03 Апреля 2018 г.

Саммит Евросоюз-Турция: конец европейской иллюзии

Саммит Евросоюз-Турция: конец европейской иллюзии
Фото: sputniknews.com

26 марта в болгарском городе Варна прошел саммит ЕС-Турция, по итогам которого стало ясно, что противоречия между двумя сторонами по многим вопросам продолжают углубляться. По таким остро стоящим проблемам, как права человека в Турции и размещение сирийских беженцев, так и не было принято никаких прорывных решений. Уладить разногласия с Анкарой Евросоюзу мешают несовпадающие позиции стран-членов по многим вопросам. Однако Турция продолжает идти на компромисс с Евросоюзом, все еще сохраняя призрачную надежду на вступление в ЕС.

Отношения ЕС и Турции с самого начала складывались достаточно сложно и напряженно, а те противоречия, на которые указывали чиновники из Брюсселя и Анкары, остались прежними. При этом Турция для ЕС выступала в качестве, с одной стороны, примера моделирования взаимодействия ЕС с государствами и обществами с иными ценностями, и с другой стороны, в качестве возможного партнера для решения краткосрочных и долгосрочных задач в разных регионах, прежде всего в регионе Средиземного моря. Турция всегда оставалась интересной для отдельных стран ЕС, в особенности для Франции. Кроме того, позиции Турции интересны для ЕС в связи с традиционным конфликтом между Турцией и Грецией. Напряжения добавляет также ситуация с Кипром. Очевидно, что как раз Кипр и Греция никак не заинтересованы в углублении сотрудничества ЕС с Турцией. В настоящее время взаимодействие между сторонами отягощено миграционными и сирийскими проблемами, которые в очередной раз высветили противоположность взглядов ЕС и Турции практически на все проблемы мировой политики. Фактор российского присутствия и российско-турецкого энергетического взаимодействия и самостоятельная позиция Турции в Сирии также вызывает острое недовольство Брюсселя.

Важно, что вопрос о вступлении Турции в ЕС представлялся чиновникам Евросоюза как инструмент давления на Турцию.

Поэтому в действительности они его никогда не хотели лишиться, желая, чтобы переговоры о вступлении этой неевропейской страны длились вечно. Подчеркнем, что именно вопрос о вступлении Турции в ЕС остается важнейшим во взаимодействии сторон и многое объясняет в позиции как Турции, так и ЕС.

Саммит ЕС-Турция: движение без продвижения


Прошедший в Варне саммит ЕС-Турция, на котором обсуждались вопросы беженцев, сирийские проблемы, права человека в Турции, кипрская проблема, подтвердил расстановку существующих позиций и интересов. На саммите встретились председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, глава Евросовета Дональд Туск, премьер-министр Болгарии Бойко Борисов и турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган.

Саммит продемонстрировал усугубляющееся недоверие и рост остроты взаимных упреков.

Турция обвинила все страны ЕС в невыполнении обязательств по контролю над потоками беженцев и в том, что ЕС так и не выплатил ей обещанные €3 млрд. Брюссель при этом в срыве миграционных задач обвинил Болгарию, однако последней банально не хватило ни инфраструктурных, ни финансовых возможностей для реализации поставленных целей. Турцию ЕС обвинил в обострении отношений с Грецией и Кипром, в самостоятельных операциях в Сирии, без учета мнения ЕС и США. Также представители ЕС затронули вопрос о конфликте между Турцией с одной стороны и Кипром, Грецией и Италией с другой, вокруг добычи газа на шельфе Кипра, осудили некоторые действия Турции, которые вызвали недовольство и отдельных стран ЕС, и всего Евросоюза в целом. Например, это относится к задержанию Турцией двух греческих пограничников, а также к антитеррористическим законам, нарушающим права человека.

В свою очередь, президент Турции отверг все обвинения ЕС, указав на то, что Турция всегда ставит на первое место борьбу с терроризмом и террористами и действует, таким образом, не только в интересах Турции, но и самого ЕС. Также он отметил, что ЕС не выполнил обещаний, данных Турции, выплатив только €1,8 млрд из необходимых €3 млрд на обустройство беженцев из Сирии, тем более с учетом обещаний А. Меркель об увеличении сумм выплат со стороны ЕС в дальнейшем. Интересно, что при обсуждении вопроса о беженцах звучали разные цифры. Так, по мнению Эрдогана, в Турции находятся 4 млн беженцев из Сирии, а по мнению Ж.-К. Юнкера, – 3,5 млн. На саммите Эрдоган также обратился к ЕС с призывом ускорить решение о безвизовом въезде турецких граждан в ЕС.

Тем не менее прорывных решений ни по одному вопросу не было принято.

Стороны не смогли достичь компромисса в отношении Кипра, комплекса миграционных задач, только подтвердив прежние договоренности, а также прийти к общему пониманию проблемы прав человека в Турции. При этом сам Эрдоган акцентировал внимание именно на том, что вступление Турции в ЕС является определяющим для будущего не только его страны, но и самого ЕС.

Таким образом, стороны остались не очень довольны друг другом. Так, турецкий премьер министр заявил, что к Турции отнеслись несправедливо, как к неравноправному партнеру.

Причины разногласий


Основная задача для ЕС состояла в том, чтобы заставить Турцию придерживаться договоренностей в области защиты внешних границ ЕС. А Турция продолжает связывать выполнение своих обязательств с гарантиями вступления в ЕС.

Но, по словам председателя Европейского совета Д. Туска, это возможно только при согласии Турции с позицией ЕС по сирийскому и кипрскому вопросам. При этом постоянным фоном для всех переговоров была именно бескомпромиссная позиция Турции в их отношении, приводящая к столкновению с греческой и кипрской сторонами.

По всей видимости, ЕС не обладает эффективными инструментами давления на Турцию, она уже вырвалась из-под его опеки и следует своей стратегии, нацеленной на повышение роли страны на мировой арене.

Кроме того, у ЕС и Турции сейчас нет столь взаимовыгодных проектов, которые есть у Турции, например, с Россией. В сложившихся условиях Эрдоган вполне спокойно сам может использовать идею полноценного членства как инструмент давления на ЕС, так как он наверняка убежден, что эта задача никогда так и не будет выполнена. И по этой причине он может теперь сам вольно трактовать собственные обязательства.

Вступление Турции в ЕС: невозможное возможно?


Нельзя ожидать на этом пути никакого прорыва, да и общество в ЕС в целом негативно относится к идее расширения ЕС за счет присоединения Турции. И не только в контексте взаимоотношений с Грецией, Кипром и Болгарией. Но и в контексте декларируемого расширения ЕС на Западные Балканы. Между тем, решив противоречия с Турцией здесь и сейчас, ЕС был бы более свободен в регионе в целом. Но разные позиции стран ЕС мешают ему выработать общую стратегию.

По всей видимости, ЕС (в тот период ЕЭС) пошел на подписание Соглашения с Турцией в 1963 г. в силу, во-первых, того, что ранее Турция стала членом НАТО. А вступление в НАТО всегда оказывает благоприятное воздействие на решение вопроса об ассоциации или даже вступления в ЕС. Во-вторых, Турция могла служить для ЕС окном в регион Ближнего Востока, а также укрепить политику интеграционной группы в Средиземном море. Тем не менее число тех, кто опасается турецкого влияния в институтах ЕС, прежде всего в Европарламенте, а также ценностного конфликта, поскольку так называемые европейские ценности основаны на христианстве, превышает число тех, кто видит положительные моменты для ЕС.

Интересно, что подписанное Турцией и ЕЭС Соглашение гарантировало право Турции на вступление. А сама заявка на вступление была подана Турцией еще в 1987 г.

Однако с тех пор переговорный процесс замораживался несколько раз по причине обострения ситуации с правами человека на территории Турции. И только в 1999 г. Турция получила официальный статус кандидата на вступление в ЕС. Однако никаких подвижек с тех пор не произошло, а Турция так и остается ассоциированным членом, уже не питая особых надежд на вступление в ЕС.

Однако переговорный процесс с ЕС остается неотъемлемой частью политической жизни Турции, и через призму этого вопроса переговорщики со стороны ЕС оценивают политику Турции. Кроме того, взаимное недоверие периодически находит выражение в политических скандалах и личных выпадах как против Эрдогана с европейской стороны, так и против отдельных лидеров стран-членов ЕС с турецкой стороны. Тем не менее нельзя не заметить, что Турция все еще идет на компромисс с ЕС именно в силу уже призрачной возможности вступления в ЕС. Поэтому обе стороны продолжат свое политическое танго под музыку возможного членства Турции в ЕС.


Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

 

Комментарии
20 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Прибытие всех первых лиц России в Беларусь стало не только нарушением принятой практики, но и явным сигналом – демонстрацией особого доверия союзнику. Состоявшийся в Минске Госсовет Союзного государства имеет далеко идущие последствия для двух стран.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

$18,8 млрд

составил объем взаимной торговли товарами в ЕАЭС в январе-апреле 2018 г. Это на 16% больше, чем товарооборот за аналогичный период 2017 г.