20 Февраля 2017 г.

Почему белорусы вышли на улицу с протестом

Почему белорусы вышли на улицу с протестом
Акция протеста против Декрета №3 в Беларуси.
Фото: http://sputnik.by/

17 февраля в Минске и 19 февраля в областных центрах Беларуси прошли акции против Декрета №3 «О предупреждении социального иждивенчества». Ни одна акция не набрала более 2 тыс. участников. Однако многие эксперты уже оценили их как самые массовые с 2010 г. «Эффект майдана» начинает забываться, а преодоление «психологического барьера» в феврале может привести к более массовым протестам на улицах белорусских городов уже весной. В чем суть декрета, кто вышел на улицы, а кто хочет оседлать волну протеста, и чем все кончится?

Зачем государство приняло декрет?


Организаторами акций официально было заявлено, что целью протеста является отмена Декрета №3 «О предупреждении социального иждивенчества». С одной стороны, логично, что в государстве, где здравоохранение, образование, безопасность, наука и инфраструктурные проекты финансируются из государственного бюджета, важна финансовая солидарность всех граждан в оплате налогов. Поэтому разработчики декрета направили его функционирование прежде всего на те категории населения, которые уклоняются от оплаты налогов или трудоустроены нелегально.

Например, часть граждан из этой группы свои доходы получали после дистанционного устройства на работу за рубежом, открытия счета в иностранном банке и свободного пользования белорусскими банкоматами для снятия средств при помощи международных банковских карточек. Это были в основном программисты, дизайнеры, журналисты и прочие профессии, выполнение работы которых может осуществляться дистанционно. Другой вариант – это выезд гражданина на заработки. В этом случае гражданин работает за границей, но не оплачивает налог в белорусский бюджет.

Кроме того, некоторые частные предприниматели и фирмы для экономии берут наемных работников нелегально. Как выяснилось, многие наемные работники, трудоустроенные таким способом, часто узнавали о своем нелегальном положении только после прихода к ним «письма счастья» – уведомления из налоговой инспекции о необходимости в определенный срок заплатить налог, прозванный «налогом на тунеядство».

Озабоченность государства можно понять. Борьба с теневой экономикой и нелегальными схемами трудоустройства необходима. Однако Декрет затронул все категории работоспособного населения, которые 183 и более дней в году находились без официального трудоустройства.

Однако если отмеченные выше категории нелегальных работников действительно могут заплатить около 360 белорусских рублей (менее $200) в год, то реально нетрудоустроенные, ищущие работу, находящиеся в тяжелом социальном положении граждане, оказываются наиболее уязвимыми в данной ситуации.

Де-факто они становятся заложниками неграмотного законодателя, под одну гребенку записавшего как работника-нелегала, гастарбайтера или фрилансера, так и реально безработного, находящегося в тяжелом социальном положении. Данный декрет начал действовать в период экономической рецессии и сокращений, что увеличило число социально незащищенных безработных.

Был использован самый легкий способ выявить нелегальных работников – записать в эту категорию всех официально безработных. Этот подход оказался достаточно жестким и непродуманным.

Кто и зачем вышел протестовать на улицы?


Акции протеста, направленные против Декрета №3 и прошедшие в пятницу и воскресенье, собрали как активистов радикальной оппозиции, так и обычных граждан, недовольных социально-экономической ситуацией. Это особенно ярко было видно в Гомеле. В полумиллионном городе собралось более 1000 протестующих, что является беспрецедентным. Гомель – это мощный индустриальный центр, где любой сбой в производстве или сбыте продукции оборачивается сокращением рабочей недели и бьет по социальной защищенности граждан.

Экономическая рецессия в стране связана со множеством факторов. Это и побочный эффект украинского кризиса. Рынок Украины после майдана сжался, и белорусские предприятия потеряли объемы поставок. Также играет свою роль и косвенное негативное влияние санкционного режима между Россией и Западом. Его итогом стало падение покупательной способности российского рынка, уменьшение продаж белорусской продукции на него.

Не всегда соблюдаются равноправные возможности субъектов хозяйствования в ЕАЭС. Беларусь так и не добилась включения своих производителей в программу импортозамещения в РФ. Имеются ограничения в отношении белорусской пищевой промышленности. Но наибольшие потери белорусские производители несут в связи с отсутствием общего энергетического рынка и равных цен на ресурсы. Так, белорусское предприятие в среднем получает электроэнергию по 12 у.е. за кВт, российское же – по 4 у.е. за кВт.

В итоге происходит сокращение производительной способности предприятий, рабочей силы на них и заработной платы для оставшихся наемных работников. При этом китайские инвестиции имеют ограниченный объем. Их не хватает, чтобы перекрыть потребности экономики. ЕС же вообще отказался от экономической дорожной карты с Беларусью и выдвигает только политические и идеологические требования.

Большинство участников не из числа оппозиционных активистов не относило себя к «тунеядцам». Протест против Декрета №3 объединил недовольных именно ухудшающимся социально-экономическим положением в стране.

митинг-3_intex-press_by.jpg

Акция протеста против Декрета №3 в Беларуси. Источник: intex-press.by.

В политическом смысле это свидетельствует о постепенном рассасывании «эффекта майдана». В последние годы недовольные граждане в Беларуси игнорировали уличные акции, боясь украинских последствий. Но теперь «эффект майдана», по всей видимости, начал забываться и не может сдерживать протестующих от активных действий.

Протестной фокус-группой сейчас выступили малоимущие слои, пенсионеры, рабочие предприятий, которые находятся в кризисе, часть бюджетников и безработных. Февральские акции протеста означают преодоление психологического барьера. Поэтому количество участников акций протеста в марте-апреле может возрасти.

Кто хочет оседлать социальный протест?


Организаторы прокатившихся по улицам белорусских городов протестов никогда не выступали сторонниками социального регулирования экономики. Появившийся в Могилеве лидер оппозиционной Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько считается сторонником жесткого рынка, но популистски манипулирует левыми лозунгами.

Инициаторы протестов в Минске оппозиционеры Николай Статкевич и Владимир Некляев не были замечены в симпатиях к социальным лозунгам. Статкевич зарекомендовал себя как радикальный политик, имеющий прямое отношение к действиям на Площади 2010 г. и славящийся своей жесткой антироссийской риторикой. Такую же риторику в адрес России как «внешнего врага» использует поэт, а в прошлом лидер либерального движения «Говори правду» Владимир Некляев.

Возникает парадокс. Рассерженные экономической рецессией граждане требуют социальных, даже социалистических, левых лозунгов. А к ним выходят второсортные политики, отличившиеся русофобией и приверженностью к жесткой либеральной экономической модели, за плечами которых ничего нет.

Данная коллизия уже в самом начале протеста заложила под него бомбу замедленного действия. Во-первых, организаторам протеста не интересен реальный результат, а нужны именно уступки государства в отношении реально пострадавших от Декрета №3.

митинг-1_youtube_com.jpg

Акция протеста против Декрета №3 в Беларуси. Источник: youtube.com.

Во-вторых, организаторы зарекомендовали себя как политические авантюристы, неспособные на конструктивные действия. Даже если весной протест увеличит количество сторонников, то эти политики не пойдут на диалог с властью. Радикальная репутация этих политиков не вызывает и у власти желания пойти на разговор.

Цель Статкевича, Лебедько, Некляева – продемонстрировать западным спонсорам способность мобилизовать массы, а также набрать «дешевых» активистов из числа рассерженных граждан. Это позволит им выйти на новый политический бизнес-проект к следующим президентским выборам.

Ждать ли провокаций?


Следует отметить, что уже на первом этапе протестов действия инициаторов были безответственны и провокативны. Организаторы не удосужились обеспечить правовой статус акциям, оформить в соответствии с законом заявления об их проведении и тем самым обеспечить безопасность протестующим. Этот факт говорит, что Статкевич, Некляев и Лебедько готовы к сценарию радикальной провокации. Их цель не повлиять на изменение спорного декрета, а заработать на протестах политический капитал.

митинг-2_intex-press_by.jpg

Акция протеста против Декрета №3 в Беларуси. Источник: intex-press.by.

С таким руководством акции протеста имеют только психологическое значение «выпуска пара» для рассерженных граждан. Политическая безответственность организаторов не позволит протесту войти в конструктивное русло.

При этом власть уже сейчас старается решить возникшую проблему оперативно. Десант представителей Администрации президента всю неделю вплоть до субботы выезжал в регионы и организовывал встречи с гражданами, пострадавшими от действия декрета.

Администрацией президента анонсированы выезды и на следующей неделе. Если механизм индивидуального решения каждого случая найдет поддержку в среде рассерженных граждан, то диалог президента с потерпевшими сведет на нет массовые акции протестов.


Петр Петровский

Источник фото: http://sputnik.by/.

Комментарии
Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат