18 Октября 2017 г.

Польский бунт в Евросоюзе

Польский бунт в Евросоюзе
Президент Франции Эммануэль Макрон, президент Польши Анджей Дуда, канцлер Германии Ангела Меркель.
Фото: twimg.com

19 октября в Брюсселе открылся саммит Евросоюза, на котором планируется обсудить ряд животрепещущих проблем, от которых зависит будущее объединения. Красной нитью сквозь съезд высшей европейской бюрократии проходит спор о том, куда должен идти ЕС. Выясняется, что страны-участницы подчас имеют диаметрально противоположные взгляды на вопросы стратегии ЕС. Знаковым стал конфликт между идеями, продвигаемыми Парижем и Берлином с одной стороны, и Варшавой – с другой. Чем глубже становится спор Западной и Восточной Европы, тем больше он угрожает целостности Евросоюза. И пока никто из участников столкновения интересов и ценностей не готов нажать на педаль тормоза.

Геополитический выбор Польши


Обозначенный конфликт следует рассматривать как очевидный выбор Польши, которой уже трудно усидеть на двух стульях, выбирая между НАТО и ЕС. До сих пор Польша использовала для продвижения своих интересов ресурсы других стран и организаций – США, НАТО, ЕС. Теперь же, на фоне сокращения финансовых возможностей ЕС, все больше очевидно, что свои амбиции Варшаве необходимо соизмерять с собственными финансовыми возможностями. Это еще раз подтверждает растущий евроскептицизм правящих кругов Польши. Не случайно Варшава сейчас делает ставку на военное сотрудничество с США и увеличение американского контингента на своей территории. Конфликт Дональда Туска и Ярослава Качиньского – это также в каком-то смысле и конфликт между ориентацией Польши на более тесный союз с ЕС или с США.

В рамках ЕС Польша не может реализовывать в полной мере свои великодержавные амбиции, но во взаимодействии с США она получает статус охранителя американских интересов в Европе и, соответственно, может решать свои задачи в связке с США.

Поэтому польские политические демарши можно рассматривать и как проявление геополитических амбиций. Польша вспоминает исторические обиды, причиненные Францией и Германией Польше в XX столетии. Следует обратить внимание и на то, что Франция, по сути, продолжает германскую линию во взаимодействии с бунтующей Польшей. До Франции с аналогичными заявлениями о необходимости ввести санкции против Польши за несоблюдение «демократических норм ЕС» выступала именно Германия. А Мартин Шульц даже обвинял Польшу в «путинизации» Европы. Это особенно обидно в контексте русофобии, которая исторически часто встречается во внешнеполитических стратегиях страны.

Польша открыто обвинила Германию в стремлении доминировать в ЕС и продавливать исключительно свои интересы. А Франция в данном случае рассматривается Польшей в связке с Германией.

Новому французскому президенту Эммануэлю Макрону необходимо продемонстрировать стремление к укреплению Евросоюза. После брекзита именно Польша переняла от британцев идею собственной исключительности внутри ЕС, что делает ее главным объектом для критики. При этом именно победа Э. Макрона преподносится Брюсселем как символ того, что ЕС все еще силен и движется в верном направлении. В этом контексте позиция польской стороны рассматривается как препятствие и проблема для всего союза.

Противоречия между сторонами четко обозначились еще в 2015 г., когда лидерство в Польше получила партия «Право и справедливость». А в 2017 г. этот конфликт стал объективным препятствием для интеграционного движения внутри ЕС.

Варшава против Берлина и Парижа


В каких аспектах проявляется конфликт? Во-первых, руководство Польши полагает, что ее не воспринимают как равного партнера на западные страны. В то же время, в рамках Восточного партнерства ЕС Польша может отчасти реализовывать свои геополитические задачи. Отсюда рост русофобии, которая мешает конструктивному взаимодействию ЕС с Россией. В последнее время Польша демонстрирует это активным противодействием энергетическому сотрудничеству России и ЕС.

Во-вторых, стоит отметить сохранение напряженности по вопросу беженцев. Так, Польша совместно с Венгрией блокировала решения Еврокомиссии о квотах на беженцев, а Венгрия даже принялась строить стену на границе с Сербией.

В-третьих, озабоченность Брюсселя вызывает проблема авторитаризма польской власти, выраженного в усилении контроля над СМИ, а также в судебной реформе. Кстати, именно Э. Макрон жестко отстаивает идею наложить на Польшу санкции за нарушение демократических норм.

В-четвертых, дополнительную напряженность внесло предложение Э. Макрона уравнять социальные выплаты работников вне зависимости от страны происхождения ЕС. Однако граждане стран Восточной Европы не желают платить взносы в размере, принятом в странах Западной Европы. Э. Макрон также говорит о необходимости сокращения выплат из общего бюджета.

В-пятых, между Польшей и Францией периодически возникают отдельные проблемы. Так, в октябре 2016 г. Польша аннулировала сделку с Airbus в размере €4 млрд. Э. Макрон также не может простить польской стороне встречу польского министра иностранных дел Витольда Ващиковского и Марин Ле Пен. Кроме того, премьер-министр Польши Беата Шидло в свое время сказала, что Польша будет сотрудничать с любым президентом Франции, подразумевая, конечно, Ле Пен. В-шестых, нельзя не заметить, что обе стороны часто выходили за рамки конструктивной дискуссии и обменивались взаимными обвинениями.

Э. Макрон обвиняет польское правительство в евроскептицизме. Находясь в Варне, он заявил, что Польша находится в конфликте с демократическими ценностями, и что она не определяет будущее Европы сегодня и не будет определять его завтра.

Беата Шидло в ответ посоветовала Э. Макрону сосредоточиться на собственной стране и прекратить демонстрировать соседям свои амбиции. Более того, польская сторона даже вызвала посла Франции в ответ на слова Э. Макрона, обвинив президента Франции в отсутствии опыта и в том, что он разваливает Европу.

Ценностный конфликт и намерения Варшавы


Интересно, что проблемы как частного, так и общего характера приобретают конфликт так называемых «демократических ценностей» и «авторитарных идей». Э. Макрон прямо обвинил руководство Польши, а заодно и Венгрии в нарушении европейских принципов, заявив, что именно Франция будет укреплять нормы и правила ЕС, а также сохранять все ценности, которые позволят воссоединить Союз после брекзита.

Для демонстрации этого французский президент в конце августа 2017 г. отправился в трехдневный тур. Он посетил Австрию, Болгарию, Чехию, Словакию, Румынию, но не встретился с поляками. Более того, в ходе встреч с лидерами данных государств Э. Макрон совершал в их сторону реверансы, призывая их играть более активную роль в ЕС, расшатывая, таким образом, и Вышеградскую группу, которую хочет укрепить Варшава.

Чем же может ответить Польша Франции в таких условиях? С одной стороны, в действительности Варшава не заинтересована в дальнейшем обострении конфликта.

Польша остается крупнейшим грантополучателем из бюджета ЕС (общий объем инвестиций за период 2014-2020 гг. составит более €100 млрд). И есть понимание, что эта цифра после 2020 г., конечно, резко уменьшится.

С другой стороны, Польша постоянно отмечает, что Германия и Франция не считаются с ней при обсуждении энергетической политики, при решении миграционных вопросов. В ответ польская сторона обвиняет Францию в давлении на малые страны, в стремлении выстроить франко-германский союз. А также предъявляет претензии Германии о репарациях, что в данном контексте выглядит как слабая попытка заявить о себе и заставить других считаться со своим мнением. Несмотря на то, что Польша не стремится покинуть ряды ЕС, своими амбициями она в действительности играет против него.


Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Комментарии
14 Ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Полностью отказаться от прибалтийских портов Беларусь не планирует.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$6,7 млрд

составил объем иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Беларуси за первые 9 месяцев 2017 г., что на 6,4% больше, чем за аналогичный период 2016 г. Основными инвесторами выступили компании из России (40,6%), Великобритании (26,6%) и Кипра (7,1%) – Белстат