26 Ноября 2017 г.

Почему Лукашенко отказался от приглашения в Брюссель

Почему Лукашенко отказался от приглашения в Брюссель

Литовский президент Даля Грибаускайте постаралась, чтобы отказ Александра Лукашенко от приглашения на саммит Восточного партнерства в Брюссель выглядел однозначно – как провал Евросоюза. Однако визиту белорусского лидера в Брюссель, очевидно, помешал не Кремль, а сами операторы восточной политики ЕС.

Накануне саммита к Лукашенко обратился глава МИД Германии, приглашая приехать в Брюссель, но тщетно. Если бы не прямота Грибаускайте, у экспертов и дипломатов оставался бы простор для трактовок. Но литовский президент поспешила расставить точки над «i», объявив, что в отсутствии Лукашенко в столице Евросоюза виноват Кремль. Таким образом в ход пошел последний аргумент. Выходит, действительно, «удобных» объяснений отказа Лукашенко, позволяющих вдохновителям саммита сохранить лицо, придумать не смогли.

«Визит на высшем уровне… знаменует собой достижение глубоких системных результатов», – заявили в МИД Беларуси, комментируя отказ Лукашенко от приглашения в Брюссель. Таких результатов, конечно, нет. И в Минске уже больше года это подчеркивают.

Реальное экономическое наполнение Восточного партнерства не просматривается. Проект, прежде всего, политический. В ЕС готовы направлять 2-3 сотни миллионов евро ежегодной помощи Кишиневу и несколько больше Киеву, сделавшим «европейский выбор».

Что же касается «двоечников евроинтеграции», не стремящихся в «семью ЕС», то им намекают на возможное поощрение лишь в случае исправления плохих оценок. Для этого надо запустить либеральные реформы в экономике по рецептам МВФ и внедрить «новую гласность» в политике, которая бы благоволила НКО и СМИ, специализирующимся на «демократизации». В Минске отдают отчет, что политические ставки в этом казино слишком высоки. Поэтому не спешат исполнять требования.

Однако Восточному партнерству нужны если не громкие успехи, то хотя бы интрига, чтобы показать, что проект жив. Как сказал Альгирдас Палецкис в интервью «ЕЭ», интеграция – это как велосипед: чтобы не упасть, он должен постоянно двигаться.

Так и Восточное партнерство – ценно не само по себе, а как демонстрация привлекательности ЕС. Брюссель не готов принимать новых членов, но заинтересован, чтобы на крыльце толпились желающие.

Лукашенко на саммите была уготована участь свадебного генерала, который должен был привлечь внимание к действу, удивив своим присутствием. Ясно, что серьезного разговора не предполагалось. Серьезный разговор на саммите Восточного партнерства вообще происходил лишь раз – в 2013 г. с Виктором Януковичем.

Но, как представляется, причина отсутствия Лукашенко в Брюсселе – не только в перечисленных обстоятельствах.

Среди вдохновителей сегодняшней восточной политики ЕС больше всего пекутся о Беларуси те, кто в принципе не готов всерьез воспринять белорусский суверенитет. Судя по заявлению Дали Грибаускайте, проявиться суверенитет Беларуси может лишь в отстройке от Москвы. Говоря об этом, литовское руководство всеми силами пытается поближе придвинуться к НАТО.

Можно, конечно, списать такие заявления на «персональный фактор», но ведь литовского политика никто не одернул. Как в такой атмосфере Минск может продвигать свою повестку деполитизации Восточного партнерства, решения экономических вопросов?

Быть может, главной причиной отсутствия Лукашенко в Брюсселе является именно отсутствие уважительного отношения со стороны вдохновителей Восточного партнерства.

Минску любят указывать на проблемы в экономике, «дефицит демократии» и страшного восточного соседа. Но при первой же возможности пытаются загнать в прокрустово ложе буферного государства, суверенитет которого может быть только «от Москвы». Ослабление же доверия стратегического союзника считается чуть ли не главным показателем «прилежности ученика». При этом сами «учителя» проводят противоположную политику.

Все это говорит о том, что формат Восточного партнерства маловат для Беларуси. Он не дает ни перспективы экономического развития, ни политических выигрышей. Не говоря уже о том, что белорусский парламент де факто не признается в рамках данной инициативы. Конечно, в Минске заинтересованы продолжать взаимодействия с ЕС, в том числе в рамках Восточного партнерства, чтобы избежать возвращения к острой конфронтации. Однако спокойное отношение белорусского руководства к приглашению в Брюссель демонстрирует, что оно не зависит от сиюминутных результатов на западном треке.

Очевидно, в Минске понимают, что выстраивание отношений с Западом – это каменистый путь в гору, а поспешно взбирающийся быстро падает. Стратегическое терпение на западном направлении сегодня полезно и Минску, и Москве.

При этом Москве следует учитывать негативный опыт западных соседей в отношении Минска. Главный строительный материал для развития отношений – доверие и уважение. В политике всегда сталкиваются интересы, идет борьба, но это не должно исключать уважения без которого не будет доверия. В этой связи важно, например, что в ходе непростых переговоров по газу в прошлом году удалось избежать информационных войн. Не стоит думать, что деньги все решают. Это опасная иллюзия как показал украинский кризис.

Вячеслав Сутырин

Комментарии
Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

2,3%

составил рост промышленного производства в ЕАЭС с января по октябрь 2017 г. Наибольший прирост отмечен в Кыргызстане – 13,7% – Евразийская экономическая комиссия