26 Февраля 2018 г.

«Полярный Шелковый путь». Китай подбирается к Арктике

«Полярный Шелковый путь». Китай подбирается к Арктике
Фото: politrussia.com

Арктика остается важнейшим и во многом притягательным регионом не только для арктических и приарктических государств, но и для растущих экономических держав, стремящихся активизировать свою международную игру – таких, как Китай. Одним из центральных вопросов здесь является Северный морской путь (СМП), контроль над которым дает множество преимуществ для упрочения позиций в Арктике. Ведь это самый короткий маршрут, связывающий Дальний Восток с Европой. И здесь неслучаен китайский интерес. Впрочем, к Арктике Китай приближался постепенно.

Китайское движение в Арктику


Так, Китай в 1925 г. присоединился к Шпицбергенскому трактату. В 1996 г. он получил членство в Арктическом международном научном совете, с 1999 г. начал организовывать научные экспедиции в Арктику, в 2004 г. построил свою станцию на архипелаге Шпицберген, в 2013 г. стал наблюдателем в Арктическом совете. И с этого времени он начал исследовать коммерческие возможности арктических транспортных путей.

А сейчас Китай, предложивший инициативу «Экономический пояс шелкового пути и Морской шелковый пояс», говорит о совместном строительстве со всеми заинтересованными сторонами так называемого «Полярного шелкового пути».

26 января 2018 г. Китай опубликовал Белую книгу «Арктическая политика Китая», в которой выразил озабоченность усугубляющимися проблемами экологии, а также указал на углубление сотрудничества между государствами. В этом же документе Китай заявил о себе как об активном арктическом партнере. Более того, он назвал себя «государством, расположенным вблизи Арктики», делая вывод о том, что состояние Арктики непосредственно влияет на все отрасли хозяйства и производства в Китае, начиная от рыболовства, заканчивая сельским хозяйством. При этом Арктика способна активизировать энергетическое и транспортное развитие страны.

Поэтому, согласно Белой книге, Китай должен играть более значительную роль в создании транспортных путей, но при их использовании необходимо опираться на международное право. Кроме того, Китай в рамках арктической стратегии заявил о необходимости международного сотрудничества в строительстве инфраструктуры Северного морского пути (СМП) и его эксплуатации.

В целом китайская стратегия в Арктике была определена следующими идеями: уважение, сотрудничество, взаимный выигрыш, устойчивость.

Зачем Пекину Севморпуть


Коммерческие перевозки по СМП весьма эффективны, что было продемонстрировано благодаря экспедиции Тюмень – Сабетта – Китай. Судно «Инженер Турбин» везло разнообразный груз на Дальний Восток и в Китай. Конечно, именно реализация крупных проектов повысила привлекательность СМП и грузоперевозок по нему. Хотя при этом объем грузов меняется, и транзит по СМП остается нестабильным.

Но именно Китай чрезвычайно заинтересован в участии в развитии СМП. Первый китайский ледокол «Снежный дракон» прошел через Баренцево море в 2012 г., доказав возможность практического использования СМП.

Эту идею, в свою очередь, подтвердила китайская компания Коско (Cosco), когда отправила 8 июля свое судно из порта Далян в Швецию, куда оно прибыло 17 августа, что сэкономило по сравнению с маршрутом через Суэцкий канал около 15 дней и почти 400 т топлива. С 2010 по 2013 гг. больше всего грузов по СМП провез именно Китай – более 900 тыс. т. А к 2020 г. он планирует переместить 15% своего внешнего грузооборота по СМП. Летом 2017 г. по СМП прошли шесть китайских судов.

Расширение связей


Китай сотрудничает с множеством стран в деле освоения СМП, причем как с арктическими, так и с неарктическими государствами. Пекин постепенно наращивает международное взаимодействие в разных сферах, от экологии до научных экспедиций. В 2010 г. Китай установил ежегодный диалог по морскому праву и актуальным арктическим вопросам с США, а также заключил ряд аналогичных соглашений с Соединенным Королевством и Францией. В 2012 г. он подписал с Исландией соглашение о сотрудничестве в Арктике, а в 2016 г. наладил техническое сотрудничество с Южной Кореей и Японией для создания и развития новых технологий.

В 2017 г. Си Цзиньпин провел встречи с главами 7 из 8 арктических государств: Россией, Финляндией, Данией, Швецией, Норвегией, Канадой и США. При визите в США китайский лидер останавливался на Аляске для личной беседы с ее губернатором по вопросу СМП. В диалог с Исландией вступила уже китайская делегация.

Китай нацелен на максимальную либерализацию всех взаимодействий в Арктике. Его политика направлена на формирование множества групп взаимодействий для достижения согласия по конкретным вопросам сотрудничества в регионе.

Китай поддерживает такие платформы для многостороннего диалога, как «Арктика: территория диалога», «Арктический круг», «Арктические фронтиры», «Китайско-нордический исследовательский центр». Интересным образом Китай несколько повторяет британский путь в Арктику (через организацию многочисленных исследовательских центров и формирование групп сотрудничества, заключение множества соглашений).

Однако реакция других государств, прежде всего США, а также стран ЕС естественным образом тормозит реализацию амбиций Китая. Для США он вообще представляется глобальным конкурентом.

Российский фактор


Очевидно, что участие в развитии СМП возможно только при взаимодействии с Россией. С 2013 г. Китай ведет интенсивный диалог с Россией по различным проблемам развития Арктики, включая СМП. Последний чрезвычайно значим и для современной России, так как связывает несколько северных регионов страны и обеспечивает транспортировку важных грузов (нефть, медь, лес и т.д.).

Потенциал роста СМП довольно значителен. Оценки возможного увеличения транзита грузов к 2020 г. отличаются – от 20 млн т до почти 70 млн т.

В 2016 г. благодаря строительству завода Ямал СПГ грузоперевозки выросли до 7,5 млн т. А в 2017 г. по СМП было перевезено уже почти 11 млн т грузов. При этом для России важнее обеспечить собственные интересы, нежели интересы неарктических государств, хотя она, безусловно, заинтересована в инвестициях в некоторые проекты.

Ожидаемые эффекты для России от развития СМП значительны: повышение привлекательности северных территорий для инвестиций, рост числа рабочих мест, обеспечение новых инфраструктурных проектов, включая новые железные дороги и порты, укрепление производственной базы как основы социально-экономического развития северных регионов.

С одной стороны, как мы видим, концептуальный подход России к Арктике как территории взаимодействия и безопасности полностью совпадает с китайской позицией. Китай в рамках своей доктрины заявил, что будет играть по уже существующим правилам. С другой стороны, очевидно, что для Китая важнее всего многосторонний формат диалога в освоении Арктики в целом, но Россия все равно остается для него ключом к развитию СМП. Кроме того, обе страны оказываются естественными союзниками в условиях ожесточения международной конкуренции, что обеспечит как минимум появление совместных инфраструктурных проектов. По крайней мере, именно Россия и Китай уже сейчас активно используют СМП.


Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

Комментарии
22 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Встреча Путина и Трампа высвечивает несколько тенденций, которые окажут большое влияние на развитие стран СНГ.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$716 млрд

составит военный бюджет США на 2019 г., который станет самым крупным в истории. В 2018 г. военный бюджет США равнялся $692 млрд.