31 Января 2017 г.

Пять исторических мифов, опасных для белорусской государственности

Пять исторических мифов, опасных для белорусской государственности
Картина «Минск. 3 июля 1944 года». В. В. Волков.

В конце 2016 г. Верховная рада Украины и Сейм Польши приняли совместную «Декларацию памяти и солидарности», которая актуализировала в общественном сознании небезызвестный пакт Молотова-Риббентропа 1939 г. Авторы декларации свалили всю вину за развязывание Второй мировой войны на Советский Союз, парадоксальным образом забыв о Мюнхенских соглашениях 1938 г., санкционировавших агрессию по отношению к другому европейскому государству – Чехословакии. Не была названа агрессором и Польша, которая в 1938 г. отрезала себе кусок Чехословакии, удовлетворив собственные амбиции. Не было сказано и о том, что именно политика умиротворения фашистской Германии, проводившаяся западными державами, толкала СССР на сближение с Германией. Белорусский историк Валентин Стариченок анализирует 5 исторических мифов, опасных для государственности Беларуси.

Принятая в Польще «Декларация» – далеко не безобидная вещь, так как ее авторы транслируют в массы искаженную реальность, предлагая заменить советскую трактовку истории не менее идеологизированным подходом. Аргументы выстроены таким образом, чтобы не просто представить СССР агрессором, но и дискредитировать советское прошлое в целом.

О посвященных Второй мировой войне исследованиях, где раскрыты ее предпосылки, скрупулезно и тщательно подсчитан нанесенный ущерб, определена роль каждого из государств в ее развязывании, попросту забывают. Некоторые из недавно появившихся трактовок особенно опасны для Беларуси. Проанализируем 5 наиболее опасных мифов.

Миф № 1. Современная Беларусь и Украина – результат «агрессии»


Посмотрим, что произошло в 1939 г. Тогда СССР вернул территорию Западной Беларуси, которая была отрезана Польшей у Советской России в 1921 г. Международное сообщество, в том числе США, Англия и Франция, признали послевоенные границы СССР и тем самым прекратили споры, касающиеся взаимных обид и территориальных претензий отдельных государств друг к другу.

Но сегодня в отношении этих событий в Восточной Европе последовательно раскручивается тема «советской агрессии», которая бьет и по Беларуси. В рамках навязываемого исторического фрейма получается, что в 1939 г. не было никакого воссоединения Беларуси, а была лишь агрессия. За этим кроются опасные для нашей страны смыслы, которые расшатывают белорусскую идентичность, формируя у народа комплекс вины и создавая миф о «не-белорусскости» территории современной Беларуси.

Насколько деструктивна «Декларация памяти и солидарности» – видно хотя бы из того факта, что она тут же вбила клин между поляками и украинцами, власти которых этот документ приняли. 

Чем руководствовались украинские законодатели, когда голосовали за нее? Ведь итогом ими же осужденной «агрессии» стало присоединение к УССР нынешних Волынской, Ивано-Франковской, Львовской, Ровенской и Тернопольской областей.

И если полякам, вернувшим отобранное у Чехословакии, предъявить претензии непросто, то иначе складывается ситуация вокруг Украины. В ноябре 2016 г. на улицы Варшавы вышли тысячи поляков (по разным оценкам – от 75 до 100 тыс. чел.), многие из которых скандировали лозунг «От колыбели и до гроба, польский Вильнюс, польский Львов». А почему бы полякам и не поиграть в игры «восстановления исторической справедливости», – раз уж законодательная власть Украины сама признала, что ряд принадлежавших ей территорий достался ей в результате «агрессии».

Миф № 2. Сталинские репрессии и атомные бомбардировки


Однако аргументация по линии «СССР – агрессор», учитывая указанные выше факты, уязвима для критики. Поэтому конструируется более глобальный миф о преступности советского режима, – благо, сталинские репрессии дают нужную фактуру. Конечно, репрессии – явление жуткое. Однако их факт часто раздувается и используется для стирания светлых страниц советской истории. 

Представьте, что будет, если свести всю историю США к уничтожению индейцев и атомным бомбардировкам Японии, – и на этом основании запретить американскую идеологию и связанную с ней символику. Звучит абсурдно! Тогда почему так поступают в отношении советского прошлого?

В соседних с Беларусью государствах (Литва, Латвия и Украина) коммунистический режим приравнен к преступному, пропаганда коммунизма запрещена законом, а его нарушение грозит уголовной ответственностью. В Украине нарушителю грозит до пяти лет тюрьмы с конфискацией имущества, в Латвии – до пяти лет, в Литве – до двух лет.

Идет в этом направлении и польская партия власти «Право и справедливость». Первая попытка была предпринята в 2009 г. и оказалась неудачной: продвинуть соответствующий закон помешал Конституционный суд Польши, который в 2011 г. его оспорил. Однако новый закон, запретивший пропаганду символов коммунизма, не заставил себя долго ждать: в мае 2016 г. он был подписан президентом Польши Анджеем Дудой.

Вне зависимости от нашего отношения к СССР, ясно, что подобные законы принуждают имеющие глубокие связи с советским прошлым народы к забвению этого периода или к его исключительно негативной оценке. Под маркой переосмысления истории стирается историческая память как таковая. Слабость аргументации при этом компенсируется антисоветской пропагандой, угрозой жестких мер по отношению к инакомыслящим и блокированием диалога с оппонентами.

Миф № 3. Герои-преступники Великой Отечественной


«Преступность СССР» призвана формировать небывалый комплекс вины у потомков советского народа. Неожиданно наши предки, многие из которых являются героями той эпохи, стали стремительно маргинализироваться: людей, которые поддерживали советский строй и боролись за его сохранение, превратили в преступников в соседних с Беларусью странах.

Но ведь в Беларуси подавляющее большинство поддержало советскую власть, и многие защищали ее с оружием в руках. Именно здесь сопротивление оккупантам во время Великой Отечественной войны достигло исключительного размаха, а народ под красным знаменем уничтожал фашистов и ценой неимоверных усилий одержал победу. Из бывших партизан сформировалась белорусская партийная элита, а наиболее яркой фигурой послевоенной истории Беларуси является лидер БССР и Первый секретарь ЦК КПБ Петр Машеров (1918-1980 гг.) – доброволец Красной армии, подпольщик и партизан.

А нам предлагают псевдоисторический конструкт, делающий преступниками целую плеяду героев только на том основании, что они были коммунистами! Но в истории нельзя быть одновременно и победителем, и преступником. Поэтому, если Вы хотите маргинализировать белорусский народ, то героизируйте и восхваляйте  коллаборационистов. Большего унижения для белорусов трудно придумать, – заставить их покаяться за Победу.

Миф № 4. Нелегитимная БССР


БССР – это фундамент независимого белорусского государства, так как в пределах советской республики белорусы были цельным обществом. Мало кто оспаривал их право быть отдельным народом, – со своей территорией, со своей традицией, со своей культурой, со своей историей. Поэтому очернение советской эпохи делегитимизирует БССР (как якобы «черную страницу» белорусской истории) и разрушает историческую преемственность государства, которая четко прослеживается по линии «Тутэйшыя» – БССР – Республика Беларусь.

Конечно, корни белорусской традиции гораздо древнее. Однако она слишком долго находилась под внешним влиянием. И выхолащивание памяти о БССР, внутри которой собрался белорусский народ, растворит белорусскую идентичность, замкнув ее на бесконечных спорах о соотношении белорусскости и русскости, белорусскости и польскости, белорусскости и литовскости.

Миф № 5. Идеология, которая ведет в никуда


Многие исторические трактовки и интерпретации порождаются в борьбе идеологий, в ходе которой подрывается общественное согласие и вбивается клин между сторонниками разных точек зрения. Существует два способа построить идеологию, которая «ведет в никуда».

Первый способ – унизить прошлое народа. С этой целью и взращивается миф о «преступности всего советского», который дискредитирует ближайшую к нам по времени историческую эпоху. Второй способ – зеркальное отражение первого. Здесь культивируется более приятный, но не менее опасный миф. Называется он «реставрация Великого прошлого», которой занимается целая когорта «реставраторов».

Конечно, историю своей страны надо знать, в особенности ее героев, а о достигнутых ими успехах необходимо напоминать. Но коварство заключается в том, что силы интеллигенции бросаются не столько на изучение исторического наследия, сколько на возрождение того времени, которого уже нет и не будет. Мышление категориями бывших империй завышает ожидания современников, которые погружаются в сон истории и ждут, что величие прошлого обеспечит им величие настоящего, а их потомкам – величие будущего.

Конструктивный горизонт – это такой горизонт, который задает перспективу на новые открытия и достижения, объединяя людей в созидательной и конструктивной деятельности.

Настоящее при этом должно характеризоваться устойчивостью и стабильностью. Дискредитация прошлого выбивает почву из-под ног, а чрезмерное внимание к нему, вплоть до попыток «изобрести Великое прошлое», погружает интеллектуалов в грезы.

Обе альтернативы плохи тем, что отучивают мыслить категориями будущего. Когда героический народ начинает каяться за свою историю или когда он сокрушается по былому величию, – значит, что-то не так. Любой политический проект, ностальгирующий по воссозданию «Великого», – будь то СССР, Российская империя, Великое Княжество Литовское, Речь Посполитая или что-то еще, будет нежизнеспособным и оторванным от современных реалий. Ибо как бы того ни хотелось реставраторам прошлого, времена изменились настолько, что этого уже не вернуть. Поэтому в выигрыше окажется тот, кто будет не воссоздавать, а создавать.


Валентин Стариченок, кандидат исторических наук, доцент БГПУ (Минск)

Комментарии
26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат