15 Октября 2018 г.

Ричард Саква: «Оборонный союз ЕС против России станет катастрофой»

Ричард Саква: «Оборонный союз ЕС против России станет катастрофой»
Фото: cms.qz.com

Нынешний период для Европы характеризуется приближением значительных перемен: с одной стороны, скоро ЕС покинет Великобритания, но, с другой, активно обсуждается перспектива расширения Евросоюза на восток, в том числе на Балканы. Однако, по мнению британского политолога, профессора российской и европейской политики в Кентском университете в Кентербери Ричарда Саквы, балканские страны не готовы к вступлению в союз. Собеседник «Евразия.Эксперт» рассказал о том, к каким последствиям приведет брекзит, возможно ли сближение Европы и России и будет ли создан европейский оборонный союз.

- Господин Саква, агентство Bloomberg сообщает, что правительства Британии и Германии ведут переговоры о введении новых санкций против России в связи с обвинениями в кибератаках. Что вы думаете об этой инициативе?

- Мы знаем, что Великобритания больше остальных хочет ввести как можно более жесткие санкции, но в то же время Германия этому противится.

Канцлер Германии Ангела Меркель понимает, что примерно полдюжины стран ЕС желают начать действовать вне рамок санкций, и недавно у нее состоялась встреча с президентом России Владимиром Путиным в Мезебурге, так что я не думаю, что стоит ожидать новую волну европейских санкций.

- 29 марта 2019 г. Британия официально выйдет из Евросоюза. К каким последствиям это приведет и как это скажется на ЕС и самой Британии?

- Это объемный вопрос, на который сложно дать ответ. Я выражусь следующим образом: последствия для Соединенного Королевства будут огромные. Для Англии, Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии они будут различными из-за напряженностей в рамках конституции Соединенного Королевства. Пока мы просто не знаем, какими именно будут эти последствия, поскольку нам неизвестны условия выхода из ЕС.

Мы не знаем, каковы расклады с переговорами, останется ли Британия в таможенном союзе, будет ли осуществлен ее план. Нам известно только, что это будет шоком для Соединенного королевства после 46 лет членства. Так что последствия будут огромными.

Я не думаю, что брекзит значительно повлияет на Евросоюз. В какой-то степени эффект будет даже положительным, поскольку это позволит ЕС развить сильную идентичность во внешней и оборонной политике.

- Как, на ваш взгляд, будут развиваться события после брекзита? Могут ли другие страны выйти из ЕС?

- Один из наиболее важных аспектов переговоров касается того, чтобы Британия не могла выйти и в то же время сохранить за собой преимущества единого рынка и таможенного союза. Это невозможно.

У Британии не может быть привилегий без обязательств.

Опросы общественного мнения показывают, что со времени голосования по брекзиту эту идею поддерживает еще больше людей по всему Евросоюзу. Если говорить о других странах ЕС, то они не захотят выходить из союза. Они увидят, к чему приведет выход Британии – она в итоге окажется в худших условиях, чем при вынужденном членстве.

- Германия хочет в противовес США построить собственный оборонительный союз с Францией и другими странами ЕС. Зачем это нужно Меркель и сможет ли Германия создать такой союз?

- Я до конца не уверен в том, что они действительно создадут такой союз. Очевидно, он нужен, поскольку Дональд Трамп явно продемонстрировал, что он не настолько привержен НАТО, Европейскому союзу и Атлантической системе в целом. Поэтому Германия встала во главе того, что называется международным порядком. В то же время она начинает возвращаться к своей традиционной позиции, которая предполагает сотрудничество с Москвой. А оборонный союз против России стал бы катастрофой.

Но оборонный союз не означает новое НАТО – он означает, что ЕС станет более независимым в вопросах обороны и безопасности. Вот зачем он им нужен – из-за того, что старые послевоенные системы начинают разваливаться.

- Министр иностранных дел России Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам встречи с итальянским коллегой Энцо Моаверо-Миланези заявил о необходимости активизации диалог России и Евросоюза. На ваш взгляд, возможно ли это?

- Этот диалог уже начинается. Мы видели это на встрече в Петербурге. Мы также видели это после того, что произошло с иранской ядерной сделкой. Процесс уже запущен.

Мне говорили, что на последней сессии, когда ЕС решал вопрос о продлении санкций против России, Ангела Меркель надеялась на то, что Германия могла бы отойти от санкций и начать новый диалог. Так что это возможно. Интенсифицировать диалог можно, выбрав многоплановые вопросы: миграцию, Иран и, конечно, Украину. Европа здесь должна показать свое лидерство.

Насколько хороши перспективы? Я думаю, 50 на 50. Ясно, что старая система разрушилась, а новую не строят. Но она нужна. Любой новой системе будет нужна Россия. Мы видели, что Меркель защищала «Северный поток – 2». Поэтому совершенно ясно, что потенциал есть, равно как и в случае Италии, чей министр также призвал к диалогу. Юнкер тоже хочет диалога. Федерика Могерини также говорила об этом. Да, возможно, момент настал. Но нам не стоит недооценивать способность атлантических сил подрывать панконтинентальные европейские инициативы, частью которых является Россия.

- Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер призвал ускорить включение Балканских стран в ЕС. На ваш взгляд, готовы ли сегодня Балканские страны вступить в ЕС?

- Очевидно, что Балканские страны не готовы к вступлению в ЕС.

Мы видим, что уже есть первопроходцы в лице Румынии и Болгарии, которые стали членами союза. Я думаю, стратегическая позиция на вступление и приближение к Евросоюзу весьма возможна. Но мы должны также знать, что расширение ЕС и расширение НАТО – две разные вещи. Вы видели голосование в Северной Македонии. Несколько недель назад там рассматривался вопрос о присоединении сразу и к ЕС, и к НАТО, и вы видели весь сопутствующий этому негатив. Это было весьма глупо. Западные державы вложили большие деньги, приехало множество людей.

Расширение ЕС – это хорошо для России, для балканских стран, но я не уверен, насколько это хорошо для «старой Европы». Расширение НАТО, в свою очередь, плохо и для России, и для европейской безопасности.

Здесь нам нужен концептуальный сдвиг, чтобы европеизировать Европу. Другая задача – найти новое лицо панконтинентального европеизма. Москва хочет этого, Берлин хочет этого, Рим хочет этого. Единственные, кто этого не хотят – это Лондон и Вашингтон. Лондон сейчас оттеснен на обочину, а Вашингтон дезорганизован.

- Одной из серьезных проблем Европы является миграция. Почему европейские страны не могут найти общий язык по этому вопросу? Как это сказывается на экономиках стран – членов ЕС? Будет ли эта проблема усиливаться?

- Если говорить о миграции внутри ЕС, то она крайне полезна и необходима для закрытия дефицита рабочей силы после брекзита. Поэтому внутренняя миграция – это хорошо. Но вы знаете, что страны Прибалтики потеряли четверть своего населения с тех пор, как присоединились к ЕС, а в этом нет уже ничего хорошего.

Общий язык по вопросу миграции не был найден, поскольку Венгрия и некоторые другие страны отказались принимать определенные количества мигрантов. Миграция стала серьезной проблемой, и она станет еще серьезнее из-за огромного миграционного потока из Африки к югу от Сахары. Беженцы из Сирии и Афганистана – это совершенно другой вопрос.

Миграционный кризис, определенно, только усилится и, возможно, в итоге станет экзистенциальным вопросом для будущего всего Европейского союза.

Мы говорим о том, что Шенгенское соглашение начинает разваливаться. Поэтому миграционный вопрос – это, возможно, один из крупнейших вызовов, стоящих перед Европой в 21 веке.

Комментарии
28 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Беларусь записали в один ряд «прифронтовых государств» с Украиной и Грузией для противодействия России и Китаю.

Инфографика: Отношение к евразийской интеграции
инфографика
Цифра недели

₽6,7 млрд


составит бюджет Союзного государства Беларуси и России в 2019 г., что эквивалентно $101,4 млн. В 2018 г. бюджет Союзного государства составил $104,9 млн при профиците в $3,1 млн