22 Мая 2018 г.

«Санкционная сталь». Последствия нового тарифа США для России, Казахстана и Беларуси

«Санкционная сталь». Последствия нового тарифа США для России, Казахстана и Беларуси
Фото: timesofoman.com

Весной 2018 г. президент США Дональд Трамп подписал указ о введении импортных пошлин на сталь и алюминий. Объясняется это необходимостью защитить важные для страны стальной и алюминиевый секторы экономики от якобы «недобросовестных торговых практик» конкурентов. Президент США Дональд Трамп установил тариф на сталь на уровне 25%, в то время как для алюминия ставка тарифа составит 10%. Однако в результате этих мер, нацеленных на помощь американским компаниям, показатели импорта, скорее всего, практически не изменятся, зато цены на внутреннем рынке США возрастут. Каков объем торговли сталью и алюминием с США у России, Казахстана и Беларуси, и как на них скажется новый тариф?

Д. Трамп действовал в рамках своих полномочий, так как, согласно Разделу 232 Закона о расширении торговли 1962 г., президент США вправе вводить ограничительные меры в отношении импортной продукции, если сочтет, что она угрожает национальной безопасности страны.

Мировому экономическому сообществу придется свыкнуться с мыслью, что Соединенные Штаты все более активно прибегают к протекционистским мерам.

Причем американский протекционизм имеет сильный геополитический подтекст – представители администрации президента США неоднократно заявляли, что Вашингтон предоставит партнерам преференции взамен на встречные меры (особенно это акцентировалось в отношении увеличения военных расходов стран – членов НАТО). Всемирная торговая организация (ВТО), в создании которой США сыграли одну из ключевых ролей, не была проинформирована о ходе принятия решения, что увеличивает риск «отмирания» ВТО в качестве торгового арбитра.

Ссылки на соображения национальной безопасности – уязвимое место ВТО, так как Статья 21 Соглашения ГАТТ позволяет странам ссылаться на такие случаи для освобождения от общих правил. Вашингтон ссылается на национальную безопасность при том, что порядка 65% используемой в США стали производится там же.

Тем не менее ВТО не имеет существенных рычагов давления на американские власти, и это несмотря на совершенно произвольный характер применения данной меры Вашингтоном.

Администрация Белого дома уже объявила о том, что от новых тарифов освобождаются партнеры по НАФТА (Канада и Мексика), Аргентина, Бразилия, Европейский союз (после крайне интенсивных переговоров и угроз подать на США в Суд ВТО), а также Южная Корея. По всей видимости, в скором времени исключения будут предоставлены и Индии. Принимая во внимание, что на эти страны приходятся 61-62% импорта стали США, становится очевидным, что ограничительные меры имеют в первую очередь политические цели.

На крупнейших геополитических соперников Вашингтона, Россию и Китай, приходятся лишь по 8% и 2% импорта соответственно, что в совокупности почти в два раза меньше, чем доля одной лишь Канады (17%).

Следует также отметить, что в структуре поставок российских компаний на долю Соединенных Штатов приходятся лишь 2-3%. Относительной легкостью переориентации товарных потоков объясняется довольно спокойная реакция российских компаний на действия американской администрации.

В то же время официальный Пекин стал вводить первые ответные меры в отношении американских товаров, что, вкупе с намерениями Д. Трампа по ограничению китайского экспорта электроники и оборудования, существенно увеличивает риски перерастания конфликта в полномасштабную торговую войну. 

Примечательно, что недовольство США демпингом китайских продуктов не сводится лишь к персоне Д. Трампа: последняя жалоба в ВТО администрации президента Б. Обамы касалась именно субсидирования экспорта алюминия китайскими властями.

Первый «удар» китайской стороны являет собой скорее предупредительное действие – Пекин увеличил импортные пошлины на 25% по целому ряду товаров пищевой промышленности (вино, фрукты, свинина и даже этиловый спирт).

Придя к власти на фоне обещаний устранить дисбаланс в американо-китайских торговых отношениях – в 2017 г. торговый профицит Китая составил рекордные $375,2 млрд – президент Трамп вынужден действовать для предотвращения дальнейших репутационных потерь. Сталь и алюминий стали предлогом для демонстрации силы, так как КНР экспортирует в США в два раза меньше стали и в четыре раза меньше алюминия, нежели освобожденная от пошлин Канада.

Логика Белого дома на первый взгляд проста: поднятие тарифов должно способствовать подъему американских компаний, которые затем смогут потеснить китайских и других конкурентов и в иных сегментах.

Расчет делается именно на стратегические соображения, на восстановление экспортоспособности американских предприятий. Краткосрочные последствия, однако, будут сводиться к увеличению цен на внутреннем рынке при практически неизменных совокупных показателях импорта.

Таким образом, на страны – члены ЕАЭС введение импортных пошлин окажет лишь несущественное влияние.

Для России Соединенные Штаты не представляют собой приоритетное направление экспорта стали, занимая лишь 11 место в списке рынков сбыта (2,3% общих объемов). Основа российского экспорта приходится на полуфабрикаты (в 2016-2017 гг. поставки слябов выросли на 49%), которые затем обрабатываются на принадлежащих компаниям Evraz и «НЛМК» заводах, и выпускается плоский прокат. Таким образом, российские компании имеют возможность соотнести ценообразование со вступлением в силу новых тарифов. «Северсталь», не обладающая активами в США, уже заявила о возможности переориентировать поставки стали на другие рынки в случае необходимости.

В отношении алюминия зависимость России от американского рынка более значительна – чуть более 10% экспортных поставок «Rusal» осуществляются в направлении США (примерно 7% американского импортного «пирога»).

Согласно высказываниям представителей «Rusal», для компании введение импортного тарифа не представляет серьезной угрозы, так как она поставляет те виды алюминиевой продукции, которые дефицитны на американском рынке.

В целом на рынке алюминия издержки от уплаты тарифа, по всей видимости, тоже будут компенсироваться ростом цен на внутреннем рынке.

Для Казахстана негативные последствия введения ограничительных мер минимальны. В 2017 г. на долю США приходались лишь 0,1% экспорта казахстанской стальной продукции, в то время как алюминий вовсе не поставлялся. Официальная Астана делает намного больший акцент на урегулировании всех «шероховатостей» по взаимоотношениям с Россией в рамках рынка ЕАЭС.

Для металлургов Беларуси Соединенные Штаты не ключевой рынок, несмотря на налаженные поставки проволок для рукавов высокого давления и бесшовных труб. Хотя потеря американского рынка не сильно бы сказалась (пара десятков миллионов долларов) на балансе Белорусского металлургического завода, БМЗ, по всей видимости, посредством своих американских контрагентов будет пытаться пролоббировать изъятие из-под действия импортного тарифа. Это вряд ли получится, однако в случае необходимости БМЗ в состоянии переформировать свою структуру экспорта таким образом, чтобы избежать существенного ущерба. Белорусский экспорт алюминия и товаров из него незначителен – в 2017 г. общий объем поставок достиг $0,7 млн.


Виктор Катона, экономист, специалист по закупкам нефти MOL Group (Венгрия)

Комментарии
20 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Прибытие всех первых лиц России в Беларусь стало не только нарушением принятой практики, но и явным сигналом – демонстрацией особого доверия союзнику. Состоявшийся в Минске Госсовет Союзного государства имеет далеко идущие последствия для двух стран.

Инфографика: Военно-морские силы США в Европе
инфографика
Цифра недели

36%

составил рост товарооборота Вьетнама и стран ЕАЭС после заключения соглашения о зоне свободной торговли. В 2016 г. объем торговли составил $4,3 млрд, а в 2017 г. – $5,9 млрд – Евразийская экономическая комиссия