23 Августа 2016 г.

Почему в Евразийском союзе сохраняются торговые барьеры?

Почему в Евразийском союзе сохраняются торговые барьеры?
Фото: gruzavtoperevozki.ru

Переживаемый странами ЕАЭС экономический кризис вновь привлек внимание к действующей системе изъятий и ограничений из режима свободной торговли. В конце мая на заседании Высшего Евразийского экономического совета сохранение системы изъятий негативно оценил президент Беларуси А. Лукашенко. «Равные экономические условия для государств- участников ЕАЭС и безбарьерная среда до сих пор не созданы», - заявил он. Почему в Евразийском союзе сохраняются изъятия и барьеры и как их устранить?

Изъятия – проблема всех союзов

Система изъятий и ограничений – неизбежный атрибут практически любого таможенного и тем более – экономического союза. Как правило, возникают они еще на стадии формирования объединения, будучи инструментом адаптации отдельных государств к новым условиям торговли. В МЕРКОСУР (общий рынок стран Южной Америки), например, единый таможенный тариф до сих пор регулирует импорт лишь 85% всех товаров, хотя создано это объединение еще в 1991 г. Каждое государство- участник союза имеет свой список изъятий из единого таможенного тарифа, причем списки эти гораздо более обширные, чем тем, которые используются для беспошлинной взаимной торговли.

Ликвидация таможенных барьеров может негативно сказаться на экономике в том случае, если в процессе создания союза происходит повышение ввозных пошлин, которыми облагаются импортируемые из третьих стран товары. Повышение ввозных ставок, как правило, происходит в процессе адаптации союзных экономик, изначально имеющих разный уровень тарифной защиты, к работе в условиях единого таможенного пространства.

Система изъятий и ограничений помогает тем странам, которым приходится значительно повышать тарифы на импорт, приспособиться к работе в новых условиях.

Как правило, таможенные изъятия касаются критически важных товаров (промышленное оборудование, машины, продукты питания и т.п.), повышение стоимости которых будет негативно воспринято населением или отрицательно скажется на функционировании отдельных сегментов экономики. Чтобы избежать такой ситуации, государство получает право ввозить эти товары по более низким пошлинам или вообще без них.

Причины изъятий

Ко времени создания в 2010 г. Таможенного союза ввозные таможенные пошлины у членов интеграционной «тройки» – России, Белоруссии и Казахстана – совпадали только на 40%. Почти по 11 тыс. товарных позиций их прошлось согласовывать. Проблема заключалась в том, что Казахстану следовало повышать тарифы примерно по 55% товарных позиций. В отличие от России и Беларуси, он не обладал достаточно развитой обрабатывающей промышленностью, и, чтобы обеспечить внутренний рынок необходимыми товарами и избежать скачка цен, поддерживал более низкий уровень ввозных пошлин.

5 июля 2010 г. в Астане был утвержден «Протокол об отдельных временных изъятиях из режима функционирования единой таможенной территории Таможенного союза», давший государствам-импортерам право устанавливать стандартные таможенные пошлины для товаров, в отношении которых применялись антидемпинговые меры или более высокие ввозные ставки. Этот документ создавал правовую основу для формирования списков изъятий из единого таможенного тарифа ТС, позволяя устанавливать на отдельные категории товаров более низкие ввозные пошлины.

Если Россия, поддерживавшая до 1 января 2010 г. более высокие таможенные ставки по большинству товарных позиций, была вынуждена их понизить, то Казахстан, напротив, повысить.

Для Казахстана же был установлен перечень из 400 товарных категорий (лекарства, пластмасса, бумага и картон, изделия из алюминия и др.), ставки для которых устанавливались на более низком или нулевом уровне, чем в других странах союза. При ввозе в Россию или Беларусь они облагались по ставкам единого таможенного тарифа ТС.

То есть, если тот или иной товар ввозился в Казахстан по льготным импортным тарифам и затем поставлялся в Россию или Беларусь, то он облагался стандартными для союза ввозными пошлинами. Астана тем самым получала возможность льготного ввоза необходимых для республики товаров, а Москва и Минск обеспечивали защиту внутреннего рынка от наплыва дешевой иностранной продукции.

Фактически в рамках ЕАЭС частично сохранялись внутренние таможенные пошлины, применявшиеся в том случае, если речь шла о реэкспорте продукции, поставляемой из третьих стран.

Кроме того, в ЕАЭС используются квоты, позволяющие ввозить отдельные категории товаров по более низкой или вообще нулевой таможенной ставке. После того, как квота заканчивается, товар ввозится уже по обычным, как правило, значительно более высоким таможенным тарифам. Распределением и утверждением квот занимается главный исполнительный орган ЕАЭС – Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК). Решением Коллегии ЕЭК на 2016 г. Россия, например, получила право ввезти по более низким таможенным ставкам 40 тыс. тонн мяса крупного рогатого скота, 400 тыс. тонн свинины, а также отдельные виды молочной сыворотки.

Как устранить изъятия?

Задачи по ликвидации изъятий и ограничений ставились перед ЕАЭС неоднократно. Так, еще в декабре 2013 г. Владимир Путин на заседании Высшего Евразийского экономического совета говорил о необходимости сформировать к 1 марта следующего года полный список изъятий и определить сроки их устранения. Однако на практике изъятия и ограничения продолжают играть в ЕАЭС важную роль, и сроки их окончательного устранения пока не ясны.

Свой перечень таможенных преференций в процессе присоединения к ЕАЭС получили Армения и Кыргызстан.

Так, Армения, ставшая полноправным участником Евразийского союза со 2 января 2015 г., получила право на ближайшие 7 лет применять особые ввозные тарифы на ряд молочных продуктов, яйца и мед, а до 2019 г. – на некоторые виды фруктов и орехов. До 2018 г. Ереван может держать нулевые ставки на бензин и перейти на единый тариф ЕАЭС лишь в 2020 г. Кыргызстан, присоединившийся к Евразийскому экономическому союзу в августе прошлого года, по результатам переговоров получил право на таможенные преференции по 300 товарным категориям сроком на пять лет. И это при том, что изначально список таможенных льгот включал 2,5 тысячи позиций.

Помимо временных ограничений, установленных на переходный период, в рамках ЕАЭС появляются и постоянные изъятия. К их появлению, в частности, привело прошлогоднее присоединение Казахстана к ВТО, которое произошло на условиях, значительно менее выгодных, чем у РФ. Россия, в частности, сумела выторговать для себя более высокие таможенные пошлины на продукцию машиностроения и сельского хозяйства, которые и были взяты за основу таможенного тарифа ЕАЭС. Казахстану таких условий в ВТО добиться не удалось.

В результате страны ЕАЭС были вынуждены согласовать отдельный протокол, который регулирует порядок ввоза товаров, импортируемых Казахстаном по более низким ввозным таможенным ставкам. В соответствии с этим документом, вступившим в силу 11 января этого года, такие товары предназначены только для внутреннего казахстанского рынка. Если же они ввозятся в другие страны ЕАЭС, то импортер должен уплатить ввозные пошлины по ставкам единого таможенного тарифа союза. Проблему совмещения членства Казахстана в ВТО и ЕАЭС тем самым удалось снять, но возникшая в результате новая система изъятий в рамках единого рынка фактически является постоянной.

Ограничения на ввоз из РФ отдельных категорий продуктов питания и топлива неоднократно вводились Казахстаном после снижения курса рубля в 2014 -2015 гг., сделавшего российский экспорт гораздо более конкурентоспособным. Россия же после вступления в силу экономической части соглашения об интеграции Украины и ЕС была вынуждена в одностороннем порядке отменить в отношении Украины соглашение о зоне свободной торговли СНГ. Причиной этого стал провал переговоров между Брюсселем, Киевом и Москвой о согласовании зон свободной торговли и купировании рисков реэкспорта.

Астана и Минск не стали выходить из ЗСТ с Украиной, посчитав, что экономически им это не выгодно (по крайней мере, на текущий момент, учитывая значительные поставки белорусских и казахстанских товаров на украинский рынок), а политический конфликт с Киевом является проблемой Москвы. В результате возникли противоречия. Об этом, в частности, на майском заседании Высшего Евразийского экономического совета говорил А. Лукашенко, по словам которого ЕАЭС до сих пор не выработал алгоритм действий в случае применения односторонних мер защиты в отношении третьих стран. На заседании Межправительственного совета 12 августа в Сочи партнеры по ЕАЭС согласовали механизм электронной прослеживаемости товаров, что позволяет снизить рески реэкспорта и урегулировать основные противоречия.

При всем этом работа по формированию в рамках союза общего рынка продолжается. В настоящее время утверждены концепции формирования общих рынков электроэнергии, нефти и нефтепродуктов.

До конца этого года должен заработать единый рынок лекарств и медицинских изделий, в 2019 г. – единый рынок электроэнергии, к 2025 г. – единый регулятор финансовых рынков. Но отдельные изъятия, определяемые, например, членством Казахстана в ВТО, будут атрибутом ЕАЭС еще долгое время, и ожидать их ликвидации в обозримой перспективе не стоит.

Сохранение изъятий и ограничений не самым лучшим образом сказывается на функционировании и развитии ЕАЭС, препятствуя формированию полностью единого экономического пространства. Вместе с тем, подобные ограничения есть в большинстве таможенных союзов, которые иначе вообще не могли бы возникнуть. Поэтому к их отмене следует подходить осторожно, следуя принципу сочетания общесоюзных и национальных экономических интересов.


Комментарии
17 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

В 2016 г. оценки перспектив Евразийского союза разошлись: от радостных гимнов до похоронных маршей. Но реальная картина как всегда сложнее.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2016 году
инфографика
Цифра недели

30%

составляет доля зерноуборочных и кормоуборочных комбайнов белорусско-российского предприятия «Брянсксельмаш» на российском рынке