09 Декабря 2019 г. 18:37

Расширение продолжится: НАТО рано списывать со счетов

Расширение продолжится: НАТО рано списывать со счетов
Фото: stirileprotv.ro

3-4 декабря в Лондон съехались лидеры стран НАТО для участия в саммите, посвященном 70-летию блока. Однако развернувшаяся в преддверие мероприятия полемика относительно эффективности Альянса и роли его отдельных членов вывела на первый план повестки вовсе не юбилейную дату. О том, что обсуждали члены НАТО в ходе саммита и как достигнутые ими договоренности повлияют на будущее организации, специально для портала «Евразия.Эксперт» проанализировал доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России Сергей Веселовский.

На этой неделе в Лондоне прошел очередной саммит лидеров 29 стран – членов НАТО, приуроченный к 70-летию создания Альянса. Обычно такие мероприятия проходят в теплой и непринужденной обстановке, располагающей к воспоминаниям о достигнутых за истекший период успехах, демонстрации сплоченности и решимости и дальше отстаивать интересы мира, безопасности и демократических ценностей. Однако в этот раз уже заранее было понятно, что сценарий мероприятия, скорее всего, будет несколько менее праздничным, чем это представлялось организаторам.

Возмутители спокойствия


Главным виновником стал даже не традиционный возмутитель спокойствия последних лет – президент США Дональд Трамп, неоднократно нарушавший атмосферу единства довольно резкими заявлениями об «отжившей свое» НАТО и необходимости увеличения военных расходов отдельных членов. В этом вопросе у американского лидера есть хоть и скромные, но все же успехи: еще накануне саммита в НАТО согласовали сокращение размера взноса США в относительно скромный центральный бюджет Альянса (его размер – $2,5 млрд). Со следующего года США будут вносить 16% от его общего объема (ранее было 22%) наравне со вкладом Германии. Кроме того, ранее страны НАТО все-таки приняли на себя обязательство увеличить расходы на оборону до 2% ВВП к 2024 г. (в настоящее время только 8 из 29 стран –членов Альянса достигли этого уровня военных трат). Тем не менее, власти Германии уже заявили, что придут к этой цифре не ранее 2031 г.

Основная заочная полемика перед саммитом развернулась между лидерами Франции и Турции.

В своем недавнем интервью журналу «Экономист» Эммануэль Макрон заявил, что «в настоящее время мы переживаем смерть мозга НАТО» и что Европа в целом «стоит на краю пропасти». Столь жесткие оценки вызвала военная операция Турции на севере Сирии против курдских формирований, которые, по мнению французского лидера, сыграли важную роль в победе над «Исламским государством»* и заслуживают иного отношения. Реджеп Эрдоган в долгу не остался и в свойственной ему прямолинейной манере ответил Макрону, что если у кого-то мозг и умер, то у самого французского президента. Кроме того, турецкий лидер заранее объявил, что заблокирует любые предложения об отдельных программах помощи странам Прибалтики и Польше в рамках борьбы с российской агрессией, если страны – члены НАТО откажутся признавать курдские формирования в Сирии террористическими, а борьбу турецких вооруженных сил с ними – законной.

Обмен колкостями


Наверное, единственным скандальным инфоповодом на самом саммите стали случайно ставшие достоянием широкой общественности нелицеприятные ремарки премьер-министра Канады Джастина Трудо по поводу страсти Трампа проводить пресс-конференции, за что тот получил от американского лидера обвинения в двуличии. Хотя ходят слухи, что и на планерном заседании Макрон и Эрдоган обменялись колкостями, все это осталось в пределах закрытой переговорной комнаты.

Кстати, Трамп на полях саммита провел с лидерами Турции и Франции двусторонние встречи. Эрдогана американский лидер похвалил и поддержал, а Макрона за его высказывания о НАТО раскритиковал, назвав их «мерзкими». Впрочем, на позицию американского президента могло повлиять и недавнее решение французских властей ввести так называемый «цифровой налог», который ударит по высокотехнологичным американским компаниям и, очевидно, приведет к новому витку двусторонней торговой войны, ставшей за последние годы уже довольно обыденным явлением в мировой политике.

Подведение итогов


Итоги саммита доверили подвести на пресс-конференции генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу, который сразу же отметил: «Встреча еще раз показала, что НАТО – единственное место в Европе, где Европа и Северная Америка на ежедневной основе ведут обсуждения, принимают решения и действуют». Далее он перечислил основные решения саммита: повышение боеготовности вооруженных сил стран-членов Альянса, включение космоса в перечень операционных пространств НАТО (наряду с землей, воздухом, водой и киберпространством), усиление борьбы с терроризмом в Афганистане и Ираке, а также с новыми гибридными угрозами, укрепление защиты телекоммуникационной и энергетической инфраструктуры. Отдельно Столтенберг остановился на увеличение военных расходов членов Альянса: к 2024 г. они будут тратить на оборону совокупно на $400 млрд больше, чем сейчас. Применительно к России страны–члены хотели бы поддерживать диалог по контролю над вооружениями.

Впервые, по словам Столтенберга, обсуждались вызовы, угрозы и возможности, которые представляет возвышение Китая, в том числе с точки зрения того же контроля над вооружениями.

Тема российской угрозы в целом и вмешательства России во внутренние дела соседних стран в частности, не звучала, равно как оценка военной операции Турции в Сирии. Похоже, что и программа помощи странам Балтии и Польше была как минимум отложена – на прямой вопрос о ней представителя «Рейтер» генсек НАТО не сказал ничего конкретного.

Что показал саммит?


В целом по итогам саммита можно констатировать, что прошел он относительно буднично. Но это и неудивительно – для многих лидеров стран Альянса сейчас есть гораздо более срочные и важные вопросы. Трампа, очевидно, больше занимает запущенная против него процедура импичмента и относительно туманные перспективы быть переизбранным на второй срок. Борис Джонсон в преддверии досрочных парламентских выборов на следующей неделе боится любого неверного шага, который может стоить ему голосов. Макрон встречает экватор своего президентского срока с целым ворохом социальных проблем и нескончаемыми акциями «желтых жилетов». Эрдоган пытается пресечь в зародыше любые намеки на независимое курдское государство, в том числе и силовыми методами, а Ангела Меркель занята мыслями о как можно более гладком транзите власти в своей партии.

В этом смысле время проведения саммита было выбрано не самое удачное, но вряд ли организаторы догадывались обо всех этих нюансах, когда планировали мероприятие.

70 лет – солидный срок для любой организации. В последнее время все чаще можно слышать мнение российских экспертов, что НАТО больше не отвечает интересам основных его членов, а взаимные претензии и обиды в относительно недалекой перспективе приведут к ее распаду, несмотря на традиционные для каждого саммита декларации о евроатлантическом единстве. Однако представляется, что ситуация несколько сложнее.

В истории НАТО уже были сложные периоды, например, Суэцкий кризис 1956 г, ставший результатом не самых продуманных действий Великобритании и Франции, или обсуждение потенциальной военной операции Альянса в Ираке в 2003 г, против которой жестко выступили Франция и Германия. Начало 1990-х гг, когда под потенциальной угрозой закрытия НАТО пришлось искать новую миссию в радикально изменившемся мире, также не было безоблачным.

Но выживаемость той или иной организации обусловлена в том числе ее способностью быстро адаптироваться к новым реалиям.

И НАТО в обозримой перспективе сохранит свою актуальность по трем основным причинам:

1. Для стран Запада НАТО фактически безальтернативна. Все проекты в области безопасности в рамках Европейского союза оказались несостоятельными. Несмотря на существующие проблемы и разногласия сохранение евроатлантического сотрудничества в области безопасности все еще отвечает интересам стран по обе стороны Атлантики;

2. Постоянно расширяющаяся и усложняющаяся повестка дня в области безопасности дает НАТО дополнительные возможности. Важно, что Альянс не застыл в форме исключительно военного блока, а умело подстраивается под новые вызовы и угрозы, в том числе в области борьбы с терроризмом, в киберсфере, в части защиты технологической инфраструктуры и т.д.;

3. НАТО продолжает расширяться (в июне 2017 г. в Альянс вступила Черногория), и для целого ряда государств, например, Украины и Грузии, членство в ней остается одной из главных внешнеполитических целей, если не сказать мечтой.

В этой связи чем раньше Россия и НАТО придут к пониманию необходимости выработки нового эффективного механизма взаимодействия, тем лучше будет для обеспечения европейской безопасности и не только. Накал страстей понемногу утихает, и на его место неизбежно должен прийти прагматичный формат взаимодействия.


Сергей Веселовский, доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России


* «Исламское государство», ИГ, ИГИЛ* – запрещенная в России террористическяая организация – прим. «Е.Э»

Загрузка...
Комментарии
16 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

5 вопросов о значении «исторического послания» В.В.Путина для внешней политики Кремля.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2019 году
инфографика
Цифра недели

$400 млн


выделил «Беларуськалию» Евразийский банк развития в рамках финансирования оборотного капитала и инвестиционной программы

Mediametrics