05 Февраля 2019 г.

Распад или расширение: что ждет Евросоюз в 2019 году

Распад или расширение: что ждет Евросоюз в 2019 году
Фото: cnn.com

Несмотря на то, что Евросоюз предоставляет своим странам-членам множество выгод, внутри него за долгие годы назрело не меньшее количество противоречий. Брекзит, миграционный и финансовые кризисы, бойкоты решений ЕС со стороны «стран-новичков» – лишь наиболее яркие их проявления; линии разлома в Европе становятся все глубже. О судьбе европейского «общего дома» и перспективах расширения ЕС в 2019 г. читайте в статье доктора политических наук, доцента СПбГУ, советника президента Российской ассоциации прибалтийских исследований Натальи Ереминой специально для «Евразия.Эксперт».

Принципы интеграционного движения


Интеграция – это процесс, который протекает вертикально и горизонтально, формируя взаимосвязанные между собой уровни единой экономической и даже политической системы. На этом пути создаются новые (союзные, интеграционные) институты и вырабатывается новое право. Интеграционные объединения позволяют странам-союзникам прилагать совместные усилия в решении сложных задач, сообща открывать новые рынки, развивать безопасность и упрочивать положение на мировой арене и международных рынках. Поэтому интеграционное движение протекает повсеместно, однако его лидером безоговорочно называют Европейский союз. В рамках Общего рынка странам-участницам удалось сначала стабилизировать экономическое развитие, а затем и улучшить его. Но главным позитивным итогом стало обеспечение безопасности, так как страны внутри ЕС признают друг друга союзниками.

В ходе интеграционного движения совокупно экономические и политические аспекты интеграции начинают влиять не только на сам союз, но и на страны, находящиеся вне его. Так, например, в интегрирующихся странах улучшается экономическое положение, снижается инфляция, постепенно большее число государств примыкает к союзу. В дальнейшем срабатывает эффект домино: чем больший союз представляют страны, тем стабильнее экономическое развитие союза в целом, и чем большее их число в него входит, тем активнее наращивается внутренний региональный продукт, что улучшает позиции интеграционной группировки в целом. Те же страны, что не входят в этот союз, испытывают разные сложности. Поэтому неудивительно, что сейчас государства уже не ставят вопрос о том, участвовать ли в интеграционном движении.

Главное в интеграционном движении в этом контексте – это, во-первых, согласие государств-членов с общими решениями.

Если согласие трудно достижимо, они начинают пробуксовывать. Сохранять согласие могут лишь государства, в наибольшей степени интегрированные не только экономически, но и культурно и даже ментально. В настоящее время очевидно, что в составе ЕС находятся разнородные не только с точки зрения экономики, но и политики, идей о будущем, представлений о прошлом, позиций по отношению к консерватизму и либерализму страны. Поэтому неудивительными стали конфликты и даже судебные разбирательства ЕС с отдельными странами-членами. Особенно часто с Польшей и Венгрией.

Во-вторых, важны качественные отклики на количественные вызовы. Например, расширение ЕС должно всегда сопровождаться качественными изменениями, связанными с реформированием коммунитарного права и развитием институтов. Иначе неизбежно рано или поздно государства, которых призывают исполнять коммунитарное право, но которые не имели возможности влиять на него, так как вступили в ЕС позднее, захотят либо более масштабного участия в интеграции и учета их мнения, либо просто будут бойкотировать решения ЕС. Это мы как раз наблюдаем на примере действий так называемых стран-новичков.

В-третьих, важны стабильные внешнеполитические условия, ведь в ходе любого регионального конфликта в интеграционных группах возникают линии разлома по вопросу отношения как к самому конфликту, так и к его участникам. Помимо этого, конфликты всегда связаны с ухудшением экономических возможностей и изменяют позиции интеграционной группы в сфере безопасности, которая является для него приоритетной.

В-четвертых, необходима способность к глубокой интеграции, которая предполагает делегирование определенных полномочий от государств к коммунитарным институтам. Это самый сложный аспект интеграции, так как сопровождается динамичным конфликтом национального и наднационального элементов. Например, позиция Британии, высказанная в ходе референдума по брекзиту, – это именно рефлексия на данный аспект и неготовность или даже неспособность страны к глубокой интеграции.

При этом европейскую интеграцию сравнивают с велосипедом. Он должен двигаться, иначе неизбежно падение.

Это движение можно понимать как направленное либо на глубокую интеграцию, либо на количественное расширение. Поскольку брекзит поставил предел глубокой интеграции, сейчас активно начинает прорабатываться сценарий количественного расширения. Однако оно понимается именно в контексте расширения экономических возможностей ЕС благодаря заключению соглашений об ассоциации с государствами, желающими сотрудничать с ним.

Вызовы брекзита


Исходя из этих позиций, имеет смысл говорить о дальнейшем развитии ЕС в краткосрочной перспективе и о возможностях расширения интеграционной группы. Кроме того, поскольку в следующем году состоятся выборы в Европарламент, этот фактор стоит признать также значимым в поисках ответа на вопрос о возможном расширении.

По всем указанным аспектам ответ получен в рамках брекзита, история с которым еще не завершена, но который подтвердил значимость национального суверенитета для государств – членов ЕС. Особое внимание стоит обратить на рост национальных чувств и стремление ряда государств к сохранению национального суверенитета, вызванные уже не столько самой интеграцией, сколько миграционным кризисом и беспрецедентным потоком иноэтничных беженцев. Прошедшие в 2018 г. национальные выборы также продемонстрировали значительное влияние крайне правых партий, что в дальнейшем скажется на выборах в Европарламент в мае 2019 г. С учетом очевидного усиления крайне правых партий можно говорить о трансформации европроекта в целом.

Таким образом, в 2019 г. сложится ситуация, когда большое число правых радикалов, националистов и популистов придет не только во многие национальные парламенты, но и укрепит свои позиции на наднациональном уровне.

Этого уже достаточно для того, чтобы определить невозможность как глубокой, так и количественной интеграции в краткосрочный период. Хотя комиссия Юнкера ранее высказала мнение о необходимости глубокой интеграции, а не расширения. Здесь стоит вспомнить, что ранее расширения ЕС были связаны не столько с экономическими, сколько с политическими задачами. Также в расширении решался вопрос борьбы фундаментальных интересов и так называемых фундаментальных ценностей. А поскольку задача расширения после крушения СССР воспринималась как политическая миссия, то именно политический флер по-прежнему продолжает оказывать свое влияние на вопрос возможного расширения ЕС в дальнейшем.

Поэтому в следующем году можно прогнозировать мягкий подход к вопросам расширения. Он выразится, например, в разработке новых вариантов для более углубленного сотрудничества со странами Восточного партнерства. Видимо, ЕС будет готов предложить программу взаимодействия не только Западным Балканам, но даже Турции.

В рамках нового парламента могут прорабатываться альтернативные форматы взаимодействия с ЕС – они будут направлены не только на ассоциированных членов, но и даже на страны – члены ЕС («членство с пониженным статусом», «статус ассоциированного члена» и др.).

Интерпретация статуса и характеристик членства повлияет на формирование разнообразных мини-союзов внутри самого ЕС, в котором уже утвердились линии разлома. Пониманием этой ситуации, в частности, объясняется стремление Брюсселя оказать большую финансовую помощь странам Южной Европы. Так Евросоюз стремится значительно сократить дисбаланс и диспаритет в развитии Севера и Юга, но одновременно с этим усиливает разрыв между «старым» и «новым» ЕС.

Указанные тенденции говорят о неизбежном замедлении интеграционного движения в целом, тем более это очевидно в условиях обострения конкуренции, потери уверенности во взаимодействии ЕС с главным партнером – США, притом, что давление с их стороны в последнее время постоянно усиливалось и наиболее отчетливо выразилось в налоговой войне и противостоянии вокруг Ирана. Перед ЕС в 2019 г. главный вопрос будет состоять все же не в расширении интеграционной группы или углублении интеграционного движения, а в сохранении консенсуса между государствами – членами ЕС.


Наталья Еремина, доктор политических наук, доцент СПбГУ, советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований

Загрузка...
Комментарии
24 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

В Венесуэле оппозиция пытается сместить действующего президента, США вмешались неожиданно грубо во внутренний конфликт.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

31%

составил рост инвестиций в Казахстан из стран Евразийского союза с января по сентябрь 2018 г., достигнув $1,2 млрд

Mediametrics