22 Мая 2018 г.

«Провал проекта АЭС в Литве исказил восприятие Белорусской АЭС»

«Провал проекта АЭС в Литве исказил восприятие Белорусской АЭС»
Фото: strana-rosatom.ru

Противоречия между Беларусью, строящей Островецкую АЭС на западе страны, и ее литовскими соседями никак не утихают. БелАЭС отвечает всем требованиям безопасности нового поколения, что подтвердили эксперты МАГАТЭ. Однако Вильнюс продолжает «крестовый поход» против АЭС, пытаясь шантажировать Минск проблемами в отношениях с ЕС. Вопросы экономических и политических последствий запуска БелАЭС будут обсуждаться 25 мая в Санкт-Петербурге на конференции «Ситуация в регионе Балтийского моря после запуска Белорусской АЭС», которую проводит Российская ассоциация прибалтийских исследований. Накануне президент РАПИ, профессор СПбГУ Николай Межевич рассказал корреспонденту «Евразия.Эксперт» о причинах претензий литовской стороны к БелАЭС.

- Николай Маратович, БелАЭС строится в Беларуси, не имеющей выхода к Балтийскому морю. Как она может повлиять на энергетическую ситуацию в балтийском регионе?

- Балтийский регион в данном случае можно рассматривать как регион модельный, так как именно здесь в ближайшие годы мы будем наблюдать новые явления и процессы. Я имею в виду завершение строительства Белорусской атомной станции и соответственно перестройку всех энергетических сетей в республике. Завершение строительства Ленинградской АЭС-2 позволяет сказать то же самое применительно и к российскому северо-западу. Эти события будут проходить одновременно с десинхронизацией – выходом Эстонии, Латвии, Литвы из единой энергосистемы, объединяющей Беларусь и Россию. Именно поэтому внимание экспертов – как экономистов, так и технологов – все больше привлекает Балтийский регион.

В восточной части Балтийского региона эта проблематика стала очень актуальной и обсуждаемой. Мы наблюдаем конкуренцию крупных инфраструктурных проектов, российских и европейских, точнее балтийских, что не одно и тоже.

- Вильнюс не скупится на политические обвинения в адрес Беларуси из-за строительства новой АЭС. Почему это происходит?

- Ситуация объясняется следующим. В начале века закрылась по требованию ЕС построенная Советским Союзом Игналинская атомная станция. Увидев чудовищные последствия своей авантюры, политики Литвы начали задумываться о строительстве новой атомной станции. Несколько десятков миллионов разлетелось на презентации, переговоры и командировки. Проект закончился провальным референдумом и серией скандалов, в том числе коррупционного характера. Собственное неумение и техническая неготовность организовывать крупные инфраструктурные проекты привели Вильнюс к искаженному восприятию чужих инициатив.

При этом у Беларуси и России, что называется, «получилось» – Росатом готовится к запуску первого энергоблока БелАЭС в Островце уже в 2019 г. Минск стремится к переговорам об атомном сотрудничестве с соседями по Балтийскому региону. Но в Вильнюсе иной взгляд на эти вопросы. Президенту Литвы Дале Грибаускайте не нравится успешный проект в соседнем государстве, тем более, что Литва стремилась построить у себя новую АЭС. В этой ситуации правительству Грибаускайте остается только интриговать из ревности к успеху соседей.

Однако, по мнению экс-премьера Андрюса Кубилюса, после 2025 г. Литве будет трудно не впускать энергию с Белорусской АЭС из-за дефицита электроэнергии, а это не только позволит Беларуси зарабатывать на экспорте электроэнергии с БелАЭС, но и привяжет Литву к системе БРЭЛЛ.

- К чему приведут действия Литвы, если текущая политика ее руководства не изменится?

- Логика руководства Литвы сейчас такова, что, если США можно бросить многое на карту в борьбе с Северным потоком-2, то и Литва может в экономической сфере выступить против Беларуси и России.

Потеряв все правовые аргументы (законодательство ЕС, конвенция Эспо [Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте – прим. «Е.Э»], международное право), руководство Литвы вступило на путь, который приведет к экономической катастрофе в том случае, если он не будет скорректирован.

- Как вы оцениваете беспокойство Литвы по поводу «зависимости» в энергетике от России?

- В современном мире не существует полной независимости. Россия зависит от своих соседей, партнеров и других стран по сотням различных показателей. Никто не будет думать об электроэнергии в контексте конфронтации, если у нас хорошие отношения. Мы понимаем масштаб исторических проблем, никто не говорит о такой дружбе с Литвой, какая существует, например, между Россией и Беларусью. Здесь очень много факторов, которые не зависят от нашей власти, но мы хотим прагматичных отношений. Мы зависим от Литвы по калининградскому энергетическому узлу.

- В 2016 г. на страницах «Евразия.Эксперт» Вы сказали о том, что развитие атомной промышленности в отдельной стране дает системный эффект, позволяя осваивать ряд критически важных технологий. Какие тенденции вы наблюдаете в Беларуси?

- Я говорил тогда и подтверждаю сейчас, что опыт, знания, технологии, которые формируются в Беларуси в процессе строительства такого объекта как БелАЭС, гораздо шире задач и вопросов атомной промышленности. Это опыт внедрения современных технологий XXI века, которые потом «расходятся» по всему народному хозяйству. Он применим и на экспорт, к примеру, в строительстве.

Атомная станция качественно влияет на общий образовательный, технический уровень страны. Именно поэтому в Республике Беларусь ведущие технические вузы в сотрудничестве с российскими партнерами уже готовят специалистов для атомной промышленности. В БНТУ первый выпуск состоялся в 2013 г.

- Что вы будете обсуждать с белорусскими коллегами на конференции «Ситуация в регионе Балтийского моря после запуска Белорусской АЭС» в Санкт-Петербурге 25 мая?

- Я бы выделил следующий главный вопрос – перспективы экономической и технологической безопасности в регионе. Естественно, эти сюжеты группируются вокруг экономики и географии новых подключений БелАЭС. Увы, эти вопросы упираются в весь комплекс отношений Союзного государства и стран Прибалтики.

При очевидных недостатках той системы, которая когда-то называлась Советский Союз, в ее основе была очень рациональная и дорогостоящая вещь – общая транспортная и энергетическая инфраструктура. Хотя Советского Союза уже нет, энергетическая и транспортная инфраструктуры на сегодняшний день остались общие. Из этого вытекают некоторые наши взаимные беспокойства – на сегодняшний день не только электроэнергии не хватает, больше всего не хватает доверия.

Комментарии
20 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Прибытие всех первых лиц России в Беларусь стало не только нарушением принятой практики, но и явным сигналом – демонстрацией особого доверия союзнику. Состоявшийся в Минске Госсовет Союзного государства имеет далеко идущие последствия для двух стран.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

36%

составил рост товарооборота Вьетнама и стран ЕАЭС после заключения соглашения о зоне свободной торговли. В 2016 г. объем торговли составил $4,3 млрд, а в 2017 г. – $5,9 млрд – Евразийская экономическая комиссия