14 Июня 2017 г.

Пиррова победа британских консерваторов

Пиррова победа британских консерваторов

8 июня в Великобритании состоялись внеочередные выборы в Палату общин, состоящую из 650 членов, – всего спустя 2 года после предыдущих. Премьер-министр Тереза Мэй планировала увеличить свое доминирование в Палате общин, чтобы иметь крепкие тылы на переговорах с Брюсселем, но в итоге потеряла абсолютное большинство. Почему лидер британских консерваторов не рассчитала свои силы? И почему избиратели в момент кампании отвернулись от Терезы Мэй? На эти и другие вопросы дает свои ответы специально для «Евразии.Эксперт» белорусский аналитик Павел Потапейко.

А как все начиналось…


Согласно британской мажоритарной избирательной системе, в итоговом результате имеет значение не процент, набираемый той или иной партией, а количество завоеванных округов. В апреле за роспуск Палаты общин проголосовали две трети ее состава – на следующий день после того, как Тереза Мэй объявила о намерении провести досрочные выборы. 522 члена парламента голосовали «за» и лишь 13 – «против» (шотландские националисты воздержались).

3 мая состоялся официальный роспуск Палаты, совпав с местными выборами 4 мая (кроме Северной Ирландии, где они прошли 2 марта). На них консерваторы существенно укрепили позиции, получив 563 новых кресла в местных советах и ныне обладая 1899 местом из 4851 по муниципалитетам страны. Они почти удвоили число подконтрольных советов – 11 новых, 28 из 88. Лейбористы потеряли 382-х муниципальных советников, их осталось 1152, и 7 подконтрольных советов (осталось 9).

Потери понесли и либерал-демократы (42 места, осталось 441), и Шотландская национальная партия (ШНП, утрачено 7 из 438). Особенно досталось Партии независимости Соединенного королевства (ПНСК) – она лишилась 145 мест, сохранив всего одно. Меньше стало независимых (на 13 мест, но все еще немало – 656). Они контролируют 6 муниципалитетов – на 1 больше, чем до того. Укрепила свое положение в Уэльсе местная националистическая партия «Плайд Камри» – на 33 места больше, доведя их число до 202 и сохранив под контролем 1 совет. Немного окрепли позиции зеленых – общебританские взяли на 1 место больше (теперь 21), а шотландские зеленые – на 5 (стало 19). В половине советов Англии, Шотландии и Уэльса – 44 из 88 – ни у одной партии нет перевеса.

Консерваторы руководят страной с 2010 г., а до 2015 г. они были «старшим партнером» в коалиции с либерал-демократами. На прошлых выборах под руководством Дэвида Кэмерона консерваторы получили 330 мест (со спикером Джоном Беркоу, автоматически переизбираемым, но считающимся внепартийным, и занимающим свое кресло с 2009 г. – 331 из 650, т.е. абсолютное большинство) и 36,8% голосов.

Лейбористы же, возглавляемые Джереми Корбином, выступающим в амплуа социалиста, взяли в 2015 г. 232 округа и 30,4%, но за 2 года потеряли 3 мандата.

У либерал-демократов имелось 9 мандатов и 7,9% (они в 2015 г. были разгромлены, лишившись 49 мест), оставалось 8. У ШНП было 56 мест из 59 от Шотландии и 4,7%; к 2017 г. осталось 54. Плайд камри получила в 2015 г. 3 места (0,6%), зеленые – 1 (3,8%), столько же – ПНСК (но 12,7%). В марте этого года единственный член палаты от ПНСК, Дуглас Карсуэлл, стал независимым (а сейчас проиграл).

Северная Ирландия имеет 18 мест из 650. После прошлых выборов у протестантской Демократической юнионистской партии (ДЮП) было 8 кресел (25,7% голосов местного электората), у умеренной Ольстерской юнионистской партии (ОЮП) – 2 (16%), 1 мандат – у независимой юнионистки Силвии Хермон, вышедшей из ОЮП. В католической общине 4 места было у «Шинн Фейн», выступающей за выход из королевства и объединение с Ирландией (24,5%), и 3 у Социал-демократической лейбористской партии (13,9%). Межобщинная Партия Альянса не прошла, набрав 8,6%. Впервые в Ольстере был почти баланс голосов за протестантские и католические партии.

Расчет не оправдался


Досрочные выборы были попыткой Терезы Мэй укрепить позиции перед переговорами по брекзиту. Но расчет не оправдался – консерваторы лишились большинства, хотя и могут положиться на Демократическую юнионистскую партию, вместе с которой у них 328 мест. Тем не менее, Британия получила «подвисший» парламент.

Выборы были объявлены, когда консерваторы по данным опросов опережали лейбористов на 20%. Еще в середине мая социологи предрекали им около 400 мест, а их главные соперники могли рассчитывать лишь примерно на 170. Но затем разрыв стал сокращаться – к концу мая (среднее арифметическое по опросам) примерно 380 к 195, а за несколько дней до выборов – 360 к 210. Наблюдалось и падение рейтингов шотландских националистов.

Лейбористы на прошедших выборах поставили ряд рекордов. У них самый большой процент голосов с 2001 г. и больше всего мест с 1997 г., когда Тони Блэр вывел партию из, казалось, безнадежного 18-летнего нахождения в оппозиции. В то же время и консерваторы набрали больше всего голосов с 1983 г. – в последние годы их электорат также расширился.

Шотландские националисты потерпели тяжелейшее поражение в истории – ранее они лишь набирали, а теперь утратили 21 место, сохранив 35. Причем 12 мест досталось консерваторам – рекорд для Шотландии, где тори непопулярны. Причина – нежелание многих выходить из состава Соединенного королевства, к чему призывает ШНП. Либерал-демократы приобрели 4 новых кресла, отвоевав их и у консерваторов, и у ШНП.

В Северной Ирландии прошли лишь 2 партии: 10 мест взяла протестантская ДЮП и 7 – католическая «Шинн Фейн» (которая бойкотирует работу парламента, но регулярно избирается). Единственным независимым – как раз от Ольстера – осталась юнионистка Силвия Хермон. То есть 11 протестантов к 7 католикам. Умеренные – протестантская ОЮП, католическая СДЛП и межобщинная Партия альянса – потеряли места.

ПНСК, торжествовавшая после брекзита, переживает кризис и утратила единственное место в Палате общин. Впрочем, она сохраняет 20 из 73 мест от Великобритании в Европарламенте, но по завершении брекзита потеряет и их.

«Политтехнологии компании»


В ходе кампании выдвигались идеи коалиций. Бывший спонсор ПНСК Аарон Бэнкс предложил создать «патриотический альянс». Зеленые и ШНП – сотрудничать с лейбористами и либерал-демократами, чтобы не допустить консервативного кабинета. Зеленые и ПНСК решили не выдвигаться во многих округах, чтобы помочь «прогрессивным» и «патриотичным» кандидатам соответственно. Лейбористы и либерал-демократы исключили возможное коалиционное правительство как друг с другом, так и с зелеными и ШНП. Либерал-демократы отвергли коалицию и с тори. Юнионисты – ДЮП и ОЮП – договорились не мешать друг другу (хотя последним это не помогло).

Основными темами избирательной кампании стали брекзит, экономика, здравоохранение и образование. В последние дни, после терактов, на первое место вышла безопасность. Оппозиция обвинила кабинет в неспособности обеспечить ее и повысила свой рейтинг.

Либерал-демократы и зеленые предлагали сохранить участие в общем рынке ЕС и проводить референдум по любому предложению, которое возникнет на переговорах по выходу из объединения. Консерваторы опубликовали манифест, где настаивали на выходе из общего рынка и таможенного союза, но при сохранении «особого партнерства» в этих сферах, ряда программ ЕС и действия Европейской конвенции о правах человека.

Лейбористы критиковали сокращение полиции, проведенное правительством, и его внешнеполитический курс. Консерваторы парировали, что увеличили расходы на обеспечение безопасности. Мэй обещала увеличить сроки для осужденных за терроризм, ограничить свободу перемещения, депортировать подозреваемых в экстремизме. Она делала акцент на глобальном сотрудничестве в борьбе с исламистской идеологией и призвала подписать международное соглашение о регулировании интернета, подвергшееся острой критике.

Поднимался вопрос и о британском ядерном оружии, включая восстановление системы «трайдент» [система развертывания и эксплуатации британских сил ядерного сдерживания – прим. «ЕЭ»]. В пользу этого выступили консерваторы и либерал-демократы.

Предвыборный манифест лейбористов также содержал одобрение данной инициативы, но Корбин отказался поддержать эту идею и не ответил, будет ли готов применять ядерное оружие, если станет премьером.

Важное место заняли вопросы соцобеспечения. Манифест консерваторов включал ряд идей, снятых после критики. Особенное негодование они вызвали у пенсионеров – в частности, идея отмены закона о ежегодной индексации пенсий исходя из роста среднего дохода и цен, а также ряда других соцгарантий (субсидий пожилым на отопление и др.).

Программа Терезы Мэй


В ходе кампании Мэй делала акцент на брекзите, снижении налогов и предотвращении создания «коалиции хаоса» между лейбористами, либерал-демократами и ШНП. Над кампаниец работали Линтон Кросби, проводивший кампанию консервативной партии в 2015 г., и Джим Мессина – менеджера кампании Барака Обамы в 2012 г.

Мэй выступала за ограничение иммиграции и обещала ввести потолок цен в энергетической сфере (что обещали соперники-лейбористы в 2015 г.), а также опережающий инфляцию рост расходов на оборону и расходование на безопасность не менее 2% ВВП.

Также премьер-министр обвинила лейбористов в том, что они бросили на произвол судьбы рабочих, и предложила тем «новый курс»: сохранение их прав как в ЕС, включение представителей в советы директоров компаний, право на отпуск по уходу за родственником, повышение минимальной зарплаты исходя из среднего заработка к 2022 г. Была предложена программа социального жилья «нового поколения», с выделением средств местным властям.

May.jpg

Лидер Консервативной партии Великобритании Тереза Мэй. Источник: quicknews.eu.

Озвучивая предвыборный манифест партии 18 мая, Мэй обещала сбалансировать бюджет к 2025 г., поднять расходы на школы на £4 млрд в год и на здравоохранение на £8 млрд к 2022 г., провести ряд реформ в области пенсионного обеспечения и образования, а также ввести голосование акционеров компаний по вопросу о зарплатах руководства. Если в 2015 г. манифест содержал обязательство не повышать подоходный налог и страховые взносы, то сейчас это исключили, однако сохранилось обязательство заморозить размер НДС. Также предложено ужесточить правила приобретения иностранцами «особо важных объектов инфраструктуры». В этот раз программа тори проявляла особое внимание к инфраструктуре, уходила от темы налогов и обещала увеличить социальные расходы.

В целом манифест использовал многие идеи лейбористов 2015 г. Но уже несколько дней спустя Мэй дезавуировала ряд социальных положений собственного манифеста, поскольку лейбористы и другие раскритиковали его за неумеренные расходы.

Программа Джереми Корбина


У лейбористов кампания велась как раз вокруг расходов бюджета. Корбин говорил, что социальная сфера и образование недополучают финансирование. Теневой министр по вопросам Брекзита Кейр Стармер заявил, что лейбористы в случае прихода к власти постараются сохранить членство в общеевропейском рынке и таможенном союзе и гарантии гражданам ЕС, проживающим в Великобритании, но пойдут на ограничение прав на свободу перемещения.

Corbin.jpg

Лидер Лейбористской партии Великобритании Джереми Корбин. Фото: Алекс Макнотон/РИА Новости.

Лейбористы предложили сделать выходными дни почитания святых покровителей 4-х частей Соединенного королевства,  построить миллион единиц жилья за 5 лет, увеличить полицию на 10 тысяч. Впрочем, теневой министр внутренних дел Дайана Эбботт не смогла назвать, из каких источников это будет финансироваться. Позже партия отмечала, что требуемые на эти цели £300 млн поступят от получения налога с крупных сделок и продаж. Теневой канцлер казначейства Джон Макдоннелл исключил увеличение НДС, подоходного налога и страховых выплат для лиц с доходом ниже £80 тыс. в год.

Открывая кампанию партии 9 мая, Корбин подчеркнул, что сделает Брекзит прежде всего борьбой за рабочие места и сохранение жизненно важных сфер производства, обещал инвестировать £4,8 млрд в образование за счет повышения корпоративного налога с 19 до 26%, и £37 млрд в здравоохранение за 5 лет, включая технологии, ремонт больниц и т.д.

Во внешнеполитическом ракурсе было заявлено о необходимости прекратить продажу оружия Саудовской Аравии, а после терактов – «нажать» на нее и другие страны Персидского залива, «финансировавшие экстремистов».

Черновой вариант партийного манифеста 10 мая попал в руки журналистов из «Дейли мейл» и «Дейли миррор». Он включал национализацию железных дорог и почты, создание государственной энергетической компании, расширение прав трудящихся. Представляя манифест 16 мая, лейбористы заявили, что национализируют водное хозяйство, дадут родителям 30 оплачиваемых часов в неделю для ухода за ребенком до 4 лет, снизят порог обложения подоходным налогом, введут налог на доход свыше £330 тыс. в год. Сравнение манифеста с его «черновиком» показывает, что он стал жестче в вопросах обороны, свободы передвижения, палестинского конфликта и др.

Программы остальных партий


ШНП сделала центральной темой интересы Шотландии в контексте Брекзита. Ее манифест призывал к проведению нового референдума о независимости, прекращению жесткой экономии, инвестированию £118 млрд в госпрограммы за 5 лет, повышению минимальной оплаты труда до £10 в час, усилению контроля над иммиграцией в Шотландию и сохранению членства в общем рынке ЕС. После выборов лидер партии и главный министр Шотландии Никола Стерджен заявила, что ШНП готова поддержать лейбористов и создать «прогрессивную альтернативу» консервативному кабинету.

Кампания либерал-демократов концентрировалась на идее повторного референдума по Брекзиту и сохранении страны в общеевропейском рынке. Они были активны в округах с сильной поддержкой членства в ЕС. Лидер партии Тим Фаррон вызвал вопросы противоречивой позицией по вопросам нетрадиционной сексуальной ориентации, заявив, что является верующим христианином, но не считает гомосексуализм и гомосексуальный секс грехом.

Партия предложила повысить подоходный налог для финансирования здравоохранения и сохранить индексацию пенсий исходя из роста среднего дохода и цен, а также инвестировать дополнительно £7 млрд в образование, в т.ч. за счет доходов от сохранения членства в общем рынке.

Либерал-демократы высказались за принятие 50 тыс. сирийских беженцев за 5 лет, что окупится за счет налогов с тех из них, кто поселится в стране.

Фаррон обещал льготы выпускникам, идущим в армию, и поддержал обязательство расходовать 2% ВВП на оборону. Партия предложила снять лимит на зарплаты в госсекторе, пересмотреть налог на недвижимость и расширить доступ к кредитам. В ее манифесте, опубликованном 17 мая, содержалось также обещание снизить оплату проезда в транспорте для молодежи до 21 года, затратить £3 млрд на строительство 300 тыс. единиц жилья в год к 2022 г. и др.

ПНСК в своем манифесте обещала запретить хиджабы, ввести мораторий на новые исламские школы, усилить борьбу с женским обрезанием, довести миграцию до нуля к 2022 г. и создать 200-мильную эксклюзивную зону, где рыба, выловленная иностранными судами, отгружалась бы на британскую территорию, обрабатывалась и продавалась там.

Корбин, Фаррон и Стерджен призвали провести теледебаты, но консерваторы были против. Би-би-си объявила, что планирует организовать их, как в 2010 и 2015 г., даже без премьер-министра. Лейбористы выступили против участия в них Корбина без Мэй.

8 июня избирательные участки открылись в 7.00 утра и закрылись в 22.00. Явка составила 68%. Экзит-поллы предсказывали консерваторам 314 мест, лейбористам – 266, ШНП – 34, либерал-демократам 14, «Плайд Камри» 3, зеленым – 1 и ни одного ПНСК.

Итоги выборов


Результаты выборов по всем округам, кроме Кенсингтона, были опубликованы уже на следующее утро. В Кенсингтоне же, ранее надежном консервативном округе, кандидаты от двух основных партий шли настолько вровень, что возникла необходимость пересчета голосов. В итоге место досталось лейбористу с перевесом всего в 20 голосов, что довело число членов парламента от этой партии до 262.

Итоги выборов показали, что лейбористы и либерал-демократы увеличили свое представительство за счет консерваторов и ШНП. Консерваторы сохранили самую большую фракцию (318 со спикером), но утратили абсолютное большинство.

Однако в Шотландии они набрали больше всего мандатов с 1983 г. В Англии же лейбористы их потеснили. Либерал-демократы получили неоднозначный результат – потеряли 4 (в том числе проиграл их бывший лидер Ник Клегг), но вернули 8 округов. В Уэльсе лейбористы отвоевали 3 места у консерваторов, а «Плайд Камри» взяла единственный округ, где от этого региона заседал либерал-демократ. В Ольстере все партии, кроме двух, потеряли места, и представители ДЮП заняли их. ПНСК лишилась единственного места, и ее лидер П. Наттол ушел в отставку.

Был переизбран дуайен Палаты общин, консерватор Кеннет Кларк – 77-летний бывший министр внутренних дел и канцлер казначейства, заседающий с 1970 г.

В Палату впервые прошли сикх, женщина-сикх и палестинка. Избрано рекордное число женщин (201) и лиц с нетрадиционной ориентацией.

Британцы после выборов


Тереза Мэй подтвердила, что останется и лидером партии, и премьер-министром, и сформирует кабинет меньшинства при поддержке ДЮП. Это было раскритиковано лидерами оппозиции: Корбин и Фаррон призвали ее уйти в отставку. После встречи с королевой в Букингемском дворце премьер-министр заявила, что новый кабинет начинает переговоры по брекзиту. Она вновь назначила на свои посты министра иностранных дел Бориса Джонсона, министра внутренних дел Эмбер Радд, министра обороны Майкла Фэллона, канцлера казначейства Филиппа Хэммонда (последние трое переизбраны, Джонсон не баллотировался) и ряд других.

Открытие нового парламента состоится 13 июня, а 19 июня королева выступит с традиционной речью перед обеими палатами.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что в новоизбранном парламенте недостаточно баланса, и он вряд ли продержится все пять лет, до 2022 г. Досрочные выборы могут состояться уже в ближайший год-два, если не раньше. Брекзит стал серьезнейшим фактором, повлиявшим на избирателя, как и теракты, произошедшие накануне голосования. Поэтому рейтинги партий стали резко меняться буквально в последние недели и дни.

Консерваторы одержали «пиррову победу», и лейбористам теперь достаточно переманить трех человек из их фракции (или хотя бы убедить не голосовать как правительство), чтобы спровоцировать отставку кабинета и досрочные выборы.

Корбин и его партия сделали серьезную заявку на успех. Кроме того, позиции Терезы Мэй на переговорах с ЕС осложнятся. В этих условиях сложно исключать самые неожиданные повороты – вплоть до повторного референдума по выходу из ЕС (хотя все же это представляется не очень вероятным). Есть и основания полагать, что кабинет захочет отвлечь внимание избирателей и укрепить свой рейтинг каким-либо демаршем внешнеполитического характера, подобно тому, как рейтинг М. Тэтчер существенно подняла Фолклендская война.


Павел Потапейко, к.ист.н., специалист по международным отношениям (Минск, Беларусь)

Комментарии
26 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия