13 Марта 2017 г.

Россия запрещает оборот «санкционки» из стран ЕАЭС. Кто понесет убытки?

Россия запрещает оборот «санкционки» из стран ЕАЭС. Кто понесет убытки?
Фото: vse42.ru

В Госдуму России внесен законопроект о запрете оборота в РФ отдельных товаров, ввезенных из государств-членов ЕАЭС. Речь идет о санкционной продукции, а также реэкспорте по сниженным таможенным ставкам. Не противоречат ли новые ограничения Договору о ЕАЭС и стоит ли ожидать новых «торговых войн» в результате? Как будет работать новый закон в случае его принятия, и кто понесет убытки от запрета – рассказала в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» заведующая отделом экономических исследований Института стран СНГ, доктор экономических наук, профессор Аза Мигранян.

- Аза Ашотовна, какие товары попадают под запрет?

- В первую очередь те, что были включены в список санкционных товаров в рамках контрсанкций российской стороны от 2014 г. Это – продукты питания из стран Евросоюза, Соединенных штатов, Японии, Канады, то есть из группы стран, которая против России ввела санкции.

Вторая группа товаров – это товары, которые ввозятся в Россию через страны-партнеры ЕАЭС. Это одежда, товары народного потребления, бытовая продукция повседневного спроса из стран, не входящих в ЕАЭС [и ввезенных на территорию союза – прим. «ЕЭ»] по условиям, более льготным и отличающимся от тех, которые приняты в Российской Федерации.

Здесь может быть широкий ассортимент, начиная, условно говоря, от мебели и заканчивая продуктами питания. Если по данному законопроекту предполагается существенное отличие этих товаров от российских условий оборота на внутреннем рынке, то по отношению к ним может применяться данная норма законов, которая пока еще не принята.

Получается довольно широкий круг товаров. Правительство предполагает, в том числе, создание аграрной конкуренции.

Хотела бы подчеркнуть такой нюанс, что проект направлен именно на регулирование внутреннего рынка. Он не касается процедур ввоза и никоим образом не связан с таможенными процедурами по запрету ввоза этой продукции на территорию Российской Федерации. Здесь совершенно  иная ситуация.

Должны быть прописаны – пока что не опубликован сам механизм этого действия – механизмы регулирования через внутренние надзорные органы по товарообороту этой продукции или видов товаров, которые подпадут.

Скорее всего, инструментом реализации этого законопроекта может стать Роспотребнадзор или органы Россельхознадзора, которые отслеживают качество продукции. Кроме того, может быть привлечена ФАС [Федеральная Антимонопольная Служба России – прим. «ЕЭ»], чтобы уравнивать цены и создавать равные условия.

- Не будет ли это противоречить правилам и нормам ЕАЭС?

- Правила ЕАЭС пока не распространяются на регулирование внутреннего рынка, так как у нас общий товарный рынок. Единого товарного рынка по положениям ЕАЭС и по договору в полном объеме мы не имеем, ибо регулирующие нормы у каждой страны по внутреннему рынку полностью остаются в компетенции национальных органов.

Россия данным законопроектом снимает возражения, которые были, когда пытались останавливать товар на ввозе в Российскую Федерацию. Здесь использовались таможенные процедуры.

Таможенные процедуры с подписанием Таможенного кодекса как раз подпадают под юрисдикцию ЕАЭС. В случае данного законопроекта обратная ситуация, так как рассматриваться будут нормы внутреннего регулирования.

- Не испортит ли это отношения, например, с Беларусью или Казахстаном?

- Здесь будет изыматься товар, который уже прошел таможню. Это уже проблема не экспортера. И даже не столько импортера, сколько продавца этой продукции на внутреннем рынке. Эта ситуация является тонким нюансом, так как по большинству поставок (особенно продукции товаров народного потребления) реализация происходит не самим импортером, а через другие торгово-посреднические сети, фирмы, предприятия.

В этом смысле риски переносятся на внутреннего реализатора. Здесь действует компетенция российского права, которая регулирует внутренний рынок. Если раньше все риски несли импортеры и экспортеры, и это приводило к определенным сложностям, то сейчас риски и потери перекладываются на продавца.

На практике этот механизм направлен на решение двух задач. Первое – это регулирование собственного рынка в интересах российской внутренней и внешней экономической политики. В том числе тех ограничений, которые Россия применяет сегодня.

Вторая задача – это предотвращение конфликтов с партнерами, так как данный способ регулирования полностью перенесен на внутреннего резидента, который может быть импортером напрямую, но чаще всего является посредником между импортером и покупателем.

- Насколько быстро можно будет заметить эффекты от данного законопроекта?

- Я не думаю, что он будет достаточно быстрым в реализации и эффект наступит сразу. Здесь требуется более точечная работа. Преимущество таможенного контроля в том, что товар сразу контролируется при ввозе, и здесь минимизация административных форм.

В данном случае придется рассматривать каждую торговую точку отдельно. Таким образом, потребуется больше дополнительных административных сил и, соответственно, расходов.

Естественно, что эффект будет пролонгирован. Потому что он наступит после того, как российским продавцам внутри страны на внутреннем рынке будет невыгодно продавать подобную продукцию. В этом случае произойдет регулирование через снижение спроса на импорт такой продукции.

- Как данный законопроект отразится на экономиках стран Союза?

- Например, белорусский или казахстанский экспортер осуществляет поставку в Россию. Здесь импортер внутри страны ее завозит на внутренний рынок и начинает оптовую реализацию или поставки через посредников в торговых сетях.

Действие этого законопроекта будет не сразу – товар не остановят на границе. Он будет завезен в страну и распределен по торговым точкам, а это время. Фактически получается, что экспортер получит свою выгоду-выручку, но после того, как данная партия начнет изыматься, согласно законодательству, внутренние посредники-продавцы начнут терпеть убытки. Соответственно, следующая партия уже не будет иметь спроса.

Эффект будет не сразу, и не возникнет такого ажиотажа, как если разворачивают фуру или поезд с товарами обратно. Эффекта закрытых границ и нарушения законодательства ЕАЭС не будет.

Предполагается задействование абсолютно рыночного механизма регулирования спроса, то есть влияние на спрос через оградительные и запретительные меры. В данном контексте потери будут, но они будут постепенные.

Полагаю, что в среднесрочной перспективе, в период от полугода до года, все поставщики это почувствуют в случае, если законопроект будет принят Государственной думой.

Если, конечно, еще удастся наладить эффективный контроль исполнения данного законопроекта. Пока говорить об этом сложно, потому что ни Министерство финансов, инициировавшее этот проект, ни Правительство не опубликовало, каким будет механизм реализации проекта.

- Какие убытки понесут страны Союза?

- Убытки будут в том объеме, в каком эти страны ввозят через свою территорию продукцию, которая находится под санкциями. Это будут убытки не белорусских, казахстанских или армянских производителей. Это будут убытки именно торговых посредников, которые ничего не производят и завозят данную продукцию.

- Коснется ли ограничение товаров, которые ввозятся в Казахстан по правилам ВТО по более низким пошлинам, чем в РФ и ЕАЭС?

- Да. Это касается всех тех условий, которые существенно отличаются от российских. Казахстан при вступлении в ВТО подписал более либеральные условия по заниженным тарифным ставкам. Поэтому разница по определенным группам товаров существенная, по сравнению с нормами ЕАЭС.

В этом контексте, уже в формате интеграционного блока ЕАЭС, действует так называемая система изъятий. Это оговорено между странами. По этой причине никакие разногласия не могут возникнуть, так как это законодательно закреплено.


Беседовала Юлия Рулева

Комментарии
21 Июля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Иначе дезинтеграция в ряде секторов Союзного государства может принять необратимый характер.

Инфографика: Сухопутные войска США в Европе
инфографика
Цифра недели

$1,7 млн

составила сумма контрактов концерна «Белэнерго» и «Уральского турбинного завода» на совместную реконструкцию и модернизацию крупных белорусских теплоэлектроцентралей (ТЭЦ)