28 Марта 2019 г.

Польская альтернатива «Северному потоку»: почему Балтийский газопровод будет убыточным

Польская альтернатива «Северному потоку»: почему Балтийский газопровод будет убыточным
Фото: dailystorm.ru

Балтийский газопровод (также именуемый Baltic Pipe) и СПГ-терминал Свиноуйсьце – основные инструменты Польши по снижению зависимости от российского газа. Во многом вопреки изначальным ожиданиям, реализация газопровода идет своим чередом: в ноябре 2018 г. операторы газотранспортных сетей Польши и Дании Gaz-System и Energinet заключили окончательное инвестиционное соглашение по проекту. Однако акционерам Балтийского газопровода придется согласовать его прокладку с «Газпромом», так как на момент строительства проекта на дне Балтийского моря уже будут лежать четыре нитки газопроводов «Северный поток» и «Северный поток – 2».

В принципе, вопрос принадлежит к категории формальных и довольно оперативно решаемых, притом что «Газпром» имеет возможность частично отсрочить проект, применив усовершенствованные датскими властями приемы бюрократического обструкционизма. Однако намного более эффектным вариантом развития событий кажется своеобразная договоренность между «Газпромом» и Варшавой об отсутствии взаимных претензий в отношении газовых проектов, проходящих по дну Балтийского моря.

Варшава не перестает выступать против «Северного потока – 2», хотя если Польша стремится к полной энергетической независимости, то ее, казалось бы, не должны тревожить инфраструктурные проекты за пределами ее территории.

По словам президента Польша Анджея Дуды, «Северный поток – 2» демонстрирует отсутствие солидарности в рамках Европейского союза и ни в коем случае не должен быть построен. Скорее всего, со временем эта критика будет сведена к минимуму – и не только в силу того, что строительство «Северного потока – 2» уже завершено на 20%. Таким образом, следует рассмотреть три важнейших вопроса, связанных с реализацией Baltic Pipe: какой газ будет по нему поступать, куда он будет поставляться и как это в целом повлияет на поставки российского газа.

Чей газ?


Известно, что из предполагаемой пропускной способности Baltic Pipe (10 млрд куб. м) большая часть, 8,8 млрд куб. м, отведена Польше и польской национальной нефтегазовой компании PGNiG. В течение 2018 г. PGNiG выкупила 42% доли в месторождении Tommeliten от норвежской Equinor и, вкупе с 12-процентной долей в месторождении Skarv и 8-процентной долей в месторождении Gina Krog, намерена выйти на 2,5 млрд куб. м добычи газа в год на континентальном шельфе Норвегии.

На данный момент это единственная юридически закрепленная часть поставок через Балтийский газопровод: предполагается, что остальные объемы также будут норвежскими, правда, для этого придется заинтересовать местные газодобывающие компании.

Куда он будет поставляться?


Принимая во внимание строительство «Северного потока – 2», весьма трудно представить, что молекулы газа из Baltic Pipe окажутся западнее Польши. Справедливости ради стоит отметить, что в восточных странах для них также может найтись место.

Наиболее реалистичными вырисовываются варианты с Литвой и Украиной – в случае первой даже предполагается строительство интерконнектора к 2021 г. Однако поставки газа в Литву из Польши почти наверняка поставят крест на проекте ПРГУ «Независимость» и импорта СПГ в целом.

Соответственно, из серьезных рыночных возможностей остается Украина, где, согласно предварительному анализу рынка, был выявлен потенциал объема поставок в 3,9 млрд куб. м (вкупе с 1,6 млрд куб. м дополнительных поставок из России).

Суммируя мощности Балтийского газопровода, СПГ-терминала в Свиноуйсьце и собственной добычи газа (4-5 млрд куб. м), у Польши в арсенале есть порядка 22-23 млрд куб. м «нероссийского газа», примерно на 5 млрд куб. м больше непосредственного потребления этой прибалтийской страны.

Соответственно, для работы в режиме полной загрузки (а без этого доходность стремительно падает) Варшаве требуется экспортировать эти 5 млрд куб. м.

На Украину можно было бы экспортировать весь этот объем, при условии, что Киев и Москва не найдут общий язык и не будет нормализации газовых отношений между этими странами. В случае, если после 2019 г. восстанавливается режим экспорта российского газа на Украину, коммерческой выгоды в польском маршруте не остается.

Что будет с поставками российского газа?


Срок многолетнего контракта на поставку российского газа в Польшу истекает в конце 2022 г., и вполне возможно, что это произойдет до того, как газопровод Baltic Pipe выйдет на проектные мощности (запуск запланирован на октябрь 2022 г.). Показатели 2018 г. пока не свидетельствуют о снижении темпов импорта – в сравнении с январем-сентябрем 2017 г. в аналогичный период 2018 г. в Польшу было поставлено 8,6 млрд куб. м газа, что соответствует 11% росту. При этом каждый отдельно взятый квартал 2018 г. превзошел аналогичный период 2017 г.

Таким образом, говорить о конце чуть ли не 80-летней истории поставок российского газа в Польшу не приходится.

Варшаве вполне по силам снизить объемы импорта, однако нагромождение параллельно идущих проектов приведет лишь к тому, что рано или поздно СПГ-терминал в Свиноуйсьце или Baltic Pipe окажутся безвозвратно убыточными.


Виктор Катона, экономист, специалист по закупкам нефти MOL Group (Венгрия)

Загрузка...
Комментарии
06 Марта
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Президент Беларуси сформулировал новые тезисы по евразийской интеграции.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

360 тыс.

украинцев получили российское гражданство с 2014 г. Порядка 77 тыс. граждан Украины в настоящее время предоставляется временное убежище на территории РФ, либо статус беженца – МВД России

Mediametrics