02 Января 2018 г.

Россия и Беларусь: как не потерять союз

Россия и Беларусь: как не потерять союз
Фото: vse42.ru

В 2017 г. продолжилась тенденция на усиление конкуренции между мировыми полюсами. В этой неустойчивой ситуации внутри России и Беларуси происходят глубокие, хотя и не всегда заметные перемены. Россия сосредоточивается, чтобы закрепить за собой роль одного из мировых полюсов. Беларусь самоопределяется, нащупывая новую нишу после того как шаблон «последней диктатуры» был разорван. Если Москва и Минск хотят сохранить союз, то он должен меняться вместе со странами-участницами. Иначе с каждым годом призывы к «перестройке» или ликвидации Союзного государства будут усиливаться, причем с обеих сторон.

Рецидив холодной войны?


2017 год со всей четкостью продемонстрировал новую обстановку, в которой развивается союз России и Беларуси. В политический словарь журналистов прочно вышел термин «новая холодная война». Впрочем, это определение неточное. Сегодня нет признанных сфер влияния и двух идеологических систем. Но главное – нет общей системы правил и оценок, что делать можно, нельзя, «плохо» или «хорошо».

Вернее, оценки есть, но ими все меньше руководствуются. В результате растут всеобщая подозрительность и риски конфликтов, в том числе и между формальными союзниками. Как известно, и в период холодной войны правила тоже сложились не сразу, а после серии острых кризисов, наиболее крупным из которых стал Карибский.

В сегодняшней ситуации такая точка, после которой возникает новый порядок, еще не пройдена. Событийный ряд продолжает двигаться в сторону нарастающей конфронтации. В новой Стратегии национальной безопасности США Китай и Россия объявлены ревизионистами и угрозами безопасности США. Приняты решения о поставках американских вооружений Грузии и Украине. Продолжается расширение НАТО на восток, пока за счет Балкан. Усиливается давление Запада на Сербию – нейтралитет этой страны уже не устраивает. От включения Украины и Грузии в Альянс не отказываются. В экспертные круги США вбрасывается тезис о неготовности США к войне с Китаем и Россией «на два фронта».

Буфер в Восточной Европе


Беларусь, все еще позиционирующая себя как нейтральную площадку по украинскому кризису, сталкивается с растущим давлением с Запада. Литва на государственном уровне поставила целью помешать строительству БелАЭС и настроить весь ЕС против проекта. Варшава вслед за Вильнюсом отказалась от закупок электроэнергии из Беларуси.

В Польше и Прибалтике не смолкают заявления о военной угрозе со стороны Беларуси и России. При этом поблизости от границ Союзного государства размещаются все новые силы США и НАТО.

В Киеве на фоне ухудшения социально-экономической ситуации верх берет радикальное крыло политиков, нуждающихся в конфликтах для укрепления своей власти. Из среды депутатского корпуса Украины раздаются призывы к ликвидации минской площадки вплоть до диверсий на территории Беларуси.

В восточных странах Евросоюза происходят глубокие политические сдвиги. Усиление правых настроений и попытки централизации власти в Польше и Венгрии приводят к конфликтам с Брюсселем. На Западе растут страхи, что политические системы этих стран тяготеют к «российскому образцу». Укрепляются опасения (обоснованно или нет), что правый поворот в ЕС может перерасти в «братание» отдельных стран-бунтарей с консервативной Россией. К слову, растут в ЕС и страхи по поводу Китая, который якобы может переориентировать на себя восточноевропейские страны ЕС за счет инвестиций.

В этой ситуации буфер, новые разделительные линии на восточных границах ЕС кажутся многим привлекательнее, чем новые мосты между Западом и Востоком. По крайней мере, пока на Западе не разберутся с внутренними кризисами. Геополитические заграждения на востоке позволят удержать фрондирующие правительства Польши и Венгрии в евроатлантической интеграционной группе, сокращая им маневр.

Поэтому в ближайшие годы страны пограничья между Европейским и Евразийским союзами будут развиваться в логике игры с нулевой суммой. Интересы этих стран, лежащие на востоке, будут рассматриваться как угроза утраты влияния и буфера Западом.

Украина, Молдова, Болгария, Сербия демонстрируют примеры внутренней поляризации и конфликтов в ущерб модернизации. И уж точно не приближаются к образу нейтральной «славянской» Швейцарии или Франции, который им когда-то обещали. А концепцию швейцарского нейтралитета теперь пытаются «продать» белорусским элитам ценой сворачивания связей с Россией. 

Трансформации Беларуси и России


Естественно, Беларусь является географической частью этого пограничного восточноевропейского региона. И испытывает на себе его культурное и политическое влияние. Однако страна на протяжении последних 20 лет демонстрировала самобытную траекторию развития, отличную от других стран региона. Отказ от необузданного национализма, ставка на союз с Россией и сохранение промышленного потенциала обеспечили устойчивость государства и развитие экономики. Это не мешало Беларуси несколько лет подряд быть лидером в мире по числу Шенгенских виз на душу населения или определить Индию и США по экспорту IT-услуг на душу населения.

Сегодня и Беларусь, и Россия переживают внутренние трансформации. Советский ресурс исчерпывается во всех сферах, растет конкуренция на союзном рынке.

Это требует адаптации подходов в управлении экономикой, социальной и идеологической сферой. Меняющаяся демография заново ставит вопросы национальной идентичности.

России помогает самоопределиться конфронтация с Западом – сплочение вокруг ВОВ и российской истории, модернизация за счет ОПК, импортозамещение в стратегических сферах, национализация элит.

В Беларуси ситуация иная. Запад пока отложил идею свержения белорусского правительства, пошла игра на вовлечение. В этих условиях поддерживать консенсус о национальном развитии среди элит становится сложнее. Белорусская власть ищет новые подходы в идеологической сфере. Предпринимаются попытки выработать новое отношение к советскому наследию. Увеличилось внимание к национальной культуре, языку и белорусской диаспоре за рубежом. Идет поиск новых идей в развитии экономики. В ряде сфер, особенно IT-отрасли, происходит либерализация.

В либеральных кругах убеждают власть, что ключ к решению проблем в экономике находится в реорганизации крупных госпредприятий. Очевидно, что это приведет к их продаже зарубежным инвесторам или ликвидации многих из них.

«Программирование» угроз


Совместимы ли тенденции национального строительства в Беларуси и России с союзом двух стран? Совместимо ли с союзом развитие конкуренции производителей из двух стран на общем рынке? Теоретически да – есть тот же пример США с Канадой. Вопрос в конкретном наполнении этих тенденций в двух странах. Именно за это сейчас разворачивается борьба и в Беларуси, и в России. Последствия для союза могут оказаться как разрушительными, так и созидательными.

Развитие национальной культуры не несет угрозы само по себе. Главная игра разворачивается вокруг интерпретации угроз по шкале «свой-чужой». Ответ на этот вопрос определит и развитие экономики в союзе двух стран.

России внушают страх перед политикой Беларуси, а Беларуси – перед политикой России. «Запрограммировать» национализмы двух стран на борьбу друг с другом – хороший инструмент по разрушению союзных связей. Достаточно создать в информационно-культурном пространстве союзнику образ «чужого» как появляется ощущение угрозы. Именно поэтому нынешние элиты Евросоюза так боятся национализма внутри, хотя готовы с ним мириться на фронтире, например, на Украине.

Обновление союза


Многое в интеграции Беларуси и России достигнуто – граждане чувствуют себя комфортно и без барьеров в обеих странах. Многие проблемы не решены, как, например, общая промышленная политика. Но без новых импульсов развития союз России и Беларуси будет изнашиваться по мере изменений в двух странах. И произойти это может очень быстро.

Создание единого энергорынка между Беларусью и Россией, о котором сегодня много говорят в Минске – вещь важная, так как снизит цены на газ. Однако это не решит проблемы. В Беларуси могут сказать, что задачи интеграции решены, и надо искать новые шансы во внешней политике, реализуя многовекторность. В России усилится политика импортозамещения и поддержки местных производителей.

Создать образ будущего Союзного государства, который бы позволил «сшить» траектории развития Беларуси и России, в ближайшем будущем будет сложно. Мировое хозяйство находится в переходном периоде. Не ясна «карта» новых системообразующих отраслей в промышленности, а значит – и структура общества будущего.

Поэтому сегодня надо работать на уровне «точек роста» и отдельных технологий. Вокруг этих точек роста надо создавать успешные проекты – в передовых отраслях экономики, технологий, обороны, гуманитарной сферы. Из этой деятельности по крупицам и будет выкристаллизовываться образ будущего – снизу, а не сверху.

Например, вокруг БелАЭС, которая создаст избыток электроэнергии в Беларуси, можно разворачивать целый ряд совместных научных и промышленных проектов в сфере энергетики и электроники. Или разрабатывать повестку перехода Беларуси и России от «IT-офшора», когда основная часть человеческого капитала тратится на выполнение зарубежных «подрядов», к созданию совместных IT-корпораций. Например, за счет глобального проекта по цифровизации Евразийского экономического союза, который создаст интересный рынок сбыта.

Москве важно в будущем нивелировать любые учительские нотки в отношении Минска – «учителей нравственности» хватает в Брюсселе. Это белорусские власти все больше ощущают на себе по мере расширения диалога с ЕС. В Союзном государстве на контрасте западному подходу надо выстраивать культуру совместного освоения будущего за счет проектов развития.

Нужно определиться с ролью Союзного государства в процессах евразийской интеграции. Оно может быть, например, промышленным лидером (новая индустриализация), социальным лидером (общее гуманитарное пространство) и др. – надо искать.

Если Союзное государство не найдет свою нишу, то с каждым годом призывы к «перестройке» или ликвидации СГ будут усиливаться, причем и в Беларуси, и в России. В этом случае в Беларуси будут укрепляться силы, нацеленные на поиск государством своей международной ниши вне союза с Россией. А в России будет расти непонимание, зачем инвестировать ресурсы в развитие союза и делиться внутренним рынком.


Вячеслав Сутырин

Комментарии
Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$33,2 млрд

составил объем промышленного производства в Беларуси в январе-августе 2018 г. Это на 7,1% больше, чем в январе-августе 2017 г. – Белстат