26 Ноября 2019 г. 18:53

«Смерть мозга НАТО»: Почему в Евросоюзе вновь заговорили о военной автономии

«Смерть мозга НАТО»: Почему в Евросоюзе вновь заговорили о военной автономии
Фото: mtdata.ru

3-4 декабря лидеры стран НАТО соберутся в Лондоне на приуроченный к 70-летию Альянса саммит. В преддверии встречи на первый план новостной повестки вышли внутренние противоречия между членами организации. Так, с жесткой критикой в сторону эффективности блока выступил президент Франции Эмманюэль Макрон, которого как минимум частично поддержал ряд других европейских лидеров, в частности Чехии и Германии. При этом членами ЕС, состоящими в НАТО, поднимается вопрос самостоятельного обеспечения безопасности и снижения зависимости от «зонтика» США. О том, что послужило причиной такого недовольства и есть ли реальная перспектива создания автономной европейской оборонной структуры, специально для «Евразия.Эксперт» проанализировала доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина.

Проблема безопасности Евросоюза


Вопрос безопасности как был, так и остается краеугольным в процессах европейской интеграции. Однако два таких фактора, как разнообразие позиций участников Союза и наличие НАТО, куда входит подавляющее число стран-членов Евросоюза (22 государства), оставляют только один путь развития ситуации, почти не оставляя пространства для альтернативы. Для того чтобы решить вопрос об автономной оборонной политике действительно окончательно, необходимо согласие и единая позиция всех членов ЕС, а также отсутствие всяческого давления со стороны структур НАТО, что вряд ли достижимо. Для внешних игроков также не совсем понятны метания разных европейских стран в этом вопросе.

В частности, России хотелось бы понимать, как ряд государств идентифицирует себя – в большей степени как члены ЕС или как скорее как члены НАТО.

Ответ на этот вопрос окажет существенное воздействие на российскую внешнюю политику, однако вряд ли сами страны Евросоюза готовы дать на него исчерпывающий ответ. Вместе с тем, нельзя не замечать другие факторы, подталкивающие европейских лидеров к развитию этой темы.

Во-первых, подтачивается Евроатлантическое единство с США: все больше стран проявляет несогласие с теми или иными решениями Вашингтона. Дело дошло до конфликтов в сфере экономики и торговли, к которым американский президент отнес и политику в сфере безопасности, потребовав от всех исправно выплачивать в бюджет НАТО взносы за «охранные услуги» в размере не менее 2% от ВВП страны.

Во-вторых, обостряется борьба за новые рынки, происходит трансформация международных отношений. ЕС важно участвовать во всех значительных событиях, так что возможность автономно действовать становится полезной.

В-третьих, Великобритания, которая часто тормозила данную дискуссию, сейчас пребывает в процессе Брекзита, что позволяет той же Франции более свободно аргументировать свою позицию по вопросу оборонной автономности. В-четвертых, это заявка на глобальное лидерство ЕС. В-пятых, борьба с терроризмом требует активизации всех сил со стороны Евросоюза.

Становление оборонной политики Брюсселя


Дискуссии вокруг идеи самостоятельного обеспечения безопасности странами-членами ЕС идут давно, практически с самого начала европейского интеграционного процесса. При этом, однако, только в 1998 г. была подписана французско-британская Совместная декларация с призывом к созданию собственных, т.е. автономных, военных структур. Уже за ней последовали другие декларации, в которых подчеркивалось преимущество автономности в военной сфере и возможность Евросоюза в целом урегулировать кризисы без ущерба для НАТО.

Лиссабонский договор, вступивший в действие в 2009 г., подтвердил, что Общая политика безопасности и обороны – одна из основных в развитии ЕС. В принятых документах подчеркивалось, что политика обороны и безопасности формируется Брюсселем во взаимосвязи военной и гражданской сфер.

Однако провозглашаемая автономность ЕС выглядит довольно странно, если учесть, что в тех же документах акцент делается на взаимодействие и сотрудничество Евросоюза с НАТО.

Это позволяет по-разному интерпретировать европейские стратегии в сфере безопасности, что сказывалось и сказывается на взаимоотношениях стран-членов. Например, если французская сторона периодически довольно отчетливо заявляла о военных притязаниях ЕС, то британская их непременно обрубала.

Тем не менее, в 2002 г. НАТО и ЕС подписали Совместную декларацию, которая гласила, что НАТО будет поддерживать европейскую политику безопасности и обороны, гарантирует доступ к средствам планирования НАТО. В дальнейшем декларация была многократно уточнена – например, в отношении информационного сотрудничества, совместного командования и т.п.

В 2016 г. была подписана новая Совместная декларация в Варшаве с целью придать новый импульс стратегическому партнерству ЕС-НАТО путем взаимодействия сторон в сфере противодействия гибридным угрозам, оперативного сотрудничества в области кибербезопасности, оборонной промышленности и т.д.

В 2018 г. стороны подписали еще одну Совместную декларацию, призывающую к быстрому прогрессу в реализации всех указанных ранее задач, прежде всего в области кибербезопасности и противодействия гибридным угрозам. Так, в настоящее время на противодействие им направлены 20 из 74 текущих предложений о сотрудничестве. Европейский центр передового опыта по противодействию гибридным угрозам активно взаимодействует со структурами НАТО в этой области. Более того, PESCO (Постоянное структурированное сотрудничество), Европейский оборонный фонд развиваются в координации с институтами НАТО.

Практика политики безопасности и обороны ЕС


Однако поставленные задачи были изначально трудно реализуемыми: остались нерешенными проблемы вооружения стран-членов, взаимодействия военных национальных структур, отсутствия взаимопонимания по этим сюжетам с НАТО.

Для США, чтобы не говорили европейские партнеры, военные структуры ЕС будут в любом случае восприниматься как продолжение структур НАТО. Иного варианта они не видят и не приемлют (европейская военная идентичность должна развиваться только в рамках НАТО и никак не вне ее), а борьба с тем же терроризмом остается в большей степени под ответственностью государств-членов, а не всего Евросоюза. Сама же политика в сфере безопасности и обороны – это скорее в целом реакция на многочисленные региональные кризисы и разнообразные конфликты.

Не случайно столь большое внимание в ЕС уделяется работе Разведывательно-аналитического центра, который входит в состав Европейской внешнеполитической службы.

Тем не менее, Евросоюз смог наладить сотрудничество с отдельными странами и организациями для профилактики обострения конфликтов. Так, представители ЕС работали в Конго, Индонезии, Афганистане. Очевидно, что не всегда эффективно, однако опыт они приобрели. В качестве неоднозначного примера также часто упоминаются акции ЕС на Балканах. В ходе реализации данных мероприятий стало ясно, что усилия ЕС в сфере безопасности должны быть многоформатными, касаться, прежде всего, борьбы с преступностью, терроризмом и т.п. Но одновременно с этим стало понятно, что многие из перечисленных задач вообще никогда не будут решены, если Брюссель не займется всерьез за разработку и развитие европейских автономных структур в сфере безопасности и обороны.

Предложение Макрона: шаг вперед – шаг назад?


В настоящее время мы видим развитие идеи обеспечения ЕС в той или иной степени оборонной автономией. Она наиболее отчетливо была высказана президентом Франции.

Эмманюэль Макрон в последнее время много внимания обращает на роль и действия самого Евросоюза, частенько выступая от его имени на международных площадках. Он обосновывает это, в том числе, и иной позицией ЕС, отличной от США, в отношении, например, Ирана – то есть, он признает различия во взглядах Брюсселя и Вашингтона на международные дела, а следовательно, это требует признания разных позиций и по стратегическим вопросам развития НАТО.

В отношении заявления Макрона со стороны стран-членов звучат разные голоса. Компромиссный вариант выдвинула ФРГ, представители которой не готовы вносить разлад в отношения с НАТО. Напротив, они предлагают придерживаться традиционного подхода – укрепление военного потенциала Евросоюза означает укрепление потенциала НАТО, что делает невозможным достижение хотя бы относительной автономии. Кроме того, все страны-новички в составе ЕС, прежде всего Польша и страны Прибалтики, традиционно придерживаются позиции действовать в унисон с НАТО.

Таким образом, безопасность и задачи в сфере обороны Евросоюз делит с НАТО, все еще признавая их взаимосвязанность, а скорее, даже зависимость ЕС от НАТО. Без НАТО трудно реализовать Глобальную стратегию Евросоюза, сохранить трансатлантическое сотрудничество. Осознавая это, сторонники большей автономии Европы будут продвигаться мягко и постепенно, поэтому в следующем году никаких прорывов на этом направлении мы не увидим. Хотя очевидно, что тема не сойдет с повестки, а с каждым годом эта идея будет приобретать все больше сторонников.


Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ

Загрузка...
Комментарии
16 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

5 вопросов о значении «исторического послания» В.В.Путина для внешней политики Кремля.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

$400 млн


выделил «Беларуськалию» Евразийский банк развития в рамках финансирования оборотного капитала и инвестиционной программы

Mediametrics