03 Апреля 2018 г.

Саммит Евросоюз-Турция: конец европейской иллюзии

Саммит Евросоюз-Турция: конец европейской иллюзии
Фото: sputniknews.com

26 марта в болгарском городе Варна прошел саммит ЕС-Турция, по итогам которого стало ясно, что противоречия между двумя сторонами по многим вопросам продолжают углубляться. По таким остро стоящим проблемам, как права человека в Турции и размещение сирийских беженцев, так и не было принято никаких прорывных решений. Уладить разногласия с Анкарой Евросоюзу мешают несовпадающие позиции стран-членов по многим вопросам. Однако Турция продолжает идти на компромисс с Евросоюзом, все еще сохраняя призрачную надежду на вступление в ЕС.

Отношения ЕС и Турции с самого начала складывались достаточно сложно и напряженно, а те противоречия, на которые указывали чиновники из Брюсселя и Анкары, остались прежними. При этом Турция для ЕС выступала в качестве, с одной стороны, примера моделирования взаимодействия ЕС с государствами и обществами с иными ценностями, и с другой стороны, в качестве возможного партнера для решения краткосрочных и долгосрочных задач в разных регионах, прежде всего в регионе Средиземного моря. Турция всегда оставалась интересной для отдельных стран ЕС, в особенности для Франции. Кроме того, позиции Турции интересны для ЕС в связи с традиционным конфликтом между Турцией и Грецией. Напряжения добавляет также ситуация с Кипром. Очевидно, что как раз Кипр и Греция никак не заинтересованы в углублении сотрудничества ЕС с Турцией. В настоящее время взаимодействие между сторонами отягощено миграционными и сирийскими проблемами, которые в очередной раз высветили противоположность взглядов ЕС и Турции практически на все проблемы мировой политики. Фактор российского присутствия и российско-турецкого энергетического взаимодействия и самостоятельная позиция Турции в Сирии также вызывает острое недовольство Брюсселя.

Важно, что вопрос о вступлении Турции в ЕС представлялся чиновникам Евросоюза как инструмент давления на Турцию.

Поэтому в действительности они его никогда не хотели лишиться, желая, чтобы переговоры о вступлении этой неевропейской страны длились вечно. Подчеркнем, что именно вопрос о вступлении Турции в ЕС остается важнейшим во взаимодействии сторон и многое объясняет в позиции как Турции, так и ЕС.

Саммит ЕС-Турция: движение без продвижения


Прошедший в Варне саммит ЕС-Турция, на котором обсуждались вопросы беженцев, сирийские проблемы, права человека в Турции, кипрская проблема, подтвердил расстановку существующих позиций и интересов. На саммите встретились председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, глава Евросовета Дональд Туск, премьер-министр Болгарии Бойко Борисов и турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган.

Саммит продемонстрировал усугубляющееся недоверие и рост остроты взаимных упреков.

Турция обвинила все страны ЕС в невыполнении обязательств по контролю над потоками беженцев и в том, что ЕС так и не выплатил ей обещанные €3 млрд. Брюссель при этом в срыве миграционных задач обвинил Болгарию, однако последней банально не хватило ни инфраструктурных, ни финансовых возможностей для реализации поставленных целей. Турцию ЕС обвинил в обострении отношений с Грецией и Кипром, в самостоятельных операциях в Сирии, без учета мнения ЕС и США. Также представители ЕС затронули вопрос о конфликте между Турцией с одной стороны и Кипром, Грецией и Италией с другой, вокруг добычи газа на шельфе Кипра, осудили некоторые действия Турции, которые вызвали недовольство и отдельных стран ЕС, и всего Евросоюза в целом. Например, это относится к задержанию Турцией двух греческих пограничников, а также к антитеррористическим законам, нарушающим права человека.

В свою очередь, президент Турции отверг все обвинения ЕС, указав на то, что Турция всегда ставит на первое место борьбу с терроризмом и террористами и действует, таким образом, не только в интересах Турции, но и самого ЕС. Также он отметил, что ЕС не выполнил обещаний, данных Турции, выплатив только €1,8 млрд из необходимых €3 млрд на обустройство беженцев из Сирии, тем более с учетом обещаний А. Меркель об увеличении сумм выплат со стороны ЕС в дальнейшем. Интересно, что при обсуждении вопроса о беженцах звучали разные цифры. Так, по мнению Эрдогана, в Турции находятся 4 млн беженцев из Сирии, а по мнению Ж.-К. Юнкера, – 3,5 млн. На саммите Эрдоган также обратился к ЕС с призывом ускорить решение о безвизовом въезде турецких граждан в ЕС.

Тем не менее прорывных решений ни по одному вопросу не было принято.

Стороны не смогли достичь компромисса в отношении Кипра, комплекса миграционных задач, только подтвердив прежние договоренности, а также прийти к общему пониманию проблемы прав человека в Турции. При этом сам Эрдоган акцентировал внимание именно на том, что вступление Турции в ЕС является определяющим для будущего не только его страны, но и самого ЕС.

Таким образом, стороны остались не очень довольны друг другом. Так, турецкий премьер министр заявил, что к Турции отнеслись несправедливо, как к неравноправному партнеру.

Причины разногласий


Основная задача для ЕС состояла в том, чтобы заставить Турцию придерживаться договоренностей в области защиты внешних границ ЕС. А Турция продолжает связывать выполнение своих обязательств с гарантиями вступления в ЕС.

Но, по словам председателя Европейского совета Д. Туска, это возможно только при согласии Турции с позицией ЕС по сирийскому и кипрскому вопросам. При этом постоянным фоном для всех переговоров была именно бескомпромиссная позиция Турции в их отношении, приводящая к столкновению с греческой и кипрской сторонами.

По всей видимости, ЕС не обладает эффективными инструментами давления на Турцию, она уже вырвалась из-под его опеки и следует своей стратегии, нацеленной на повышение роли страны на мировой арене.

Кроме того, у ЕС и Турции сейчас нет столь взаимовыгодных проектов, которые есть у Турции, например, с Россией. В сложившихся условиях Эрдоган вполне спокойно сам может использовать идею полноценного членства как инструмент давления на ЕС, так как он наверняка убежден, что эта задача никогда так и не будет выполнена. И по этой причине он может теперь сам вольно трактовать собственные обязательства.

Вступление Турции в ЕС: невозможное возможно?


Нельзя ожидать на этом пути никакого прорыва, да и общество в ЕС в целом негативно относится к идее расширения ЕС за счет присоединения Турции. И не только в контексте взаимоотношений с Грецией, Кипром и Болгарией. Но и в контексте декларируемого расширения ЕС на Западные Балканы. Между тем, решив противоречия с Турцией здесь и сейчас, ЕС был бы более свободен в регионе в целом. Но разные позиции стран ЕС мешают ему выработать общую стратегию.

По всей видимости, ЕС (в тот период ЕЭС) пошел на подписание Соглашения с Турцией в 1963 г. в силу, во-первых, того, что ранее Турция стала членом НАТО. А вступление в НАТО всегда оказывает благоприятное воздействие на решение вопроса об ассоциации или даже вступления в ЕС. Во-вторых, Турция могла служить для ЕС окном в регион Ближнего Востока, а также укрепить политику интеграционной группы в Средиземном море. Тем не менее число тех, кто опасается турецкого влияния в институтах ЕС, прежде всего в Европарламенте, а также ценностного конфликта, поскольку так называемые европейские ценности основаны на христианстве, превышает число тех, кто видит положительные моменты для ЕС.

Интересно, что подписанное Турцией и ЕЭС Соглашение гарантировало право Турции на вступление. А сама заявка на вступление была подана Турцией еще в 1987 г.

Однако с тех пор переговорный процесс замораживался несколько раз по причине обострения ситуации с правами человека на территории Турции. И только в 1999 г. Турция получила официальный статус кандидата на вступление в ЕС. Однако никаких подвижек с тех пор не произошло, а Турция так и остается ассоциированным членом, уже не питая особых надежд на вступление в ЕС.

Однако переговорный процесс с ЕС остается неотъемлемой частью политической жизни Турции, и через призму этого вопроса переговорщики со стороны ЕС оценивают политику Турции. Кроме того, взаимное недоверие периодически находит выражение в политических скандалах и личных выпадах как против Эрдогана с европейской стороны, так и против отдельных лидеров стран-членов ЕС с турецкой стороны. Тем не менее нельзя не заметить, что Турция все еще идет на компромисс с ЕС именно в силу уже призрачной возможности вступления в ЕС. Поэтому обе стороны продолжат свое политическое танго под музыку возможного членства Турции в ЕС.


Наталья Еремина, д.полит.н., доцент кафедры европейских исследований СПбГУ

 

Комментарии
18 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Минску пытаются внушить, что последовательная внешняя политика по отстаиванию национальных интересов может лишить Беларусь статуса переговорной площадки.

Инфографика: Сколько вкладывают в Беларусь Европейский и Евразийский банки развития
инфографика
Цифра недели

$8,6 млрд

составил объем взаимной торговли стран ЕАЭС в январе – феврале 2018 г. Это на $1 млрд (14,4%) больше по сравнению с аналогичным периодом 2017 г. – Евразийская экономическая комиссия