21 Февраля 2018 г.

Парламентская кампания в Молдове: выбор геополитической ориентации

Парламентская кампания в Молдове: выбор геополитической ориентации
Фото: novostipmr.com

В ноябре 2018 г. в Молдове состоятся очередные парламентские выборы. Так как эта страна является парламентской республикой, осенние выборы – значимое событие, которое определит, кто будет иметь реальную власть в стране. Основные политические силы начали готовиться к предвыборной схватке еще в прошлом году. Какова основная повестка этих выборов и каких изменений по их итогам можно ожидать в Молдове?

Сюжет выборов и игроки


На протяжении многих лет основным вопросом на выборах в Молдове является геополитическая ориентация страны.

Согласно устоявшимся в публичном пространстве представлениям, Молдове предстоит осуществить цивилизационный выбор между «Западом» и «Востоком», интеграцией в Евросоюз либо ЕАЭС.

В преддверии парламентских выборов 2018 г. основным инициатором того, чтобы именно геополитика стала ключевой темой, является правящая Демократическая партия крупнейшего бизнесмена страны Влада Плахотнюка (ДПМ). Эта партия контролирует в парламенте как минимум 42 депутата из 101, с ее же подачи сформировано действующее с начала 2016 г. правительство П. Филипа. Кроме того, Демпартия опирается на поддержку небольшой фракции Европейской народной партии (ЕНПМ) бывшего премьер-министра Ю. Лянкэ, получившей в обмен на фактическую коалицию с ДПМ ряд значимых постов в правительстве.

С весны прошлого года правящее парламентское большинство крайне активно стало политизировать вопрос о геополитической ориентации Молдовы.

С одной стороны, ДПМ и ЕНПМ приняли решение о внесении в конституцию пункта о евроинтеграции как о ключевом приоритете страны, пообещав при этом подать заявку на членство в Евросоюзе в ближайшие несколько лет. Говорится также и об углублении партнерства с НАТО.

В прошлом году в Кишиневе был открыт офис НАТО, активизировались военные учения с государствами-членами Альянса, в особенности США и Румынией, а в ближайшие несколько лет, согласно заявлению министра обороны Молдовы, страна будет перевооружать свою армию в соответствии со стандартами НАТО.

С другой стороны, молдавские власти пошли на открытое обострение отношений с Россией. После высылки пяти российских дипломатов и объявления вице-премьера РФ Д. Рогозина персоной нон грата последовали такие инициативы, как принятие «закона о борьбе с российской пропагандой», фактически запретившего ретрансляцию российских информационно-аналитических и новостных передач, а также другие менее значительные инициативы, в частности внесение на обсуждение Генассамблеи ООН вопроса о выводе Оперативной группы российских войск из Приднестровья.

Кроме того, в центре информационной кампании Демпартии находится идея о том, что Россия якобы осуществляет «гибридную агрессию» против Молдовы, в том числе с помощью пропаганды и поддержки сепаратизма в Приднестровье, а ее «агентом влияния» является не кто иной, как президент Игорь Додон.

У геополитизации дискурса со стороны Демпартии есть одна основная причина. Она стремится переломить информационную повестку в свою пользу, причем как внутри страны, так и вовне. Именно с правящей партией Молдовы в широком общественном мнении ассоциируются такие проблемы, как отсутствие подвижек в расследовании «кражи миллиарда» (такая сумма была мошенническим путем выведена из банковской системы страны в 2015 г.), масштабная бедность, закрытие школ и больниц, коррупция и произвол судебной системы.

Лозунги о евроинтеграции и борьбе с «российской угрозой» призваны как раз переориентировать молдавского избирателя с реальных проблем на воображаемые.

Кроме того, ставка на символическое противостояние с Россией со стороны Демпартии была связана также с желанием сбалансировать электоральные рейтинги Игоря Додона, начавшие расти в первой половине прошлого года после ряда встреч с В. Путиным.

С целью обеспечения большинства в будущем парламенте ДПМ пошла также летом 2017 г. на изменение избирательной системы с пропорциональной на смешанную, чем вызвала острую критику со стороны Запада, в особенности Брюсселя. Благодаря же антироссийским действиям, как недавно показал доклад главы национальной разведки США Д. Коутса, Запад, несмотря на критику молдавских властей за отсутствие реальных реформ, верит в геополитическую лояльность Кишинева.

Что касается «восточного вектора», то его в чистом виде не лоббирует ни одна значимая политическая сила в сегодняшней Молдове. Так, Партия социалистов (ПСРМ) и Игорь Додон выступают во многом с центристских позиций, говоря о том, что Молдова должна преследовать только собственные национальные интересы, не становиться ареной борьбы «Запада» и «Востока» и путем переговоров (а не противостояния) с Москвой и Тирасполем достигать урегулирования приднестровской проблемы.

В плане интеграции с ЕАЭС ключевая левая партия уклоняется сегодня от конкретных политических обещаний, скорее ожидая разного рода уступок со стороны России, которые имели бы определенный электоральный вес в Молдове (подписание российско-молдавского соглашения о двойном гражданстве, снижение цен на газ, снятие таможенных пошлин с молдавского экспорта и т.д.).

По всей видимости, в надежде на эти уступки молдавский президент сделал в России ряд громких заявлений, в частности о необходимости денонсации Соглашения об ассоциации Молдовы и ЕС. Однако внутри Молдовы эта идея не получила дальнейшего развития.

Постоянным геополитическим сюжетом в дискурсе Партии социалистов и Игоря Додона является, пожалуй, только сопротивление сближению Молдовы с НАТО. Осенью 2017 г. президент Молдовы предпринял попытку приостановить участие молдавской армии в зарубежных военных учениях под эгидой НАТО, однако минобороны страны демонстративно не подчинилось воле президента, а Конституционный суд ожидаемо встал на сторону правительства.

Тем не менее, несмотря на все перечисленные нюансы, в молдавском информационном пространстве постоянно воспроизводится предельно схематичный тезис о традиционном противостоянии «прозападного» и «пророссийского» лагерей.   

Второй ключевой вопрос на нынешних парламентских выборах как раз связан с желанием ряда правых внепарламентских партий Молдовы, прежде всего Партии «Действие и солидарность» (ПДС) и Платформы «Достоинство и правда» (ПДП), оспорить статус правящего большинства как проевропейской силы.

Лидеры этих партий М. Санду и А. Нэстасе настаивают на том, что в Молдове сложился олигархический режим, который не способен на какие-либо структурные реформы и только симулирует сближение с Европейским союзом. Несмотря на личные унионистские взгляды и критическое отношение к России, лидеры обеих политических партий по большей части воздерживаются от деклараций на геополитические темы, считая, что именно с помощью споров вокруг геополитики и идентичности ключевые политические силы обманывают молдавских избирателей. Они делают акцент исключительно на борьбе с коренными проблемами Молдовы – олигархическим режимом, коррупцией, бедностью и т.д.

Молдавские власти реагируют на эту критику, позиционируя себя в качестве «правительства технократов», которое якобы готово делать конкретные дела на пользу жителей Молдовы (небольшое повышение зарплат бюджетникам, возможное снижение цен на газ и т.д.). В плане евроинтеграции технократический подход правительства проявляется в том, что оно рассматривает процесс европеизации в основном как механическое заимствование норм, стандартов и институтов Евросоюза без соблюдения таких ключевых принципов, как демократия, правовое государство, разделение властей.

Третий вопрос на повестке дня предстоящих выборов – это противостояние унионистов, выступающих за объединение Молдовы с Румынией, и тех политических сил, которые поддерживают, как минимум в обозримой перспективе, идею о Молдове как независимом государстве.

Согласно многим опросам, унионистский электорат составляет в Молдове около 20%, поэтому эта тема активно используется как молдавскими, так и румынскими политиками. То, что унионистское движение выходит за пределы маргинальности, демонстрирует факт подписания символической декларации об объединении с Румынией уже 30 населенными пунктами Молдовы.

Унионистская повестка продвигается в первую очередь Партией национального единства (ПНЕ) экс-министра обороны А. Шэлару. Почетным председателем ПНЕ является Траян Бэсеску, регулярно посещающий Молдову и собирающий полные залы в различных населенных пунктах Молдовы. Основной месседж Бэсеску состоит в том, что Молдове в ближайшие десятилетия не предоставят возможность членства в ЕС, поэтому единственный для нее путь в Европу лежит через Бухарест. Ключевым объектом критики для ПНЕ выступает Игорь Додон, которого партия считает «пятой колонной» Москвы.

На унионистском поле пытается остаться и Либеральная партия М. Гимпу, которая была членом Альянса за европейскую интеграцию с 2009 г. Однако в прошлом году сотрудничество Либеральной и Демократической партий было внезапно прекращено, а против мэра Кишинева и племянника М. Гимпу Д. Киртоакэ власти завели уголовное дело. Но вследствие того, что Либеральная партия серьезно дискредитировала себя в глазах избирателей, шансы снова попасть в парламент у нее минимальны. Аналогичные попытки закрепиться в унионистском поле предпринимает и Либерально-Демократическая партия, которую ранее возглавлял находящийся ныне в тюрьме экс-премьер В. Филат, однако крайне негативный имидж бывшего партийного лидера не оставляет этой партии шансов на успех на будущих выборах.

Активно вмешиваются в дискуссии об идентичности Молдовы также Игорь Додон и Партия социалистов. Они заняли традиционную «государственническую» позицию, в соответствии с которой молдавский и румынский считаются разными языками, а Молдова и Румыния воспринимаются просто как соседские страны, без признания их этнокультурной близости.

Под патронажем Игоря Додона разработаны учебники по «Истории Молдовы», сняты фильмы о молдавской истории. Символическое противостояние социалистов и унионистов – традиционный сюжет для молдавской политики. Так, в ответ на подписание декларации в пользу объединения с Румынией Игорь Додон организовал акцию по подписанию альтернативных деклараций в пользу сохранения молдавской государственности.   

Если говорить о правящей Демократической партии, то она заняла в вопросе о государственной идентичности Молдовы центристскую позицию: признавая язык румынским, ДПМ отказывается признавать принцип «одна нация, один народ».

По всей видимости, такая позиция правящей партии объясняется желанием не отталкивать большинство избирателей, считающих себя все-таки молдаванами (а не румынами), и пониманием того факта, что на унионистском поле и так есть большое количество игроков.

Предвыборные расклады и возможные альянсы


Таким образом, в Молдове на данный момент можно увидеть три основных субъекта политической инициативы – правящее большинство ДПМ и ЕНПМ, правые проевропейские партии ПДС и ПДП, а также унионисты во главе с ПНЕ.

Все остальные силы либо утратили политическую инициативу, либо крайне слабы для продвижения собственной повестки. Так, грядущие выборы будут скорее всего последней точкой в судьбе старейших партий – Партии коммунистов В. Воронина, Либерально-Демократической партии экс-премьера В. Филата и Либеральной партии М. Гимпу. Крайне неблагоприятно развивается ситуация и для Нашей партии Р. Усатого, который из-за политически мотивированного преследования со стороны властей вынужден был уехать из Молдовы и оставить пост мэра второго по величине города – Бельц.

Если говорить о Партии социалистов, то она, конечно же, наберет на грядущих выборах голоса в пределах 40 % по партийным спискам, но за счет выборов в одномандатных округах общее число мандатов в парламенте у социалистов может остаться на прежнем уровне (не более 25 мест).

Важен также тот факт, что Игорь Додон, став президентом, не смог реализовать надежды протестного электората на борьбу с существующим политическим режимом. Сомнительным для протестного электората является и поддержка Додоном изменения избирательного законодательства, которое явно пойдет на пользу ДПМ.

Кроме того, Демпартия несколько раз публично унизила президента, приняв несколько законов через процедуру временного отстранения президента от должности. Вследствие этих обстоятельств президент утратил политическую инициативу и сейчас сконцентрирован в основном на вопросах идентичности и геополитики в интересах своего ядерного электората.

Возможно, сейчас и Партия социалистов, и Наша партия способны активизироваться, но не столько на национальном, сколько на муниципальном уровне – в контексте выборов мэра Кишинева и Бельц, которые состоятся из-за досрочного сложения полномочий со стороны Д. Киртоакэ и Р. Усатого.

Что касается судьбы парламентского большинства, то, по всей видимости, оно останется в руках Демократической партии.

Во-первых, ключевым инструментом для этого станут выборы в одномандатных округах, итог которых зависит в основном от административного и финансового ресурса. Стоит напомнить, что в соответствии с поправками в избирательное законодательство по одномандатным округам будет избрано больше половины депутатского корпуса – 51 депутат из 101. Единственная проблема для ДПМ заключается в этой связи только в грядущем решении Венецианской комиссии относительно изменения избирательного законодательства. Однако, несмотря на то, что это решение будет в целом критиковать введение смешанной системы, вряд ли оно будет содержать требование отыграть ситуацию назад.

Скорее всего, будут учтены точечные усилия молдавского правительства по коррекции отдельных положений избирательной реформы, и в общем тема с критикой введения смешанной системы будет «слита» под предлогом того, что избирательное законодательство нельзя менять за год до выборов. Во многом это произойдет из-за лояльного отношения к Демпартии и лично Владу Плахотнюку со стороны ряда столиц, прежде всего Бухареста и Вашингтона, где он воспринимается в качестве пусть и не совсем легитимного, но надежного партнера, способного контролировать ключевые процессы в стране.

Во-вторых, лояльными партнерами для формирования коалиции смогут выступить Европейская народная партия Ю. Лянкэ и Партия национального единства А. Шэлару. Конечно, сейчас рейтинг этих партий находится на уровне статистической погрешности (1-2 %), однако при «грамотном» продвижении в ближайшие месяцы эти партийные структуры в состоянии преодолеть барьер для попадания в парламент (6 %). Даже Т. Бэсеску, почетный председатель ПНЕ и ранее известный борец с коррупцией в Румынии, лояльно высказался в отношении молдавских властей, рассуждая в духе «Рим не сразу строился». Все эти силы вполне могут объединиться под лозунгами интеграции с Западом и борьбы с Москвой и Игорем Додоном.

В Молдове распространены сегодня два вида похожих слухов. Первый гласит, что Демпартия после выборов образует коалицию с Партией социалистов.

Однако такой сценарий маловероятен, прежде всего потому что ядерный электорат обеих партий не совместим, и в случае создания коалиции обе партии вряд ли смогут ее сохранить хотя бы на четыре года. К тому же, противостояние вокруг геополитики и идентичности – удобный инструмент для молдавских властей, который применяется уже не одно десятилетие. Не стоит также переоценивать перспективы возможной личной унии двух ключевых политиков – Влада Плахотнюка и Игоря Додона. Хотя они и принадлежат к одному поколению и их сближает общее политическое происхождение (в рамках режима Владимира Воронина), оба политика крайне амбициозны и вряд ли смогут сосуществовать в рамках какого-то постоянного межпартийного союза.

Второй слух говорит о том, что после выборов с подачи США Демпартия создаст коалицию с правыми партиями М. Санду и А. Нэстасе.

Этот сценарий также маловероятен. И дело не столько в личном отношении правых политиков к правящему большинству, допускавшему ранее в их адрес прямые оскорбления и клевету, сколько в том, что правые партии прекрасно понимают последствия такого альянса для себя. В случае коалиции с Демпартией ПДС и ПДП быстро утратят свой электорат и политически будут уничтожены самими же демократами.

Будущий результат правых проевропейских партий – одна из немногих интриг приближающихся выборов. На данный момент М. Санду смогла завоевать доверие молдавской интеллигенции и среднего класса. Такое же доверие к ПДС и ПДП возникло и у европейских элит, которые приняли решение принять в «семью» Европейской народной партии не ЕНПМ или ДПМ, а именно эти две оппозиционные партии. В результате ПДС М. Санду уверенно наберет как минимум 10 % по партийным спискам. У ПДП дела обстоят хуже из-за утраты доверия к А. Нэстасе со стороны многих правых избирателей (прежде всего из-за его участия вместе с Додоном в протестах 2015 г.). Тем не менее обе структуры приняли решение создать избирательный блок, что может дать хороший кумулятивный эффект. Конечный результат этих партий будет зависеть также от их способности мобилизовать свой электорат. Пока активность как М. Санду, так и А. Нэстасе в этом направлении не выглядит убедительно. Тем не менее при небольших шансах победить в каких-либо одномандатных округах ПДС и ПДП в любом случае вряд ли получат больше, чем 5-10 мест в новом парламенте.


Андрей Девятков, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН

Комментарии
20 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Прибытие всех первых лиц России в Беларусь стало не только нарушением принятой практики, но и явным сигналом – демонстрацией особого доверия союзнику. Состоявшийся в Минске Госсовет Союзного государства имеет далеко идущие последствия для двух стран.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

36%

составил рост товарооборота Вьетнама и стран ЕАЭС после заключения соглашения о зоне свободной торговли. В 2016 г. объем торговли составил $4,3 млрд, а в 2017 г. – $5,9 млрд – Евразийская экономическая комиссия