13 Марта 2018 г.

Профессор Оксфорда: «Запад лишь сейчас осознал, насколько неправильно понимал китайскую систему»

Профессор Оксфорда: «Запад лишь сейчас осознал, насколько неправильно понимал китайскую систему»
Фото: anna-news.info

В Китае одобрены поправки в Конституцию КНР, согласно которым лидер страны может оставаться у власти неограниченное количество сроков. Си Цзиньпин, на протяжении последних пяти лет сосредоточивший в своих руках огромную власть, фактически получил возможность править Китаем пожизненно. Оппозиция этому внутри страны пока незаметна, учитывая успехи КНР в экономике и укреплении международного положения. Однако возвышение Китая вызывает растущее беспокойство Запада, который все меньше скрывает свои опасения. Известный норвежский политолог, профессор Оксфордского университета Стейн Ринген, автор книги «Идеальная диктатура: Китай в XXI веке» рассказал «Евразия.Эксперт» о своем взгляде на суть происходящих в Китае политических сдвигов, и как на них реагирует Запад.

- Господин Ринген, на Западе долгое время были сильны надежды, что Китай с развитием экономики трансформируется в демократическое общество по западному образцу. Однако китайцы, похоже, намерен идти своим путем. Как Вы оцениваете внутриполитические изменения в Китае? 

- В КНР сейчас происходит переход от относительно прагматического авторитаризма к идеологически мотивированному тоталитарному государству. Это радикальная трансформация Си Цзиньпина.

Запад долгое время считал, что, поскольку в Китае сформировалась открытая экономика, а благосостояние повысилось, КНР также станет более «нормальной» страной, придерживающейся международных принципов торговли, с верховенством закона и открытым обществом.

Предполагалось, что этому должны были способствовать две причины. Во-первых, новый средний класс потребовал бы свободы и влияния. Во-вторых, интернет принес бы свободу информации. Но сегодня мы видим, что ничего из этого не произошло.

Китайская экономика действительно открыта для предпринимательства, но политическая диктатура в стране только усилилась.

Средний класс вместо того, чтобы сформировать силу, которая сделала бы общество открытым, примкнул к курсу Партии. А интернет стал еще одним инструментом для контроля сверху. Только сейчас Запад осознал, насколько неправильно он понимал суть китайской системы. И вопрос состоит в том, что он может противопоставить гиганту государственного капитализма с тоталитарным режимом.

Руководство КНР очень амбициозно и целеустремленно. Си Цзиньпин никак не ограничен в своих действиях. Китай твердо намерен усилить свои позиции и доминировать в международном масштабе.

Мы видим проявления этого в Южно-Китайском море, в Гонконге и на Тайване. Отдельная информационная кампания по распространению китайского влияния была запущена в Новой Зеландии и Австралии. А инициатива «Один пояс – один путь» позволяет Китаю завоевывать влияние по всему миру.

- 25 февраля ЦК КПК обнародовал свои предложения по внесению изменений в Конституцию страны. Какова суть этих изменений?

- Хотя Си Цзиньпин и не получит новых полномочий, эти изменения очень значительны. Они призваны показать миру, а в особенности – китайской верхушке, что Цзиньпин пробудет у власти гораздо дольше, чем предполагал его десятилетний мандат. Это сигнал, показывающий Партии, что начинать борьбу за власть бесполезно. Власть будет принадлежать Си Цзиньпину, и им лучше начать к этому привыкать.

Сложно интерпретировать общественное мнение в таком государстве, как Китай. Могу сказать, что внутри системы оппозиция отсутствует. Сообщалось, что военные опубликовали заявление в поддержку изменения конституции. Так что вся система поддерживает происходящие перемены. А вот что думает об этом народ (и задумываются ли люди об этом вообще), сказать трудно.

- Какие изменения могут произойти во внутренней политике Китая после этих поправок?

- Во время председательства Си Цзиньпина постепенно, шаг за шагом происходили изменения, нацеленные на ужесточение политического контроля. Это длилось на протяжении пяти лет и продолжится в дальнейшем.

Сейчас мы видим, что провинция Синьцзян на западе страны превращается в лабораторию полицейского государства, где все и вся находится под наблюдением с помощью самых продвинутых электронных технологий. Совершенствование диктатуры будет продолжаться.

- Что вы можете сказать о внешней политике КНР?

- Китайская внешняя политика отличается своей напористой позицией. Инициатива «Один пояс – один путь» – это очень амбициозная глобальная программа, и, с точки зрения китайского режима, она крайне успешна. Это что-то вроде Плана Маршалла в мировом масштабе, в котором страны по всему миру будут вынуждены ориентироваться на Китай.

- Кстати, Австралия, США, Индия и Япония обсуждают создание международного инфраструктурного проекта, который может стать альтернативой инициативе «Один пояс – один путь». Чего хотят достичь эти страны?

- Думаю, их цель состоит в том, чтобы попытаться вместе найти согласованный ответ на экспансию Китая. И это действительно необходимо. Остальной мир должен найти коллективный способ чем-то ответить на возвышение КНР.

Сотрудничество с Китаем приносит свои плоды, но в то же время необходимо противостоять расширению влияния КНР в мире.

- Что вы можете сказать о влиянии Китая в Центральной Азии?

- В ЦА, как и за ее пределами, китайское влияние растет. Из-за инициативы «Один пояс – один путь», а также из-за экономической значимости Китая в Центральной Азии рост его влияния в этом регионе будет только продолжаться.

- Финляндия, Эстония и Норвегия намерены создать «Арктический коридор» – транзитный маршрут из Китая в Северный Ледовитый океан. Как вы оцениваете перспективы арктических проектов Китая?

- С приходом глобального потепления открывается северо-восточный морской путь, связывающий Атлантический океан с Тихим, сокращая расстояние между Западом и Востоком. «Арктический коридор» – это идея превращения Скандинавии в транспортный хаб с использованием северо-восточного морского пути. Для Китая это компонент его инициативы «Один пояс – один путь», поэтому Пекин, конечно, будет инвестировать в соответствующие порты и железные дороги.

Норвегия находится на западном конце северо-восточного морского пути, что дает стране новую важную геополитическую позицию. Таким образом, она станет более интересна Китаю. Это может быть объяснением того, почему Китай недавно «нормализовал» свои отношения с Норвегией (которые были приостановлены на шесть лет после присуждения Нобелевской премии мира правозащитнику Лю Сяобо). Для «нормализации» норвежской стороне потребовалось письменно пообещать, что она не предпримет никаких действий, которые могли бы нарушить гармонию между правительствами двух стран. С тех пор государство, ассоциирующееся в мире с триумфом демократии и прав человека, не дало ни одного комментария о нарушениях прав человека в Китае.

Комментарии
22 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Встреча Путина и Трампа высвечивает несколько тенденций, которые окажут большое влияние на развитие стран СНГ.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$716 млрд

составит военный бюджет США на 2019 г., который станет самым крупным в истории. В 2018 г. военный бюджет США равнялся $692 млрд.