30 Августа 2017 г.

Россия решила не вмешиваться в президентские выборы в Кыргызстане – эксперт

Россия решила не вмешиваться в президентские выборы в Кыргызстане – эксперт
Член экспертного совета по укреплению национального единства и религиозной политики при президенте Кыргызской Республики, политолог Денис Бердаков.
Фото: facebook.com

Менее двух месяцев остается до президентских выборов в Кыргызстане, которые состоятся 15 октября. Предвыборная суматоха нарастает: одни кандидаты объединяются, чтобы выступить единым фронтом, другие – наращивают медийную активность, посещая Москву. Кроме того, на прошлой неделе в республике был утвержден новый премьер-министр, который после президентских выборов уравновесит власть президента. О новом назначении, лидерах президентской гонки и изменениях стратегии России корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал член экспертного совета по укреплению национального единства и религиозной политики при президенте Кыргызской Республики, политолог Денис Бердаков.

- Сапар Исаков стал новым премьер-министром Кыргызстана. Было ли это предсказуемо, и что означает это назначение для республики?

- Это было абсолютно предсказуемо. Рассматривались, конечно, и другие кандидаты на эту должность. Но в целом такой тандем предсказуем: Сапар Исаков – молодой реформатор и северный политик по происхождению (хотя он вырос в Оше на юге Кыргызстана) и более основательный, лучше знающий народ Сооронбай Жээнбеков как президент.

Полномочия нового премьера вступят в действие уже при новом президенте по новой конституции. У премьера будет больше полномочий, так как Кыргызстан – это парламентская республика (по сути, у нас вся исполнительная власть – это ставленники тех партий, которые прошли в парламент). Также немного будет ослаблен президент. В целом, сложится двуглавая система, в которой президент и премьер будут друг друга дополнять, уравновешивать и создавать предпосылки для развития экономики Кыргызстана.

- В начале августа четыре кандидата в президенты (Адахан Мадумаров, Ахматбек Келдибеков, Камчыбек Ташиев и Бакыт Торобаев) объединились, чтобы выступить единым фронтом. Есть ли у Вас предположения, кто может стать единым кандидатом? Может ли им стать Бакыт Торобаев, который уже официально зарегистрирован кандидатом в президенты?

- Все они могут выйти на выборы. Все четыре кандидата – это люди с амбициями и политическим опытом. Но Бакыт Торобаев из этой четверки – наиболее реальный политик. У него единственного из них есть действующая парламентская партия – это серьезная заявка. Все остальные – это люди, даже не входящие в парламент и не обладающие ни такими финансовыми ресурсами, ни такой региональной сетью. У них есть определенная поддержка электората. Но наиболее влиятельный кандидат – это Бакыт Торобаев.

Он не входит в двойку лидеров (Сооронбай Жээнбеков и Омурбек Бабанов). Торобаев примерно на третьем-четвертом месте. Его реальный рейтинг в районе 5-7%, возможно ниже. Омурбек Бабанов сейчас занимает второе-третье место в моем рейтинге. Темир Сариев конкурирует за третье место. Пока не очень понятно, но скорее Торобаев на третьем, а Сариев – на четвертом. Они хотели объединиться и повысить свои шансы.

- Бакыт Торобаев недавно предположил, что президентские выборы в Кыргызстане пройдут в два тура. По Вашему мнению, можно ли ожидать второго тура?

- Вполне, сейчас все к этому идет. Если ни один из кандидатов не наберет больше 50% голосов, то будет второй тур. По моим внутренним социологическим исследованиям ни один кандидат не обладает рейтингом, превышающим 50%. Второй тур пока неизбежен, но возможны изменения.

- Омурбек Текебаев 16 августа был приговорен к восьми годам лишения свободы по статьям «Коррупция» и «Мошенничество». Он мог бы составить серьезную конкуренцию на выборах, если бы этого не произошло?

- Нет, как потенциальный кандидат в президенты Текебаев не рассматривался. Его максимальный рейтинг в районе 2% – это протестный электорат. Из них неизвестно, сколько за него, а сколько просто против чего-либо. Как реальная кандидатура он никем не рассматривался. Хотя он мог оказать серьезное влияние на предвыборную ситуацию через митинги и выступления, «раскачивать» информационное пространство.

- Кандидат в президенты Омурбек Бабанов 19-20 августа провел переговоры в Москве. Какие, по Вашему мнению, были цели его визита?

- Сейчас все кандидаты ездят в Россию. И в Казахстан, кстати, тоже. Для них очень важна символическая поддержка России, в меньшей степени Казахстана: совместные встречи, фотографии, освещение в прессе (желательно на уровне премьер-министра России). Идеальный вариант – фотография или видеоролик с Владимиром Путиным. С каким-либо министром менее значимо, но тоже неплохо. С этой целью и ездят, ищут финансы, моральную и медийную поддержку.

- Но Россия, похоже, дистанцируется от поддержки того или иного кандидата. Почему?

- Во-первых, Кыргызстан – это независимое государство, и никто не будет и не сможет вмешиваться на данном этапе во внутреннюю политику страны. Во-вторых, России выгоден стабильный Кыргызстан и, что важно, самостоятельно управляемая вертикаль власти в республике. Прямой угрозы от Кыргызстана сейчас нет, страна –  активнейший игрок в евразийском экономическом, гуманитарном и военно-политическом поле. Поэтому честные выборы в интересах России. 

Эксперты и политтехнологи понимают, что стабильный Кыргызстан – это республика, в которой самостоятельно побеждает консенсусный (для целого ряда элит) кандидат. То есть тот кандидат, за которого будет около 50% элиты или более. Вокруг Сооронбая Жээнбекова сейчас сложно, но уже складывается элитный консенсус. А это основа стабильности и преемственности страны. У других кандидатов нет такой элитной поддержки. Причем разрыв очень серьезный. 

В политических и политтехнологических кругах России есть понимание необходимости консенсусного выбора. Потому что если человек побеждает сам с определенным рейтингом и без российской медиаподдержки, можно быть уверенным в его победе. Россию не будут обвинять в том, что она «протащила» своего непроходного кандидата, дала ему денег. Пусть даже он использует поддержку трудовых мигрантов, но если он действительно побеждает, все понимают, что есть реально действующая сила, с которой можно вести конструктивный диалог.

Кыргызстан и Россия теснейшим образом связаны в ОДКБ и ЕАЭС, на уровне элиты, межличностно, культурно, информационно, по языку. Нет желания проводить кандидата, чтобы потом не понимать, какова его реальная поддержка. Это новая стратегия России в постсоветских государствах.

- Есть ли среди кандидатов противники интеграции с Москвой?

Сейчас всего несколько десятков кандидатов. Среди них есть и противники, но они не являются значимыми. Это скорее полумедийные фигуры. Из четверки реальных лидеров (Сооронбай Жээнбеков, Омурбек Бабанов, Бакыт Торобаев, Темир Сариев) таких нет.

Миллион трудовых мигрантов в России переводит деньги на проживание еще как минимум двум миллионам кыргызстанцев. За прошлый год перевели почти $2 млрд. Это больше государственного бюджета республики. 

Кроме того, Россия ежегодно переводит несколько сотен миллионов долларов в виде кредитов и финансовой помощи на поддержание стабильности Кыргызстана. Невозможно здесь стать политиком, если отрицать этот факт. И электората под такие заявления не будет.


Беседовала Юлия Рулева 

Комментарии
18 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минску пытаются внушить, что последовательная внешняя политика по отстаиванию национальных интересов может лишить Беларусь статуса переговорной площадки.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

$8,6 млрд

составил объем взаимной торговли стран ЕАЭС в январе – феврале 2018 г. Это на $1 млрд (14,4%) больше по сравнению с аналогичным периодом 2017 г. – Евразийская экономическая комиссия