12 Марта 2018 г.

Послание президента России. Что на самом деле хотел сказать Путин

Послание президента России. Что на самом деле хотел сказать Путин
Фото: rcinet.ca

В прошлом материале мы рассматривали международный политический фон для появления в послании президента России Федеральному собранию такого количества технических новинок, а также дали им краткий обзор. В данной статье попробуем проанализировать цели и последствия этого выступления.

Хронологически послание последовало за формализацией США своих обвинений в адрес России по поводу нарушений ей Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, объявлением о начале разработки в Америке «в качестве мер принуждения» подобных комплексов, а также публикацией новой ядерной доктрины США, в которой отмечалась необходимость общей модернизации ядерной триады США и ликвидации отставания от России в области тактического ядерного оружия. Следующим шагом из-за океана ожидается публикация доктрины развития ПРО.

В известной степени момент для послания выбран наиболее оптимальным образом: с одной стороны, российские ядерные новинки выглядят ответом на американские шаги, а с другой – вносят хаос в готовые планы, так как после демонстрации новых гиперзвуковых и нетрадиционных средств доставки ядерных зарядов доктрина ПРО в глазах общества будет явно выглядеть слабой.

Разумеется, реакция на подобный парад технических диковин в западных СМИ была практически однозначной: попытка преподнести это как «объявление гонки вооружений» (далее комментаторы разбиваются на тех, кто призывал обгонять или же предоставить России право надорваться самой в процессе), бряцанье оружием и в целом попытку нагнать страху на Запад.

При этом ни те, ни другие заявления не выдерживают простейшей критики. Достаточно было прослушать выступление В. Путина, чтобы обратить внимание на то, что о планах оперативного развертывание наиболее одиозных систем (то есть торпеды и ядерной КР) не было сказано ничего конкретного, а с остальными проектами экспертное сообщество было знакомо и так.

Напротив, прозвучало предложение к партнерам о начале диалога по поводу технических новинок.

Далеко до рейгановского «мы вас похороним» или «кузькиной матери» Никиты Сергеевича.

Все представленное, даже находящееся сегодня в значительном количестве на боевом дежурстве, практически не меняет силу потенциального удара России по США.

Мы все еще гарантированно уничтожаем друг друга первым и/или встречным ударом или наносим неприемлемый ущерб при ответном ударе, каким успешным бы ни был первый удар противника. На данный момент единственное развернутое средство ПРО США, способное поражать боевые блоки МБР, – это 44 противоракеты системы GMD. Даже опуская их крайне сомнительную эффективность на испытаниях (примерно 50/50 в простейших условиях), и что даже по проекту их надо тратить по две на цель (включая подозрительные ложные), хотя бы несколько взлетевших российских МБР банально создают намного больше целей, чем у США есть перехватчиков. И планируемое увеличение их числа в ближайшие годы до сотни ничего не меняет: хотя бы один подводный ракетоносец типа «Борей», получивший приказ нанести ответный удар в совершенно немыслимой ситуации полного уничтожения РВСН, может просто не принимать их в расчет.       

Читатель резонно спросит, к чему тогда ракетно-ядреное послание? Дело в том, что Россия может игнорировать сегодняшнюю и завтрашнюю ПРО, но не «послезавтрашнюю». В начале следующего десятилетия в США планируют создать прототип высотного БПЛА с лазером для поражения МБР на этапе разгона, когда есть только одна цель.

В конце – постараются поставить на дежурство противоракеты, оснащенные сразу несколькими перехватчиками, чтобы каждая могла поражать по нескольку целей. Все активнее становятся разговоры о выведении в космос средств ПРО.

Речь Путина, необычное представление отечественных ядерных новинок были именно об этом. Это был призыв не начинать гонку вооружений.

Отсюда и «безумные» новинки: вы думаете о космических средствах ПРО? Зачем, мы вот уже сделали ядерную торпеду, не начинайте гонку в космосе. Планируете усиливать угрожаемые направления ПВО североамериканского континента, дабы защититься от существующих крылатых ракет воздушного базирования Х-101/102? Так у нас будет ракета с неограниченной дальностью, зайдет с юга, не тратьте деньги и не заставляйте тратить нас и т.д.

При этом та же торпеда и ядерная крылатая ракета представляют собой оружие подчеркнуто только ответного удара: им до цели добираться, возможно, не одни сутки.

А ведь если бы Россия действительно начинала неограниченную гонку ядерных вооружений, то так было бы заманчиво обратиться к «святому Граалю» в области ядерного безумия – базированию ядерных зарядов на орбите.

Не раз в ходе «ядерной» части выступления Путин обращался с просьбами услышать и понять позицию России хотя бы теперь. Очевидно, что в случае формирования новой системы стратегической стабильности, принятия взаимовыгодных, компромиссных ограничений СНВ и ПРО, многие вещи станут ненужными, и средства оборонного бюджета можно будет направить на силы общего назначения.


Александр Ермаков, военный обозреватель


[1] Автор находит халтурным и политически неразумным то, что в ролик с презентацией «Сармата» вставили кадры из документального фильма про «Воеводу», где боевые блоки поражали полуостров Флорида.



Комментарии
23 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Опрометчиво полагать, что протестная волна, захлёстывающая политические системы стран Запада, никак не коснётся внутренней политики стран ЕАЭС.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

21 тыс.

военнослужащих приняли участие в военных учениях НАТО «Siil 2018» («Ёж 2018») в Эстонии. Маневры, проведенные 2-13 мая 2018 г., стали крупнейшими в истории республики