05 Февраля 2018 г.

Пятеро одного ждут. США прониклись интересом к странам Центральной Азии

Пятеро одного ждут. США прониклись интересом к странам Центральной Азии
Фото: anna-news.info

Уход США из Центральной Азии, который прогнозировался после избрания президентом Дональда Трампа, похоже, откладывается. В попытках усилить свое влияние в регионе Штаты решили возродить встречи в, казалось бы, похороненном формате «С5+1». И главным объектом дипломатических усилий США может стать Узбекистан.

Вашингтонские встречи


Во второй половине января в Нью-Йорке состоялась встреча дипломатических представителей среднеазиатских стран СНГ и США в формате «С5+1». На ней присутствовали главы МИД Узбекистана А. Камилов, Казахстана К. Абдрахманов, Кыргызстана Э. Абдылдаев, Таджикистана С. Аслов, постпред Туркменистана при ООН А. Атаев, а также заместитель госсекретаря США Джон Салливан. Главный предмет переговоров – «вопросы укрепления региональной безопасности и противостояния современным вызовам и угрозам» – тесно связан с Афганистаном и является для Средней Азии вполне традиционным.

Как сообщает внешнеполитическое ведомство Узбекистана, в ходе переговоров обсуждались перспективы развития многостороннего взаимодействия в различных сферах и совместные проекты, которые должны это взаимодействие укрепить. Традиционным для встреч такого рода выглядит и обсуждение «актуальных вопросов укрепления региональной безопасности, противостояния современным вызовам и угрозам».

Основная интрига состоит в следующем: зачем американцам понадобилось возрождение формата «С5+1», который за время президентства Д. Трампа уже был основательно подзабыт?

Последняя встреча в этом формате, выдуманном США специально для Средней Азии, прошла в Гамбурге в декабре 2016 г., когда госсекретарем был еще Джон Керри. Сам по себе формат «С5+1», объединяющий США и пять среднеазиатских республик, был впервые представлен в сентябре 2015 г., когда состоялась встреча Дж. Керри с главами их МИДов в Нью-Йорке. И все последующие встречи в этом формате также проводились в период, когда Госдепартамент США возглавлял Дж. Керри. Когда президентом стал Д. Трамп, он сократил финансовую помощь странам Средней Азии, что позволило аналитикам говорить о снижении интереса США к этому региону.

Поле для злоупотреблений


При этом формат «С5+1» категорически не нравится России, вполне обоснованно рассматривающей его как инструмент, с помощью которого американцы пытаются вытеснить ее из Средней Азии. Не случайно в январе глава российского МИДа С. Лавров на пресс-конференции по итогам прошлого года заявил, что центрально-азиатские государства вправе иметь отношения с максимально широким спектром внешних партнеров. Но США используют такой формат сотрудничества отнюдь не для того, чтобы добиться экономического процветания региона, а исключительно для продвижения на его территории собственных геополитических интересов.

«Однако мы слышим о желании США несколько злоупотребить этим форматом и продвигать идеи, которые имеют отношение к тому, что еще при прежних администрациях называли проектом Большой Центральной Азии, – отметил С. Лавров, – Уверен, что если это так и если подобные замыслы будут продвигаться нашими американскими коллегами на встречах с центральноазиатскими друзьями, то все они будут видеть ущербность подобных попыток, которые, собственно, продиктованы не интересами экономического развития, а чисто геополитикой».

Главная цель проекта «Большой Центральной Азии», урезанным вариантом которого по сути является формат «С5+1» – обеспечить геополитический и геоэкономический отрыв этого региона от России и Китая, интегрировав его с соседними государствами Среднего Востока и Южной Азии под патронажем США.

Это позволило бы американцам закрепиться в Центральной Евразии, не имеющей выхода к мировому океану, но занимающей крайне важное стратегическое положение на границах между Россией, Китаем и Ираном. Слабое звено этого проекта – экономика. Большая часть внешней торговли приходится на Россию и Китай, а прокладке новых трубопроводов, энергосетей и дорог мешает растущая нестабильность в Афганистане.

Повторение пройденного


Прощупывать возможности «возрождения» формата «С5+1» американцы начали недавно. По-видимому, первый шок от избрания Д. Трампа уже прошел, и в Госдепартаменте задумались над тем, как задействовать свои прежние геополитические рычаги. Так, 12 января первый заместитель помощника госсекретаря в Бюро по Южной и Центральной Азии Элис Уэллс сообщила, что Штаты намерены провести встречу глав среднеазиатских МИДов и госсекретаря США в одной из стран региона.

Более того, данный формат, получил поддержку со стороны президента Д. Трампа и дополнительное финансирование, выделенное Конгрессом.

«Мы считаем, что партнерство «С5+1» – это конструктивный и продуктивный формат, – заявила в ходе телефонного брифинга Элис Уэллс, – Несмотря на то, что он был запущен прежней администрацией, он нашел полную поддержку нынешней администрации, поддержку господина Трампа. Наш государственный секретарь Тиллерсон в Нью-Йорке встречался в формате «С5+1» со своими коллегами. Он в будущем собирается запланировать встречу в Центральной Азии, также мы получили поддержку Конгресса, который выделил $15 млн на укрепление этого формата». Объем выделенных Конгрессом средств невелик, но в самом заявлении явно содержится заявка на активизацию политики США в Центральной Азии.

В пользу этого говорят и другие признаки. 17 января в Вашингтоне состоялась встреча главы внешнеполитического ведомства Узбекистана Абдулазиза Камилова с заместителем госсекретаря США по политическим вопросам Томасом Шенноном, на которой обсуждалось состояние и дальнейшее развитие двухсторонних отношений. 19 января глава узбекского МИДа встречался с заместителем госсекретаря США Джоном Салливаном в формате «С5+1». 22 января Абдулазиз Камилов выступил на брифинге в Конгрессе США, который был посвящен итогам первого года президентства Шавката Мирзиёева. В этот же день в Институте Центральной Азии и Кавказа состоялся экспертный форум, на котором обсуждалась новая внешняя политика Узбекистана.

США активно интересуются Узбекистаном, рассматривая отношения с Ташкентом как потенциальный рычаг для укрепления своего влияния в регионе. На мероприятиях в Конгрессе и Институте Центральной Азии благожелательный отклик вызвали прежде всего усилия Ташкента по налаживанию отношений с соседями, а также улучшение отношений с Вашингтоном. Если США действительно планируют сделать ставку на взаимодействие с Узбекистаном, их дипломатический интерес к Ташкенту в ближайшее время должен заметно возрасти.


Александр Шустов, международный обозреватель, кандидат исторических наук

Комментарии
26 Августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Назначение послом России в Беларуси Михаила Бабича означает новый этап в российско-белорусских отношениях.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат