20 Ноября 2018 г.

Решение Москвы о маршруте «Турецкого потока» определит отношения с ЕС – турецкий эксперт

Решение Москвы о маршруте «Турецкого потока» определит отношения с ЕС – турецкий эксперт
Фото: kommersant.ru

Отношения России и Турции, пошатнувшиеся из-за кризиса 2015 г., похоже, окончательно пришли в норму. Лучшим подтверждением тому служит совместная реализация странами такого масштабного проекта, как газопровод «Турецкий поток». 19 ноября президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган открыли первую нитку «Турецкого потока». Лидеры двух стран также провели в Стамбуле встречу один на один, на которой затронули актуальные вопросы двусторонних связей и сирийскую тематику. Подробнее о том, как развивается российско-турецкое сотрудничество, что происходит в отношениях Анкары и Вашингтона, каковы перспективы дедолларизации и проекта «Турецкий поток» в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал турецкий политолог, президент Института стратегических перспектив в Турции Мехмет Фатих Оцтарсу.

- Господин Оцтарсу, Россия и Турция 19 ноября открыли первую нитку «Турецкого потока». Как вы оцениваете его перспективы, какие выгоды он сможет принести странам-участницам и кто к нему может присоединиться?

- «Турецкий поток» – это хороший пример надлежащих отношений между странами. Как реальная инициатива, он далек от сентиментальных разговоров. Россия и Турция в прошлом уже реализовали проект «Голубой поток».

После российско-турецкого кризиса в 2015 г. проект строительства «Турецкого потока» можно воспринимать как важное достижение в отношениях.

Ожидается, что Турция будет потреблять 15,75 млрд куб. м газа ежегодно. Роль Турции очень важна – она будет энергетическим коридором, и это позволит ей улучшить свои геополитические позиции в регионе. Маршрут пойдет от турецкой границы к Балканскому полуострову. Пока мы не знаем, что будет с Болгарией и Грецией, решение остается за Москвой. Это также определит отношения с Евросоюзом.

- Россия, Китай, Турция, Индия и Иран стараются избавиться от долларовой зависимости. Например, Иран и Турция осуществляют расчеты в национальных валютах. Как вы оцениваете перспективы сотрудничества между этими странами в вопросе дедолларизации?

- Избавление от долларовой зависимости не будет простым. Здесь есть две основные проблемы. Во-первых, что будет предложено в качестве нового решения? Кто станет новой доминирующей экономической силой? Конечно, данные страны могут организовать взаимную торговлю без доллара, но в целом существует организационная проблема, что ясно, если взглянуть на прошлый опыт институционализации на региональном и международном уровне. Какого типа группа будет организована? ЕАЭС или ШОС в такой ситуации не подойдут. К многополярным экономическим инициативам есть много вопросов. Видны хорошие намерения и соответствующая риторика, но действенного решения пока не найдено.

- Россия, Турция и Китай – лидеры по числу новых предприятий с иностранным капиталом в Узбекистане. Почему интерес этих стран к Ташкенту так сильно вырос?

- Узбекистан – это важная точка в Центральной Азии. Другие государства заинтересованы в инвестициях в эту страну, поскольку это влияет на региональную экономическую политику в целом.

Во-первых, администрация президента Узбекистана Шавката Мирзиёева создала атмосферу доверия для инвесторов, это значительная мотивация.

Россия является важным актором в регионе. У отношений между ней и Узбекистаном глубокие исторические корни. Однако мы не можем отрицать влияние России в экономическом измерении.

Китай продвигает свою инициативу «Один пояс – один путь». На сегодняшний день Узбекистан крайне важен для этого проекта.

У Турции есть культурные связи с Узбекистаном, однако ее роль не так велика, как роль двух других стран. Также в список следует включить Южную Корею, поскольку в Узбекистане большое количество южнокорейских компаний. Для Сеула Узбекистан является важной стратегической точкой, а также страной, которая приняла огромное количество корейских мигрантов в советский период. Поэтому мотивация Кореи похожа на турецкую.

Узбекистан, как своего рода перекресток, где встречаются иностранные инвестиции, имеет возможность стать восходящей звездой региона.

- Россия, Индия и Иран разработали новый проект, альтернативу Суэцкому каналу – Транспортный коридор «Север – Юг». Он будет включать морские, железнодорожные и сухопутные маршруты для транспортировки товаров без использования Суэцкого канала. Как вы оцениваете перспективы этого проекта?

- МТК «Север – Юг» – это эффективный проект, который свяжет Индию и Европу. Россия, Иран и Индия подписали первое соответствующее соглашение еще в 2002 г. Ожидается, что в год маршрутом будут пользоваться 1,5 млн пассажиров, он будет использоваться для перевозки 5 млн тонн грузов.

Важная роль в создании маршрута принадлежит Ирану и Азербайджану. Вероятность включения Турции в проект предсказать пока нельзя, поскольку есть риск, что в случае ее участия маршрут не пойдет по Кавказскому региону. С другой стороны, обойти Турцию было бы выгоднее, поскольку в этом случае маршрут будет короче. Возможно присоединение к этому МТК железной дороги Баку – Тбилиси – Карс.

- Что сейчас происходит в отношениях Турции и США? Собираются ли страны нормализовать их?

- Отношения США и Турции всегда были непростыми из-за меняющейся политической ситуации. Недавно в этих отношениях произошел кризис из-за случая с Эндрю Брансоном (американцем, задержанным в Турции по подозрению в организации госпереворота – прим. «ЕЭ»), что негативно сказалось на взаимном доверии.

США заявили о позиции противодействия некоторым членам Отрядов народной самообороны и депортировали члена движения Гюлена. На самом деле депортация не была связана с членством в этой организации, но некоторые турецкие медиа восприняли это как зеленый свет для процесса нормализации.

Наиболее важной остается традиционная американская политика, и в ней ничего не изменится. Турция и США будут продолжать подчеркивать собственные интересы и вступать в словесные перепалки.

- По-вашему, возможна ли депортация Фетхуллаха Гюлена в Турцию?

- Сейчас она, скорее всего, невозможна, учитывая предыдущие решения США по этому делу. Когда Турция просила о депортации, американская сторона отвечала, что существуют бюрократические проблемы. Если мы посмотрим на другие подобные дела, например, с членами Рабочей партии Курдистана в Европе, то увидим, что и там Турция добилась тех же результатов.


Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

70,4%

голосов набрал блок «Мой шаг» Никола Пашиняна на парламентских выборах в Армении