23 Мая 2017 г.

Салют к инаугурации. Пхеньян вплотную подошел к созданию МБР

Салют к инаугурации. Пхеньян вплотную подошел к созданию МБР
Фото: sandrermakoff.livejournal.com

В Южной Корее новый президент – избранный на досрочных выборах после импичмента предшественницы Мун Чжэ Ин. И северные соседи, похоже, решили поприветствовать его по-настоящему на высшем уровне – наиболее впечатляющими ракетными испытаниями за все время. Фактически, КНДР вплотную подошла к созданию межконтинентальной баллистической ракеты и сегодня уже теоретически может дотянуться до Аляски или поразить военную базу США на о.Гуам. Какими ракета располагает Пхеньян уже сегодня, и насколько эффективен его реальный потенциал сдерживания агрессии?

Если ядерных испытаний не было довольно давно, то в области ракет КНДР в последнее время с завидной регулярностью демонстрирует новинки. После успешных испытаний ракеты для подводной лодки «Pukkuksong-1» и созданной на ее основе ракеты для гусеничного подвижного грунтового комплекса (ПГРК) «Pukkuksong-2» стал очевиден прогресс КНДР в области твердотопливных ракет. Однако парад в Пхеньяне 15 апреля показал, что и традиционное направление жидкостных ракет не забрасывается. Именно в этой области были самые интересные «премьеры» парада, ранее ни разу не показанные.

Старый пес с новыми трюками


В первую очередь, это пополнение в большом семействе потомков советского ракетного комплекса «Эльбрус», более известного по западному имени «Scud». Северокорейцы активно развивают это семейство уже тридцать лет, с тех пор как получили с Ближнего Востока образцы советских ракет. Продемонстрированная на параде модификация размещалась на гусеничном ПГРК и выделялась аэродинамическими поверхностями на головной части, что позволило высказать предположения, что головная часть не только отделяемая, но и маневрирующая при входе в атмосферу. 

scud.jpg

Ракетный комплекс KN-17. Источник: bmpd.livejournal.com.

Самые горячие головы заговорили о прототипе баллистической противокорабельной ракеты (ПКР), но следует отметить, что создание работоспособной ракеты такого типа сопряжено с целым рядом дополнительных серьезных трудностей (в первую очередь, в области загоризонтного целеуказания и создания малогабаритной помехозащищенной головки самонаведения). Это явно не по плечу КНДР. Собственно, единственная современная серийная баллистическая ПКР, китайская DF-21D, хоть и сделана на явно недостижимом для КНДР уровне, все равно обладает спорной боеспособностью.

Так что маневрирующая головная часть нужна корейцам для другой цели. Наиболее простым и полезным применением была бы даже не коррекция для высокоточного поражения наземной цели (для чего нужно использование спутниковой навигации или оснащение боевого блока качественной малогабаритной РЛС и сравнения "картинки" куда летим с цифровыми картами местности), а выполнение при входе в атмосферу неких запрограммированных типовых маневров.

Пусть они не увеличат точность, но могут стать настоящей головной болью для средств ПРО — перехват цели, идущей на «чистой» баллистике и с хоть какими-то маневрами – это, как говорится, «две большие разницы».

Новый «Scud» получил условный западный индекс KN-17 и, возможно, трижды испытывался в апреле. Однако, судя по тому, что все испытания, если верить информации в СМИ от источников из южнокорейской и западных разведок, закончились неудачами непосредственно после пуска (что странно для отработанной конструкции основы ракеты), речь может идти либо об испытаниях какого-то другого комплекса, либо о том, что KN-17 содержит больше новшеств, чем видно на первый взгляд.

Заявление о намерениях


Но еще больше внимания, чем очередной «Scud», привлекли, конечно, новые «большие» ракетные комплексы – очередная версия межконтинентальной ракеты (МБР) на ПГРК, и новый комплекс, напоминавший увеличенный в размерах «Hwasong-10» (более известный как «Musudan»).

увеличенный.jpg

Ракетный комплекс «Hwasong-12». Источник: bmpd.livejournal.com.

Предыдущие МБР проходили под индексом «Hwasong-13»: два варианта, образцов 2012 (западный индекс KN-08) и 2015 (KN-14) годов, демонстрировали крупные, трех- и двухступенчатые соответственно, жидкостные ракеты. По ряду технических причин реалистичность их, особенно первого варианта, выглядела спорной, не говоря уже о том, что ничего таких размеров КНДР не испытывала ни тогда, ни до сих пор. Это были, скорее, заявки на будущее.      

В этот раз заявка была куда амбициознее – по площади Пхеньяна проехали…. «Тополи». Точнее их максимально близкие внешне копии на все тех же шасси (нескольких коммерческих, давно купленных в Китае) на которых последовательно демонстрировались «Hwasong-13».

Вместо «голой» жидкостной ракеты, лежащей на шасси (что, в частности, и смущало экспертов – очень уж это легко сломать, стенки жидкостных ракет довольно тонкие), транспортно-пусковой контейнер, внутри которого располагается ракета. Причем, очевидно, имеется в виду, что это твердотопливная ракета. Впрочем, в ближайшее время размещать в этих контейнерах еще нечего – прогресс с «Pukkuksong-1/2», конечно, неожиданно быстр, но от их максимальной дальности в пару тысяч километров до межконтинентальной еще расти и расти. 

Но заявка сделана; интересным штрихом к ней стал проход на параде и «мобилизационных» ПГРК, состоящих из коммерческого тягача и прицепа с близким по габаритам к «корейскому Тополю» пусковым контейнером. В свое время так решали вопрос с нехваткой тяжелых шасси для МБР в Китае, да и на Ближнем Востоке такие «эрзацы» показали себя неплохо (в частности, они успешно использовались Ираком в 1991 г.).

Убийца Гуама


Однако героиней прошлой недели стала другая «большая» ракета, и в этот раз более чем реальная. Вслед за «Hwasong-10» на параде прошли ПГРК с ракетами, напоминавшими что-то среднее между «Hwasong-10» и «Hwasong-13» образца 2012 г. Заметно больше оригинала, но все еще одноступенчатое и помещающееся на тех же шасси. Комплекс оказался в тени обсуждения степени макетности «Тополей» и панических возгласов о «убийце авианосцев – баллистической ПКР», однако вскоре он заявил о себе.

Новость об очередном пуске баллистической ракеты КНДР пришла ранним утром 14 мая (в европейской части России, скорее, даже ночью). Было заявлено, что ракета упала в море, пролетев около 700 км. При этом информация о длительности полета поражала – «около получаса». Даже у неискушенного в военной технике читателя, который проведет простейшие математические действия, это вызовет удивление – что же, ракета КНДР летела со средней скоростью чуть больше скорости звука?

Разгадка тут проста – КНДР традиционно запускает ракеты средней дальности по очень крутой траектории. У северокорейцев просто нет места запускать ракеты по оптимальной траектории – упрешься в кого-то из соседей.

А вопреки создаваемому в СМИ образу «безумных маньяков», они проводят свои испытания достаточно осторожно, стараясь не причинить кому-либо случайного вреда или чтобы их действия не были трактованы как агрессия – например, не запускают их с расчетом перелететь Японию.

Так было и на этот раз, но апогей траектории составил 2111,5 км! Для сравнения – рабочая орбита МКС около 410-420 км. Уточненная дальность полета составила 787 км. При таких параметрах «крутого» полета при полете по оптимальной траектории «на дальность» ракета может преодолеть до 4800 км. И кто сказал, что на первом (или по крайней мере первом удачном) пуске был достигнут предел характеристик? То есть это почти МБР (по российским и американским стандартам МБР от 5500 км)! Кстати, чтобы «дотянуться» с северо-востока КНДР до Анкориджа, столицы Аляски, по совпадению, нужно как раз столько.

Однако, конечно, это не та МБР, которая нужна КНДР – до континентальной территории США или до Гавайских островов, и, как следствие, для эффективного сдерживания потенциальной агрессии нужно около 8000 км. На увеличении имеющихся систем этого не достичь, тут нужны качественно новые образцы, разработка которых наверняка займет еще немало времени.

Однако и «Hwasong-12», именно это имя получил комплекс, решает важную задачу. Это первый практически продемонстрированный (и давно ожидаемый) «убийца Гуама». Если возможность его предшественника, «Hwasong-10», достичь этого острова и по совместительству одной из ключевых военных баз США в западной части Тихого океана была сомнительной, то «Hwasong-12» должен решать эту задачу с запасом – расстояние от юга КНДР до него около 3300 км.

А это значит, что теперь все передовые базы США потенциально под прицелом – в Республике Корея давно, на Окинаве в последние годы, а теперь и Гуам на мушке. По крайней мере потенциально: в ближайшие годы, очевидно, предстоит еще серия испытаний и освоение в войсках. Нельзя сказать, что к этому не готовились: например пресловутые THAAD там разместили еще в 2014 г., но радостного все равно мало, особенно учитывая, что по целям, подобным «Hwasong-12», THAAD еще и не испытывался [1].

При этом раздувать ситуацию слишком сильно – значит показывать, что подчеркнуто агрессивное давление, оказываемое на КНДР в апреле (причем именно в первую очередь в заявлениях политиков и истерик в СМИ), не возымело эффекта. В этой ситуации в медиапространстве США с подачи CNN была раскручена (и частично подхвачена в России) информация о том, что ракета якобы упала «в 100 км от Владивостока». Тут стоит заметить, что в любом случае 100 км – это довольно далеко за пределами территориальных вод, да и сам Владивосток расположен в 115-130 км от корейской границы, так что этого результата корейцы могли бы добиться и запуская ракеты в пределах своей страны. 

Однако это оказалось просто выдумкой, не подтвержденной ни официальными источниками США, Японии или Республики Корея, ни кадрами репортажей с испытаний (на одном из снимков виден монитор с телеметрией и траекторией ракеты), и опровергнутой заявлением МО России о том, что ракета упала на расстоянии около 500 км. Очевидно, что это было одним из проявлений кампании по демонизации КНДР, на этот раз в глазах российского обывателя. Привлечение России и в первую очередь Китая на свою сторону считается в текущей американской политике в отношении КНДР ключевым шагом.

Северная Корея, конечно, создает для России совершенно лишние проблемы на Дальнем Востоке. Она используется как повод для милитаризации региона – вслед за THAAD в Республике Корея, в Японии заговорили как о практически решенных вещах о размещении комплексов ПРО «Aegis Ashore», аналогичных румынскому и польскому, и об оснащении эсминцев Флота Сил Самообороны крылатыми ракетами «Tomahawk»

Да и возможная перспектива военного конфликта с широким применением оружия массового поражения непосредственно у наших границ не может радовать. Однако если КНДР окажется загнанной в угол, вероятность этого сценария только возрастет. Поэтому России следует воздерживаться от бездумного следования в фарватере американской политики «максимального давления» и выступать в роли «честного маклера», проводя политику, выгодную для себя, и параллельно повышая свой авторитет как посредника в регионе.

Вместо послесловия


За то время, когда данный материал готовился к публикации, северокорейские ракетчики провели еще одно интересное испытание. В воскресенье, 21 мая, был произведен второй пуск твердотопливной ракеты ПГРК «Pukkuksong-2».

ракета-1.jpg

Пуск твердотопливной ракеты ПГРК «Pukkuksong-2». Источник: imp-navigator.livejournal.com.

Интересен не сам вполне успешный полет ракеты на ту же дальность, что и в первый раз (500 км при апогее в 560 км), а дополнительные особенности. Так, было продемонстрировано, что установленное на ракете оборудование не просто передает телеметрию, но и видео, что косвенно свидетельствует о том, что КНДР запускает ракеты далеко не «просто так в сторону моря, а потом смотрит по западным СМИ, куда они упали», как позволяли себе заявлять скептики, а получает в ходе их полета большой массив данных. 

ким.jpg    Лидер КНДР Ким Чен Ын во время испытаний «Pukkuksong-2». Источник: imp-navigator.livejournal.com.

Второй интересный момент заключается в том, что пуск был выполнен не с обычных полигонов, а с песчаного берега какого-то водоема – менее удобный грунт трудно придумать, однако шасси с честью выполнило задачу. То есть проходимость гусеничного шасси хорошая, а запуски вполне можно осуществлять не только со специальных площадок, но и хоть с лесной полянки.

По результатам воскресных испытаний СМИ КНДР опубликовали заявление, что ракетный комплекс прошел последние испытания перед передачей в массовую серию и теперь будет развертываться в войсках. То, что цели в пределах 1000-1500 км в ближайшее время будут переданы «под ответственность» мобильных комплексов с твердотопливными ракетами, усилит сдерживающий потенциал КНДР не меньше, чем создание «убийцы Гуама», так как такие комплексы проще в эксплуатации, их удобнее держать в готовности к пуску и рассредоточивать на местности.


Александр Ермаков, независимый военный эксперт


[1] Стрельбы по мишени имитирующей «сложную баллистическую цель средней дальности с отделяемой головной частью» в свое время не состоялись и были перенесены на 2017 г.

Комментарии
15 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Санкции США создают новые риски для стран ЕАЭС, но Беларусь и Казахстан могут выиграть.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

8,5%

составил рост товарооборота Беларуси и Индии в январе-мае 2017 г. по сравнению с аналогичным периодом 2016 г., и достиг $174,7 млн