРГ вместе с другими странами ЕС в 2011 г. расширила санкции и минимизировала политические контакты с официальным Минском. Ситуация изменилась после событий украинского кризиса 2014 г., когда Беларусь предоставила Минскую площадку для переговоров, став при этом фактически единственным стабильным транзитным коридором между Западом и Востоком. Это не могла не оценить ФРГ, заинтересованная в сохранении экономических связей с Россией. В 2016 г. Германия вместе с другими странами ЕС отменила часть санкций в отношении Беларуси, активизировав политические контакты с официальным Минском. Восстановил свою работу Белорусско-германский форум.

Многие политологи считают, что активизация деятельности ФРГ в отношении Беларуси является новой политикой вовлечения в евроатлантическое сообщество и противодействия евразийским интеграционным процессам.

Торгово-экономические связи


Германия рассматривает Беларусь как ворота на рынок ЕАЭС. Немецкие бизнесмены и производственники высоко оценивают квалификацию белорусских «кадров» и наличие развитой инфраструктуры. Играет роль и относительно невысокий уровень зарплат в Беларуси, что тоже говорит в пользу выгодности совместных проектов.

ФРГ – крупнейший торговый партнер Беларуси в ЕС. У Германии четвертое место по товарообороту после России, Украины и Китая (хотя лишь 4,3% в 2016 г.). Если в 2013 г. товарооборот достиг почти $4,8 млрд (импорт из Германии при этом почти в два раза, на $1,281 млрд, превышал экспорт белорусской продукции), то в 2014-2016 гг. наблюдался серьезный спад – до менее чем $2,3 млрд в 2016 г. Белорусский экспорт в том году составил всего $944 млн, впервые упав ниже $1 млрд. Но в январе-октябре 2017 г. снова наметился рост – причем сразу на четверть. Выросли и экспорт ($428 млн), и импорт ($596 млн). Одной из причин стало снижение цен белорусскими поставщиками, что укрепило их позиции на немецком рынке.

Белорусский экспорт в Германию диверсифицирован (более 400 позиций), но перечень товаров почти в 4 раза уступает списку импортируемых из Германии. В основном в Германию идет из Беларуси нефть и нефтепродукты (50% от экспорта в ФРГ в 2016 г.); продукция леспрома и деревообрабатывающей промышленности (12%, прежде всего мебель и пиломатериалы, а также тара из древесины и т.д.); металлы и металлоизделия (13%, например, горячекатаные прутки из нелегированной стали); продукция химпрома (6%, особенно удобрения); машины (включая автомобили), сельхозтехника, оборудование, инструменты и аппаратура (свыше 9%). Также в структуру белорусского экспорта в Германию входят текстиль (почти 4%), продукты питания (2,7%) и стройматериалы (1,6%).

В импорте из Германии лидируют поставки машин, оборудования, приборов и станков: 50% за 2016 г. (в первую очередь автозапчасти, прицепы, насосы и спецаппаратура, а также автомобили).

Германия – ведущий поставщик в РБ высокотехнологичного оборудования. На втором месте – химическая продукция и лекарственные средства (свыше 28%). Затем идут металлы и изделия из них (7,5%), сельхозпродукция и продукты питания (6,4%) и продукция лесной и деревообрабатывающей промышленности (2,6%). Закупаются и такие товары, как вакцины и сыворотки, вата, инсектициды и гербициды, корма для животных. Всего 85 позиций. Экспорт и импорт касается одних и тех же статей, однако дело в том, что и тот, и другой «завязаны» на совместные и кредитно-инвестиционные проекты, реализуемые при помощи средств немецких банков.

За 2016 г. привлечено инвестиций из Германии в Беларусь на $103 млн, в т.ч. прямых на $92,5 млн. Инвестиции поступают и из Беларуси в Германию – в 2016 г. это почти $41 млн. Немецкие резиденты есть в белорусско-китайском индустриальном парке «Великий камень».

К числу прорабатываемых инвестпроектов относятся выпуск светодиодных элементов, инновационное производство композитных материалов, строительство дрожжевого комбината в Слуцке, заводов по переработке бытовых отходов, альтернативные источники энергии.

В Беларуси работает свыше 300 компаний и предприятий с германским капиталом, находится более 90 представительств немецких корпораций и фирм. Чаще всего немецкий капитал приходит в промышленное производство, транспорт и пищепром, а также в сельское хозяйство и сферу торговли.

Двусторонние экономические отношения продвигают Белорусско-германская рабочая группа по торговле и инвестициям и Белорусско-германский неправительственный совет делового сотрудничества, регулярные дни белорусской экономики и дни экономики Германии в Беларуси, форумы, выставки и т.д. Представители двух стран участвуют в ярмарках и выставках по самым разным отраслям – от агроиндустрии до высоких технологий. В ходе мероприятий инвестпроекты предлагают все белорусские регионы.

Ныне покойный посол Беларуси в Германии А. Гиро в 2013 г. охарактеризовал торговлю между двумя странами так: «Нет товара, который имеем мы и который бы не имели немцы. Поэтому конкуренция жесткая. Если будем предлагать качественные продукты за более низкую цену, то наши товары могут быть конкурентоспособными на этом рынке».

Он озвучил официальную линию Минска: очень важны инвестиции – в т.ч. для модернизации, обеспечения того самого качества, без которого конкурировать невозможно, поэтому Беларусь закупает немецкие технологии, станки и оборудование.

Нынешний посол Д. Сидоренко в 2017 г. подчеркнул, что Беларусь планирует наращивать в структуре экспорта долю высокотехнологичной продукции.

На фоне нормализации отношений с ЕС наблюдается рост интереса немецких партнеров к сотрудничеству с Беларусью. Прорабатывается целый ряд проектов, связанных с такой актуальной темой, как электромобильность, где белорусская промышленность и автопром должны занять нишу в дальнейшем развитии на европейском рынке.

В последнее время белорусский производитель становится все гибче, мобильнее, стремится больше учитывать нюансы спроса того или иного рынка. Это видно на примере Германии, «избалованной качеством». ФРГ, сама являющаяся мощным производителем сельхозтехники, тем не менее, охотно закупает белорусские тракторы, которых в стране уже свыше 25 тыс.

Как отмечают немецкие аграрии, белорусская техника надежна, многофункциональна, и доступна. Правда, к числу недостатков относят размер кабины – не во всякую может поместиться двухметровый фермер. Но МАЗ теперь учитывает и это, а также начиняет тракторы оборудованием с учетом запросов немецкого клиента (кондиционеры, более комфортные сиденья и др.).

Политический ракурс


В политическом плане отношения Минска с Берлином (как и вообще с Западом) прошли непростой путь подъемов и спадов. С 1992 г. подписано 20 договоров. Еще во времена БССР в Минске существовало представительство ГДР, плавно превратившееся в посольство ФРГ – чего не было у других стран, кроме Польши. В первой половине и середине 90-х гг. шли активные контакты на высоком уровне. Открылся Минский международный образовательный центр им. Йоханнеса Рау, библиотека им. Гёте и др. Но с 1996 г. отношения с Западом у Минска становились все сложнее, что отразилось и на политических контактах с Германией. Федеральное правительство и Бундестаг стали призывать Беларусь к «прогрессу в области демократии».

Во второй половине 2000-х гг. наметилось потепление в отношениях между РБ и Западом, включая и Берлин, но после президентских выборов 2010 г. руководство ФРГ выступило с резкой критикой белорусских властей.

Новый тур налаживания политических контактов начался к 2015 г. на фоне украинских событий.

Берлин выразил одобрение в связи с проведением «без нарушений» президентских выборов 2015 г. и особенно в связи с тем, что Минск стал площадкой для переговоров по урегулированию конфликта на Донбассе в «нормандском формате». Белорусскую столицу в рамках переговорного процесса посетили федеральный канцлер А. Меркель и министр иностранных дел (ныне федеральный президент) Ф.-В. Штайнмайер. Германия выступила за приостановку, а затем и отмену санкций ЕС в отношении Беларуси.

В 2015 г. впервые за долгое время состоялся визит в Берлин министра иностранных дел РБ. В 2016 г. после пятилетнего перерыва прошел Минский форум Германо-белорусского общества, который со времени его основания в 1997 г. стал крупнейшей платформой для диалога правительства, оппозиции и гражданского общества в Беларуси с участием высокопоставленных представителей Германии и ЕС.

В ноябре 2017 г. состоялся первый с 1995 г. визит министра иностранных дел ФРГ в Минск. Вице-канцлер Зигмар Габриэль встречался с Президентом А. Лукашенко и говорил о перспективах диалога Беларуси с ЕС и об урегулировании украинской ситуации, а также о глобальной повестке. Он высказался за принятие Беларуси в Совет Европы (что было воспринято как прорыв), назвал Беларусь «сердцем Европы, о котором нельзя забывать».

Согласно немецкой позиции, озвученной руководителем МИД ФРГ, Беларусь больше всего подходит и даже предназначена для того, чтобы в случае конфликтов в других странах играть роль посредника, поскольку у нее имеется богатый исторический опыт.

В белорусско-германском взаимодействии сегодня вырисовываются следующие направления:

• «мост» между ЕС и ЕАЭС, улучшение политических отношений в контексте ситуации в Украине и обострения отношений между Западом и Россией;

• рост инвестиций и экономического сотрудничества, особенно в инновационной и высокотехнологичной сфере. Здесь о многом говорит и тематика XV Минского форума, состоявшегося в период визита З. Габриэля.

Если говорить о геополитике, Беларусь рассматривает Германию как лидера Евросоюза, от которого очень многое зависит в плане как европейской интеграции, так и региона. Но Минск доказал, что будет проводить собственную политику, отстаивая свои интересы, и «вассалом» ФРГ становиться не намерен.

Берлин же хочет вовлечь Минск в орбиту «общеевропейских процессов», укрепить свое влияние. РБ отличается политической стабильностью и может быть ему полезна в контексте региона.

Наконец, на уровне контактов между людьми также наблюдается определенная взаимная симпатия – несколько больше со стороны белорусов, воспринимающих Германию как лицо Европы с порядком, законностью, послушанием и трудолюбием. Кроме того, по инерции поздней советской эпохи многие именно на Германию экстраполируют еще теплящийся где-то в подсознании образ «богатого цивилизованного Запада», где «все есть», хотя мифы и стереотипы изрядно потускнели по мере знакомства с реалиями Запада за последние десятилетия.

Для немцев же белорусы пока не слишком отличаются от своих славянских соседей, но при близком знакомстве вызывают весьма позитивные эмоции. Кроме того, на отношение немцев влияют, с одной стороны, чувство вины «за войну» перед народами на восток от своих границ, а с другой – приятное удивление, что белорусы, несмотря на те события, выражают симпатию и интерес к ним.

Можно подвести следующий итог: при условии, что Беларусь не станут подталкивать на тот путь, который прошли соседи по региону, не будут вмешиваться в ее дела и навязывать шаблонные «реформы», имеющие, мягко говоря, неоднозначный эффект для сложившейся национальной экономики, она может оказаться надежным и полезным партнером для Германии, но никак не в ущерб развитию отношений с еще более значимыми для нее партнерами.


Павел Потапейко, кандидат исторических наук

 

Комментарии
22 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Встреча Путина и Трампа высвечивает несколько тенденций, которые окажут большое влияние на развитие стран СНГ.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$716 млрд

составит военный бюджет США на 2019 г., который станет самым крупным в истории. В 2018 г. военный бюджет США равнялся $692 млрд.